Опубликовано
24.02.2018

Дело о смерти жены гулящего человека Тита Павлова Татьяны при рубке леса аятским крестьянином Корнилом Шестаковым (07–30.04.1675)

Дело содержит первое известное упоминание деревни Шайтанки (село Октябрьское Режевского района Свердловской области).

1675 г. апреля 11. – Отписка Фрола Арапова

РГАДА. Ф. 1111. Оп. 2. Д. 222. Л. 46. Подлинник.
Набор текста: А. Г. Ушенин.

(л. 46) Государя, царя и великого князя Алексея Михайловича, всеа Великия и Малыя и Белыя Росии самодержца, и государя, благоверного царевича и великого князя Феодора Алексеевича, всеа Великия и Малыя и Белыя Росии, и государя, благоверного царевича и великого князя Иоанна Алексеевича, всеа Великия и Малыя и Белыя Росии, и государя, благоверного царевича и великого князя Петра Алексеевича, всеа Великия и Малыя и Белыя Росии, стольнику и воеводе Федору большому Григорьевичю, Саве Юрьевичю Фролко Арапов челом бьет.

В нынешнем во 1675-м году апреля в 7 де(нь) в Аятцкую слободу перед судну[ю] избу привез гулящей человек Титко Павлов жен[у] свою Татьяну убьенную и бил челом великим государем, а в Аятцкой слободе в судной избе, чтоб мне с целовальником и з беломестными казаками и с крестьяны по ево Титкову жену Татьяну убьенную досмотрить. И я перед судною избою с целовальником и беломестными казаки и с крестьяны досмат[ри]вали. И та Титкова жена убьенная Татьяна груди у ней и рожа вся запеклись кровью черною, а иных на ней ран нет никаких. А знатно, что ее убило деревом березою.

А после допросу что о[н] Титко в судной избе сказывал в допросе про убьение жены своея и про дочерь свою и про крестьянскую жену Илюшки Ботова и про крестьянсково сына про Кормушку Шестакова, и те я их допросные речи за руками и имянную роспись досмотрщикам подклея под сею отпискою, и тех людей Титка и Кормушку с аятцкими з беломестными казаки со Стенькою Онтоновым, с Пашком Ежевым послал к вам на Верхотурье в крепи (л. 47) апреля в 11 де(нь). А приехав на Верхотурье, велел им беломестным казакам в приказной избе отписку подать вам и тех людей объявить перед вами.

А тое убьенную женку по ево Титкову челобитью краснопольской поп Василей Козмин без похоронные погреб.

(л. 46 об. посередине слева вертикально) (Адрес:) Государя, царя и великого князя Алексея Михайловича, всеа Великия и Малыя и Белыя Росии самодержца, и государя, благоверного царевича и великого князя Феодора Алексеевича, всеа Великия и Малыя и Белыя Росии, и государя, благоверного царевича и великого князя Иоанна Алексеевича, всеа Великия и Малыя и Белыя Росии, и государя, благоверного царевича и великого князя Петра Алексеевича, всеа Великия и Малыя и Белыя Росии, стольнику и воеводе Федору большому Григорьевичю, Саве Юрьевичю.

(лл. 46 об. – 50 об. по склейкам) (Скрепа:) Сстав. – Другой. – Третей. – Четвертой.

(л. 46 об. посередине справа вертикально) (Помета 1:) 1675-го апреля в 20 де(нь) подал отписку аятцкой крестьянин Нестерко Иванов.

(л. 46 об. вверху) (Помета 2:) Записать и роспросить присыльных мужиков.

1675 г. апреля 7. – Допросные речи Тита Павлова в Аятской судной избе

РГАДА. Ф. 1111. Оп. 2. Д. 222. Л. 47. Подлинник.
Набор текста: А. Г. Ушенин.

