Опубликовано
11.10.2015

Дело о переводе крестьян Чусовской слободы Ивана Кобелева и Степана Ушакова в Аятскую слободу (14–15.03.1671)

РГАДА. Ф. 1111. Оп. 2. Д. 189. Лл. 18–22.

(л. 18) Царю, государю и великому князю Алексею Михайловичю, всеа Великия и Малыя и Белыя Росии самодержцу, и государю, благоверному царевичю и великому князю Феодору Алексеевичю, всеа Великия и Малыя и Белыя Росии, и государю, благоверному царевичю и великому князю Иоанну Алексеевичю, всеа Великия и Малыя и Белыя Росии, бьют челом сироты ваши, Верхотурского уезду Чусовской слободы оброчные крестьяне Ивашко Кобелев, Стенька Ушаков.

В прошлом, государи, во РОИ-м (1669/70) году поселилися мы, сироты ваши, в тое Чусовскую слободу в оброчные крестьяне в ваш великих государей денежной оброк вновь, а вашего великих государей оброку по десяти алтын на человека. И ныне, государи, нам, сиротам вашим, в той Чусовской слободе жити не у чево, что пахотных земель около той слободы нет. И нам, сиротам вашим, кормитца нечем.

Милосердный царь, государь и великий князь Алексей Михайлович, всеа Великия и Малыя и Белыя Росии самодержец, и государь, благоверный царевич и великий князь Феодор Алексеевич, всеа Великия и Малыя и Белыя Росии, и государь, благоверный царевич и великий князь Иоанн Алексеевич, всеа Великия и Малыя и Белыя Росии, пожалуйте нас, сирот своих, велите государи нас, сирот своих, из той Чюсовской слободы перевесть Верхотурского ж уезду в новую Ятцкую слободу и быть в вашем великих государей в денежном оброке мне, Ивашку, в полтине, а мне, Стеньке, в пятинатцати алтынех, чтоб нам, сиротам вашим, в тое Чюсовской слободе голодною смертью не помереть. Царь, государь и государи, благоверные царевичи, смилуйтеся.

(л. 18 об. вверху) (Помета:) РОѲ-го (1670/71) марта в ДI (14) де(нь). Выписать, давно ли они поселились и поручные записи по них взяты ль.

(л. 19) И на Верхотурье в приказной избе из памятных столпов прошлого РОИ-го (1669/70) году выписано.

Верхотурского уезду из слобод пашенные и оброчные крестьяне Верхотурского ж уезду в слободы в тягло переваживаны.

А во крестьяне поселились в Чюсовскую слободу они Ивашко и Стенка в прошлом во РОИ-м (1669/70) году и поручные записи по них во крестьянстве на Верхотурье присланы, а оброку им платить как выйдут изо льготы по I (10) алтын на год человеку.

(л. 20) И ныне великим государем бьют челом Верхотурского уезду Чюсовской слободы оброчные крестьяне Ивашко Кобелев да Стенка Ушаков: в прошлом де во РОИ-м (1669/70) году поселилися они в Чюсовскую слободу в оброчные крестьяне на денежной оброк в четь десятины, а платить им на год по I (10) алтын человеку. И ныне де им в той Чюсовской слободе жити не у чево, потому что пахотных земель нет. И им де кормитца нечем и чтоб великие государи пожаловали их, велели ис той Чюсовской слободы перевесть Верхотурского ж уезду в новую Аятцкую слободу на денежной же обро<к> Ивашку быть в полтине, а Стеньке в пятинатцати алтынех, чтоб им в той Чюсовской слободе голодною смертию не помереть.

(л. 21) И буде их Ивашка и Стеньку перевесть из Чюсовской слободы в новую Аятцкую слободу, и великим государем прибыли будет АI (11) алтын Д (4) де(нги).

(Помета:) РОѲ-го (1670/71) марта в ЕI (15) де(нь). Будет оным там дворами не поселились и пашнею не завелись и иным никаким заводом, и их велеть перевесть и в денежном оброке взять по них поручные добрые записи.

(л. 22) Лета ҂ЗРОѲ-го (1670/71) марта в (пустое место) де(нь) по государеву указу память Верхотурского уезду в новую Аятцкую слободу ссадчику Фролку Арапову.

Как к тебе ся память придет, и ты б по указу великих государей велел быть в новой Аятцкой слободе чюсовским новоприборным крестьяном Ивашку Кобелеву да Стеньке Ушакову по их челобитью во крестьянех на денежном оброке быть велел а великих государей в казну денежного оброку им платить им на год Ивашку полтина по полтине, Стеньке по пятнатцати алтын на год и велел им по них собрать поручные записи и в житье и в оброке и велелть по них собрать поручные записи и во Ятцк[ой] слободе дворами и пашнями велел им строитца и о том отписал и а поручные по них записи прислалть на Верхотурье и о том отписать, а отписку и записи велел подать в приказной избе стол