Опубликовано
07.10.2018

Перепись Невьянской слободы Верхотурского уезда 1721 года

РГАДА. Ф. 271. Оп. 1. Д. 1394. Лл. 1–237. Подлинник.
Набор текста: А. Г. Ушенин

Лист 77 в нумерации пропущен.

См. также перепись 1721 года Аятской, Арамашевской, Мурзинской, Новопышминской слобод и Невьянских заводов.

  1. Невьянская слобода
  2. Деревня Ключевская
  3. Деревня Ячменевская
  4. Деревня Федосова
  5. Деревня Молокова
  6. Деревня Костина
  7. Деревня Фомина
  8. Деревня Бутаковская
  9. Деревня Кекурская
  10. Деревня Сохарева (1/2)
  11. Деревня Кочнева
  12. Деревня Клевакина
  13. Деревня Ветлугина
  14. Деревня Костромина
  15. Деревня Ярославская
  16. Деревня Елунина
  17. Деревня Лихайка
  18. Деревня Вогульская
  19. Деревня Бичурская
  20. Деревня Лебедкина
  21. Деревня Онтонова
  22. Деревня Писанская
  23. Деревня Мостовская
  24. Деревня Бобровка
  25. Деревня Шегринская
  26. Деревня Сарафанская
  27. Деревня Сохарева (2/2)
  28. Деревня Останина (1/2)
  29. Деревня Каменская
  30. Деревня Клевакинская
  31. Деревня Леневка
  32. Село Голубковское
  33. Деревня Буньковская
  34. Деревня Михалевская
  35. Деревня Маньковская
  36. Деревня Пердуновская
  37. Деревня Бабиновская
  38. Деревня Яланская
  39. Деревня Нижний Яр
  40. Деревня Борчанская
  41. Деревня Бобровская
  42. Деревня Ряпасовская
  43. Деревня Лопатовская
  44. Деревня Верхний Яр
  45. Деревня Останина (2/2)
  46. Деревня Путиловская
  47. Деревня Бучинская
  48. Деревня Кабакова (1/2)
  49. Деревня Городищенская
  50. Деревня Синячиха
  51. Деревня Халеминская
  52. Деревня Левина
  53. Деревня Тимошина
  54. Деревня Чечулина
  55. Русские ясачные люди разных деревень
  56. Деревня Ямовская
  57. Деревня Толмачевская (1/2)
  58. Деревня Глазунова
  59. Деревня Толмачевская (2/2)
  60. Деревня Кабакова (2/2)
  61. Деревня Куликовская
  62. Винокурня Алапаевских железных заводов
  63. Табель

(л. 1) Книги великого государя Верхотурского уезду Невьянской слободы переписные, что в Невьянской слободе какова строения, и что оружья и пороху и свинцу, и в житницах великого государя хлебных запасов, и что дворового числа и в них мужеска и женска полу людей, и то писано ниже сего подеревенно в сих книгах статьями, и что на них государева десятинного тягла, и что на себя пашут и сена ставят, и каких платежей в казну великого государя платят, и то писано в нынешнем 1721-м году

(Скрепа 1:) К сим переписным книгам Невьянской слободы вместо прикащика Афанасья Чернышева и соцких и старосты Оники Подойникова, Ивана Осипова Костина, Фарафона Ячменева да мирского старосты Архипа Клещева по их велению отставной Невьянской слободы Богородцкой церкви дьячек Иван Петров Прододьяконов (!) руку приложил.

(Скрепа 2:) Секретарь Петр Бякин.

Невьянская слобода

(л. 1 об.) Слобода Невьянская стоит над Невьею рекою наниз по правой стороне.

Кругом острог рубленой и выкопан ров. Кругом поставлены рагатки и надолобы.

В ней две церкви деревянные во имя Пресвятыя Богородицы, другая во имя Николая Чюдотворца.

Колокольня древянная осмиугольная. На ней семь колоколов медных больших и малых.

Семь анбаров государевых с хлебными припасами. А в них государева хлеба триста сорок девять четвертей с четвериком ржи, восемь тысяч четыреста три четверти с полуосьминою и полтора четверика овса.

И из того числа выдано и из государевых житниц по верхотурской памяти в тобольской отпуск и на Верхотурье на винокурню пятьсот четвертей ржи и овса. А в том числе выдано двисти четьи ржи, триста четвертей овса.

В государеве анбаре оружья дватцать семь пищалей глатких, два пуда свинцу, четыре фунта горелого, (л. 2) два пуда бес пяти фунтов с местами пороху пушечного, два пуда бес четверти с местами ж пороху руского, семьдесят два копья с ратовищи, сто семьдесят ядр пушечных, сундук древянной со всякими государевыми делами и с книгами прошлых лет, две осьмины древянные, в том числе одна заорленая и окована железом, четверик заорленой.

Судная изба, в ней и государево продажное вино.

Съезжей мирской двор, где живут прикащики.

Прикащик Афонасей Чернышев сорока лет. У него жена Воля тритцати лет, дети Михайло четырех, дочери Параскевья семи, Палагия шти лет, Катерина году. Служащая Марья тритцати лет. У нея дочь Матрена десяти лет. Скота шесть лошадей работных. А больше того за ним ничего нет. А буди что сказал ложно или кого утаил, и за тоя б ложную скаску что государь укажет.