(л. 47) 1675-го году апреля в 7 де(нь) в Аятцкой слободе в судной избе в допросе сказал гулящей человек Титко Павлов: ехал де он Титко из Аятцки⟨е⟩ слободы в деревню на Шайтанку к шурину своему, а к аятцкому крестьянину, к Ылешке Ботову с своею женою и с Ылюшкиной женою с Овдотицей. И недоехав де до деревни Шайтанки згоны места, сечет де березу аятцково оброчново крестьянина Мишки Шестакова сын Кормушка. А он Титко к нему Кормушке подъехал на лошади в санех з женою своею и снохою, а с Ылюшкиною женою, а сеченые де березы не смотрил, толста ли или тонка, а краи де были обсечены. А как он Титко подле березу поехал, а в ту пору де Кормушка березы не сек, а береза пала, и ево Титкову жену убило до смерти. А Илюшкину жену Ботова, а ево сноху, и сыном с робеночком разбило не до смерти, да ево Титкову девочку разбило не до смерти ж. А сам де он Титко в то время с саней пал. То ево Титкова в допросе и скаска.

А после допросных речей он Титко сказал в судной избе: то де ево Титковы в допросе не речи, кои выше сего написаны. А как де он Титко будет на Верхотурье в приказной избе перед воеводою, и будут де в допросе новые речи, а не те.

(л. 47 об. посередине) К сим допросным речам вместо крестьянскова сына Кормушки Михайлова по ево веленью мирской староста Стенька Гурьев (л. 47 об. внизу) руку при- (л. 47 после первого абзаца) ло- (л. 47 после второго абзаца) жил.

1675 г. апреля 7. – Допросные речи Корнила Шестакова в Аятской судной избе

РГАДА. Ф. 1111. Оп. 2. Д. 222. Лл. 48–49. Подлинник.
Набор текста: А. Г. Ушенин.

(л. 48) Того ж числа в допросе сказал аятцково оброчново крестьянина Мишка Шестакова сын ево Кормушка: на Светлой неделе от деревни Шайтанки згоны места сек де он Кормушка дрова избеные, и подсекал де он березу, а в то де время наехал из Аятцкие слободы гулящей человек Титко Павлов на лошади в санех з женою [сво]ею и снохою, а аятцково оброчново крестьянина с Ылюшк[и]ною женою Ботова, с Овдотицей, и подъехал де к сеченой березе вплоть, только сажени з две места, и в то де вр[емя] он Кормушка березы не сек, а топор поставил под березу. А он Титко березы сеченые не досмотрил, тонк[а] ли или толста, и поехал в деревню на Шайтанку к [шу]рину своему к Ылюшке Ботову. А как де он Титко поех[а]л, и в то время береза пала по нем Титке в покось дороги. А как де береза затрещала, и он де Т[и]тко скоча уд[а]рил лошадь свою кнутом, а сам де он Титко скочил от лошади свое[й] (л. 49) прочь. А лошадь де в то время приостоялась, и убило де деревом ево Титкову жену до смерти, а Илюшкину жену било не до смерти. То ево Кормушкины и допросные речи.

(л. 48 об. посередине) К сим допросным речам вместо крестьянскова сына Кормушки Михайлова по ево веленью мирской староста Стенька Гурьев (лл. 48 об. – 49 об. по склейке) руку прило- (л. 49 после текста) жил.

1675 г. апреля 7. – Именная роспись досмотрщиков

РГАДА. Ф. 1111. Оп. 2. Д. 222. Л. 50. Подлинник.
Набор текста: А. Г. Ушенин.

(л. 50) Роспись имянная аятцким беломестным казаком и оброчным крестьянем, которые смотрили убитую Титкову жену Татьяну: пушкарь Ивашко Тимофеев, казаки Логинко Катанаев, Тимошка Логинов, Нефедко Леонтьев, Пашко Ежев, оброчные крестьяне Назарко Катанаев, Ивашко Бекетов, Нестерко Нечаев, Данилко Катанаев, Любишко Констянтинов, Ивашко Кузнец, Ивашко Ситник, Фочка Марков, Ларька Бухар.

