Опубликовано
11.07.2015

Отписка верхотурского воеводы Федора Хрущева тобольскому воеводе Петру Салтыкову о земельных спорах между Верхотурским и Тобольским уездами (1674)

РГАДА. Ф. 1111. Оп. 2. Д. 226. Лл. 28–33.

Черновик.

Двойная нумерация (старая 348–353 и новая 28–33). Листы 1–35 дела 226 ранее находились в описи 1 деле 134/4, в которое вложена записка: «Стол. № 134, ч. 4-я, л.л. 321–355 сданы на реставр. 23 февр. 1940.»

Края надорваны, восстановленный текст заключен в квадратные скобки.

(л. 28) Господину Петру Михайловичю Федор Большой Хрущов челом бьет.

В нынешнем, господине, во РПВ-м (1673/74) году мая в ЛА (31) де(нь) писал ко мне на Верхотурье Верхотурского уезду Аятцкой слободы ссадчик Фролко Арапов: по указу великих государей и по верхотурской наказной памяти [с]елит де он крестьян на денежной оброк [на а]ятцких даных землях по речке [Ли]повке, и Мурзинской де слободы [пр]иказщик Кондратей Хворов присылал [из М]урзинской слободы беломестного [к]азака Тимошку Пономарева [и с] ним крестьян семь человек, и аятцкого де крестьянина Кирюшку Останина на пахоте взяли и связав привезли в Мурзинскую слободу, а соху и боруку изрубили. И о том де крестьянине он Фролко писал к нему Кондратью писал и приказщик Кондратей и беломестного казака посылал.

И он де Кондратей говорил всем мурзинским крестьяном и заказ учинил: которе де аятцкие крестьяне учнут селитца и пашни пахать по Режу реке и по Липовке и по Бобровке и по Каменке (л. 29) [р]ечкам, которые речки пали в Реж реку, и тех де [кре]стьян велел имать и связаных возить к себе [в Му]рзинскую слободу, и велел де им крестьяном [всем] стоять вместе заодно и аятцких [кресть]ян с Черемискаго поля из дворов [вы]гнать вон. И мурзинские де крестьяне тако де пали ему в ноги [в] том поклонилися ему в землю.

И говорил де он Кондратей, что де я верхотурскому воеводе товарыщ, селю де крестьян на пашенные земли по речкам по Липовке и по Бобровке и по Каменке и по Режу никого не боясь. И у него де И у крестьянина де Кирилка взял челобитную и поселил ево на том же поле в тягло к Мурзинской слободе. И говорил: Аятцкая де слобода заведена воровски в мурзинском чертежу. И ныне мурзинские крестьяне на тех землях пашни пашут, покиня свои прежние пашни, по ево Кондратьеву веленью для ссоры и задору. А от Мур[з]инской де слободы до тех мест [ве]рст з дватцать.

И Ятцким де крестьяном [пах]ать стало и селитца негде, боятца [ево] Кондратья, что для того что он велел мурзинским (л. 30) [крес]тьяном их аятцких крестьян на заводе и на пахоте имать и вязать. И ныне многие аятцкие крестьяне з женами и з детьми нарежаютца ехать в Русь, а иные в слободы, потому что де пахотных земель около Аятцкой слобод[ы] в близи нет, и у лутчево де крестьянина в перемене десятины по две и по десятине.

Да в нынешнем же, господине, во РПВ-м (1673/74) году писал ко мне Верхотурского ж уезду ис Пышминской слободы приказщик Семен Будаков: (л. 31) Тобольского де уезду Киргинской слободы беломестной казак Васка Петров селитца над речкою [Ю]р[м]ычем на Казанском броду от Пышминского [остр]огу за пять верст, а то де место [в от]воде Пышминские слободы. [И Пы]шминской де слободы крестьян теснят, а опроче де того места вновь роспахивать им негде. (+) А в прошлых, господине, годех (+) а по досмотру и по мере и по <о>тводу и по сыскам верхотурских детей боярских Панкратья Перхурова да Ильи Будакова да Ивана Корякова +(+) против прежнего чертежу и отв[оду] те земли, на которы[...]

(л. 31 об.) (+) Да били ж челом великим государем Камышевские слободы оброчные крестьяне Юшка да Митька Шипицыны Киргинск, а в челобитной их написано: Киргинские де слободы крестьянин Федька Качесов збивает их з заимки, что они заняли под селитьбу и под пашню на речке [Калиновке]. А то де место дано им на Верхотурье в тяг[ло в прошлом] во РП-м (1671/72) году по верхотурской де памяти [и по вла]деной. И они де на той земле поселились и земл[ю распахали]. А говорит де, что он Федька, что де ему то м[есто дано за]водить слобода Тобольского уезду. И чтоб вели[кие государи пожа]ловали их, велели о том свой великих государей ука[з учинить].

(+) по указу великих государей и по верхот[урским] наказным памятем

(+) на которых землях велено издавна под Верхотурской уезд слободы

(л. 32 об. вверху) (+) с крестьяны и с сторонными всяких чинов людьми против прежнего чертежу

(Далее другой почерк. Одна строка зачеркнутого текста по склейке лл. 31 и 32 утрачена, от нее видны только фрагменты нескольких букв.) (л. 32) [... черте]жу те земли порозжие отведены Верхотурского уезду под слободы, и на те земли велено крестьян селить. А мурзинские, господине, крестьяне Верхотурского уезду в слободах сверх своих пашенных отводных земель Верхотурского уезду на отводные земли селятца, изгоняя Верхотурского уезду крестьян, и теснят и убытчат напрасно. А приказщик Кондратей Хворов норовя и потакая им крестьяном для своей бездельной корысти велит мурзинским крестьяном Верхотурского уезду крестьян с тех земель и из дворов выгнать вон.

А Мурзинская и Киргинская, господине, слободы и Верхотурского уезду описные земли, которые приписаны к верхо[т]урским слободам, и селятца на них кресть[я]не от отцов дети и от братей братья, все одного [ра]зряду, и прикащиком о том чинить ссоры и изгонять и убытков непристойно чтоб крестьяне от такие ссоры и тесноты и изгони врознь не розбрелись и тягла б их впусте не были где б, господине, ни будь, только б великим государем была прибыль (л. 33) [А] ссорою, г[о]c[подине], и тесненьем и изгонею великим государем прибыли не будет и будет убыль как крестьяне от такие тесноты и изгони врознь розбредутца.

А что, господине, он Кондратей называет себя мне товарыщем и тем меня такой обычной сын боярской безчестит нагло, а по указу великих государей нигде приказщики слободцкие в товарыщах со мною не бывали, и то тебе, господине, и самому ведомо.

И о том бы тебе, господине, учинить по указу великих государей указ и на того сына боярского велети дать мне оборонь.