Обновлено
13.12.2014

Дело по челобитью аятского крестьянина Никона Плотникова о ложном обвинении его в краже и о вымогательстве взятки приказчиком (1700)

РГАДА. Ф. 1111. Оп. 2. Д. 694. 4 лл.

На первых трех листах в верхнем левом углу – малый герб. Правый край всех листов надорван.

Челобитье

(л. 1) АѰ-го (1700) майя в ЛА (31) де(нь) бил челом великому государю, а на Верхотурье в приказной полате стольником и воеводам Козьме Петровичю Козлову с товарыщи Верхотурского уезду Аятцкой слободы крестьянин Никонко Игнатьев сын Плотников словесно, а в челобитье своем сказал: в нынешнем де АѰ-м (1700) году в апреле месяце, а в которых числех, того он не ведает, был де он, Никонко на промыслу рыбном вверх реки Аяту с аятцкими ж крестьяны с товарыщи своими с Сенкою Григорьевым Сошихиным, с Тимошкою Онтипкиным, с Карпушкою Евтифеевым, и стояли на одном станове. А живучи на том рыбном промыслу он Никонко пил и ел свое один, а товарыщи де ево Сенка Григорьев с товарыщи три человека были в одной артеле.

И будучи де у того рыбного промыслу, и в полдни лягли де спать он Никонко с Сенкою Григорьевым да с Тимошкою Онтипиным в одном месте под одним зипуном, а Карпушка де Евтифеев в то время стал караулить и был у стану в то время на карауле. И не розбудя их Никонка с товарыщи со стану ушел на реку, и в то время не стало у них на стану дву котлов. А те де котлы были товарыщей ево Никонковых Сенки Григорьева, Тимошки Онтипина. И у него Карпушки тех котлов он Никонко и това (л. 2) рыщи ево спрашивали, и он де Карпушка в тех котлах заперса и про караул сказал при всех ево товарыщах, бутьто не принимался и не караулил.

И прикащик де той Аятцкой слободы Иван Загурской, не розыскав о том подлинно и не допрося товарыщей ево Никонковых Сенки Григорьева, Тимошки Онтипина, взял ево Никонка в судную избу и держал за решеткой двои сутки и намучил на него Никонка он прикащик порушную запись, чтоб ему Никонку принести к нему прикащику Ивану Загурскому взятку с него Никонка дватцать алтын денег, потому что де Карпушка Евтифеев в роспросе почал говорить: в которое де время он Карпушка со стану от них сонных ушел, и бутьто де он Никонко в то время на стану не спал и с ним Карпушкой сидел. А он де Никонко в том слался на товарыщев своих вышеписанных, и прикащик де Иван Загурской товарыщев ево Сенку Григорьева, Тимошку Онтипина в том не допрашивал, а только держал ево в судной избе за решеткой двои сутки для взятков своих вышеписанных. И он де Никонко дал по себе поруку беломестных казаков Стенки Назарова, Софонка Нефедова и из Аятцкой слободы бежал на Верхотурье бить челом великому государю, а в приказной полате стольником и воеводам Козме Петровичю Козлову с товарыщи (л. 3) в том нападке и в раззор[ении] прикащика Ивана Загурского.

И великий государь пожаловал бы ево Никонка, велел челобитье ево на Верхотурье в приказной полате записать и о раззорении ево указ учинить, чтоб ему Никонку от ево Иванова нападку и раззорения в конец не почить.

(на обороте лл. 1–3 по склейкам) К сему челобитью вместо Ятцького крестьянина Никонка Игнатьева по ево велению Микишка Сапожников [руку] прило. [sic]

Резолюция

АѰ-го (1700) июня в А (1) де(нь) по указу великого государя стольник и воевода Козма Петрович Козлов с товарыщи слуша[в] сего челобитья приказал: к прикащику к Ивану Загурскому послать память, велеть ему то подли[н]ное дело для розыску прислать на Верхотурье, а поручную запись, что он взял поневоле на крестьянина на Никанка Игнатьева, выдать и денег на нем крестьянине не спрашивать для того что он Максим Иван хотел те денги взять на нем крестьянине напрасно нападками своими безвинно. И впредь ему того не чинить. А буде впредь такие челобитчики будут, и ему быть, буде сыщется про то допряма, в жестоком наказ[а]нии.

Память

(л. 4) Лета АѰ-го (1700) майя в ЛА (31) де(нь) по указу великого государя и по приказу стольников с товарыщи память в Аятцкую слободу прикащику Ивану Загурскому.

В нынешнем в АѰ-м (1700) году майя в Л (30) [sic] де(нь) явился бил челом великому государю, а на Верхотурье в приказной полате стольником с товарыщи, Верх Аятцкой слободы крестьянин Никонко Плотников и бил челом великому государю на тебя словесно. А в челобитье своем Никонко сказал: в нынешнем де ж АѰ-м (1700) году в апреле месяце был он Никонко на рыбной ловле на реке Аяту с аятцкими ж крестьяны с Сенкою Григорьевым Сошихиным, с Тимошкою Онтипиным, с Карпушкою Евтифеевым, и будучи де на той рыбной ловле и в полдни лягли на стану спати он Никонко с товарыщи своими с Сенкою Сошихиным, с Тимошкою Онтипиным, а Карпушка де Евтифеев был в то время на карауле. И в которое де время они Никонко и Сенка и Тимошка на стану спали, а он де Карпушка не розбудя их со стану ушел на реку неведомо для чего и в то де время на стану не стало у них дву котлов, и в тех де котлах Карпушка заперса, и не розыскав ты о том подлинно и не допрося товарыщев ево Никонковых Сенки Григорьева, Тимошки Онтипина, взял ево Никонка в судную избу и держал за решеткой двои сутки для взятков своих, и намучил де на нем поруку беломесных казаков дву человек, что принести было ему Никонку к тебе взятков с него дватцать алтын денег.

И как к тебя ся память придет, и ты б писал на Верхотурье к стольником подлинно, за что ево Никонка в судной избе за решеткой держал и по чьему челобитью и в каком деле и в том деле что он Никонко в челобитье своем сказал, и все подлинное дело под отпискою прислал на Верхотурье к подлинному розыску. А безделно крестьян никово ничем не разорять и для своих бездельных взятков ни на кого (л. 4 об.) (+) не нападать и никово крестьян не мучить. А естли ты впредь крестьян будешь какими нападками разорять и нападать для бездельных своих взятков, а про то на Верхотурье в приказной полате будет ведомо, и за то твое крестьянское разорение учинено будет тебе жестокое наказанье безо всякие пощады и животы твои и статки взяты будут на великого государя. А на Никонка Плотникова ничем бы тебе не нападать и ничем ево не изгонять и никаких убытков не чинить и денег, в которых ты намучил на нем порушную запись, дватцать алтын с него Никонка тебе не брать и порушную запись ему отдать.