1675 г. апреля 21. – Распросные речи Тита Павлова на Верхотурье

РГАДА. Ф. 1111. Оп. 2. Д. 222. Л. 51. Подлинник.
Набор текста: А. Г. Ушенин.

(л. 51) И против сей отписки гулящей человек Титко Павлов роспрашиван, а в роспросе сказал: в нынешнем во 1675-м году апреля в 7 де(нь) ехал он ис слободы з женою своею в деревню Шайтанку, и на дороге де с четь березу аятцкой крестьянин Корнишка Шестаков, и он де Титко спрошал у него, мочно ль ему проехать мимо тое березу, и он де Корнишка сказал ему, что проехать де мочно. И как де он Титко под березу подъехал, и та береза пала на сани, и жену ево Титкову тою березою ушибло до смерти, тем де он Корнишка подманул ево. А наперед де сего с ним Корнишкою никакой недружбы и ссоры не бывало, только де лишь брат ево Корнюшкин Микитка пенял ему Титку, что де жеребец ево бьет их лошадей.

1675 г. апреля 21. – Распросные речи Корнила Шестакова на Верхотурье

РГАДА. Ф. 1111. Оп. 2. Д. 222. Л. 51. Подлинник.
Набор текста: А. Г. Ушенин.

(л. 51) Аятцкой крестьянин Корнишка Шестаков в роспросе сказал: сек де он на дороге березу, и ехал де мимо гулящей человек Титко Павлов з женою своею, и у него де Корнишки он спрашивал, мочно ль де проехать мимо тое березу, и он ему сказал, мочно де проехать, а сказал ему для того, что де та береза была толста, а сказывал ему то без умыслу. И прежде сего с ним Титком у него Корнюшки никакой недружбы не бывало.

1675 г. апреля 21. – Выписка из Соборного Уложения

РГАДА. Ф. 1111. Оп. 2. Д. 222. Л. 52. Подлинник.
Набор текста: А. Г. Ушенин.

(л. 52) И стольник и воевода Федор болшой Григорьевич Хрущов да с приписью подьячей Сава Тютчев, слушав сего росп[ро]су, велели выписать из государева указу и из Соборного Уложенья.

А в государеве указе и в Соборном Уложенье в 22-й главе в 20-й статье напечатано:

Будет кто стреляючи ис пищали или из лука по зверю, или по птице, или по примете, и стрела или пулька вспловет и убьет кого за горою или за городьбою, или кто каким-нибудь обычаем кого убьет до смерти деревом, или каменем, или чем-нибудь ненарочным делом, а недружб[ы] и никакие вражды наперед того у того, кто убьет, с тем, кого убьет, не бывало, и сыщетца про [то] допряма, что такое убийство учинилось нен[а]рочно без умышления, и за такое убийство никог[о] смертию не казнити и в тюрьму не сажати, потому что т[а]кое дело учинитца грешным делом и без ум[ы]шления.

1675-го апреля в 21 де(нь). Послать память, велеть сыскать всяким сыски накрепко, не было ль у них меж себя какие недружбы и вражды или каких похвальных слов, и то убийство учинилось без умышления ль и не нарочным ли делом.

1675 г. апреля 30. – Память Фролу Арапову

РГАДА. Ф. 1111. Оп. 2. Д. 717. Лл. 21–23. Подлинник.
Набор текста: А. Г. Ушенин.

Черновик памяти – РГАДА. Ф. 1111. Оп. 2. Д. 222. Лл. 53–55.

(л. 21) Лета 1675-го апреля в 30 де(нь). По государеву, цареву и великого князя Алексея Михайловича, всеа Великия и Малыя и Белыя Росии самодержца, и государя, благоверного царевича и великого князя Феодора Алексеевича, всеа Великия и Малыя и Белыя Росии, и государя, благоверного царевича и великого князя Иоанна Алексеевича, всеа Великия и Малыя и Белыя Росии, и государя, благоверного царевича и великого князя Петра Алексеевича, всеа Великия и Малыя и Белыя Росии, указу память Верхотурского уезду в Аятцкую слободу крестьянскому ссадчику Фролку Арапову.

В нынешнем во 1675-м году апреля в 20 де(нь) писал ты на Верхотурье к стольнику и воеводе к Федору большому Григорьевичю Хрущову да с приписью к подьчему к Саве Тютчеву: в нынешнем де во 1675-м году апреля в 7 де(нь) привез в Аятцкую слободу перед судную избу гулящей человек Титко Павлов жену свою Татьянку мертвую. А сказал: ехал де он Титко из Аятцкой слободы в деревню на Шайтанку к шурину своему, и не доехав де до Шайтанки аятцкой крестьянин Корнишка Шестаков сечет березу, и он де Титко как под тое березу подъехал, и в то де время Корнишка не сек, и та береза к Титку на сани пала, и жену ево ушибла до смерти. И после де того он Титко сказал тебе, как де он будет на Верхотурье, и он де скажет иные речи. А аятцкой де крестьянин Корнишка Шестаков в роспросе тебе сказал: сек де он березу, и в то время ехал гулящей человек Титко Павлов з женою своею, и он де Корнишка березу сечь не стал, а Титко де Павлов не досмотря березы поехал, и береза де пала к Титку на сани, и жену ево ушибло до смерти.

И того Титка и Корнишку прислал ты на Верхотурье. И на Верхотурье в приказной избе перед стольником и воеводою перед Федором большим Григорьеви[чем] Хрущовым да с приписью перед подьячим перед Савою Тютчевым гулящей человек Титко Павло[в] роспрашиван, какие он иные речи скажет. (лл. 22–23) И в роспросе он Титко сказал: ехал де он на Шайтанку, и на дороге де сечет березу аятцкой крестьянин Корнишка Шестаков, и он Титко спрошал у него, мочно ль ему проехать мимо тое березы, и он де Корнишка сказал ему, проехать де мочно. И он Титко под тое березу как подъехал, и береза пала на ево Титковы сани, и жену де ево ушибло до смерти. Тем де ево он Корнишка подманул. А наперед де сего у него Титка с Корнишкою никакой недружбы и ссоры не бывало, только де брат ево Корнишкин Микитка пенял ему Титку, что жеребец ево бьет лошадей их.

А крестьянин Корнишка Шестаков в роспросе сказал: сек де он на дороге березу, и мимо де ехал гулящей человек Титко Павлов з женою своею, и у него де Корнишки он спрашивал, мочно ль де проехать мимо тое березу, и он ему сказал, мочно де проехать. А сказал ему для того, что де та береза была толста, а сказывал ему без умыслу. И прежде сего с ним Титком никакой недружбы и ссоры не бывало.

И как к тебе ся память при[д]ет, и тебе б сыскать в Аятцкой слободе аятцким[и] крестьяны всякими сыски накрепко по ев[а]нгильской заповеди Господни вправду, у гуляще[го] у Титка Павлова с крестьянином с Корнишкою Шестаковым не бывало ль меж себя какие недружбы и вражды или каких похвальных слов, и то убийство учинилось без умышления ль и ненарочным ли делом. Да хто что в сыске скажет, и ты б тот сыск за своею и сыскных людей за руками прислал на Верхотурье и о том отписал, а отписку и сыск велел п[о]дать в приказной избе стольнику и воеводе Федору большому Григорьевичю Хрущову да с приписью подьячему Саве Тютчеву.

(л. 21 об. в правом верхнем углу вертикально) В Аятцкую слободу крестьянскому ссадчику Фролку Арапову. Сослать из Арамашевы тотчас в Аятцкую.

(Справы нет.)

(лл. 21 об. – 22 об. по склейке и л. 23 после текста) Приписал – Сава Тютчев.