(л. 2 об.) Камисар Стефан Казимеров пятидесят пяти лет. У него ________________

Дети боярские

Сын боярской Яков Виститцков штидесят лет. У него жена Марья штидесят лет, дети Мирон восьминатцати, Татьяна дватцати. Дворовые люди Григорей ⟨Воронцов пятидесят пяти. У него жена Евдокия сорока лет. У них дети Федор восьми, Кирило шти. У Мирона жена Катерина дватцати пяти лет. Пахотных земель за хлебное жалованье владет по пяти десятин в поле, а в дву потому ж. Сенных покосов владет на триста копен. Статков скота шесть лошадей работных, два подроска, три коровы, шесть подросков, десять овец, восьмеро свиней. А больше того за ним нет.

(л. 3) Во дворе Григорей Михайлов сын Прокопьев дватцати лет. У него мать Акилина штидесят лет. Статков у себя имет скота лошадь, две коровы, два подроска. А больши того за ним ничего нет. Пашенных земель и сенных покосов за ним нет. А которые были, и то владет по указу Максим Асев. А сенной покос владет за Режем рекою на полста копен. А из казны великого государя жалованья никакова не бирал и никаких служеб со своею братиею не служивал. А буди он Григорей что сказал ложно или кого утаил, и за утайку указал бы великий государь казнить ево смертию.

Во дворе Сергей Феклистов сын Ярцов восьмнатцати лет. У него мать Евдокия штидесят лет. Пашенных земель и сенных покосов за ним нет. Статков у себя имет скота три лошади больших и малых, две коровы. А больше того за ним ничего нет. А буди он Сергей что сказал ложно или кого утаил, (л. 3 об.) и за утайку указал бы великий государь казнить ево смертию. К сей скаске вместо (!) Сергей Ярцов руку приложил.

Во дворе человек Максима Асева Абакум Иванов ⟨сын Мережин сорока лет. У него жена Марья сорока лет. Дворовые безматярные Левонтей адиннатцати, Дементей девяти. Женка Татьяна сорока семи лет. У него хозяйка бывшаго дворянина Максима Асеева жена Марфа Петрова дочь сорока лет. У нея дети Анисья десяти, Марья шти лет, Анна дву лет. Пашенных земель владеют по прежному указу за хлебное жалованье десять десятин. Сенных покосов владет на четыреста копен. Скота у себя имет три лошади работных, четыре коровы больших, овец, свиней нет. А буди что он Абакум сказал ложно или кого утаил, и за утайку указал бы великий государь казнить смертию.

(л. 4) Во дворе человек Павла Виститцкого Семен Федоров сын Коровин (по свидетельству 1722 года Кокорин) штидесят лет. У него жена Устинья пятидесят, дети Потап пятнатцати, Тимофей четырнатцати, Палагия тринатцати, Татьяна двенатцати, Анна адиннацати, Марья трех лет. У него ж хозяйка Павловская жена Мамелфа семидесят. У нея дочь Катерина дватцати лет. А сказал, пашенных земель и сенных покосов во владение за ним нет. Статков у себя имет скота лошадь да подросток, три коровы, один подросток. А ис казны великого государя жалованья хозяйка ево не бирала и податей никаких в казну не плачивала. С миром ничего не платят. А питатца черною работою в мире. А больше того за ним нет. А буди он Семен что сказал ложно или кого утаил, и за утайку указал бы великий государь казнить ево смертию.

(л. 4 об.) Во дворе человек Андрея Буженинова ⟨Тит Никифоров сын⟩ штидесят лет. У него жена Ирина сорока пяти, дети Нифантей дватцати шти лет, Андрей дватцати четырех, Федор дватцати, Павел восьминатцати, Александр трех лет, Параскевья пятинатцати лет. У него хозяйка Анна Степанова дочь сорока пяти. У нея дети Евдокея восьминатцати, Марья семинатцати лет. А сказал, житель де он той Невьянской слободы старопосельной. А пашенных земель за собою владет на две десятины в поле, а в дву потому ж. Сенных покосов владет на сто копен. Статков у себя имет пять лошадей работных, два подроска, десять скотин рогатых, четыре подроска, восемь овец, четыре свиньи. А больше того за ним ничего нет. В казну великого государя никаких податей не платит. С миром не тянет. А буди он что сказал ложно или кого утаил, и за утайку указал бы великий государь казнить ево Никифера (!) смертию.

(л. 5) Свещенники с причатники (!)

Во дворе свещенник протопоп Потапий Васильев сын Кузнецов сорока девяти лет. У него жена Ефимья сорока девяти, дети Агафья восьминатцати. У него ж живет дьякон Андрей Петров сын Шабуров дватцати лет. У него жена Анисья дватцати лет. Пашенных земель владеют с товарищи своими со свещенники на десять десятин. Сенных покосов владет на пятьсот копен за хлебное жалованье. Статков у себя имеют две лошади работных, два подроска, две коровы, двое подросков, две свиньи. А больши того за ним Потапием ничего нет. А буди он Потапий что сказал ложно или кого утаил, и за утайку указал бы великий государь казнить ево смертию.

Во дворе свещенник Ияков Емельянов сын Слопцов семидесят лет. У него жена Анна семидесят (л. 5 об.) дву лет, дети Григорей сорока лет. У дьякона Григорья дети Петр пятинатцати, Клементей двенатцати, Марья осьминатцати, Васса семинатцати лет. А пашенные земли и сенные покосы с вышеписанным протопопом Потапием вместе и в скаске ево явствуют выше сего. Статков у себя имет скота пятеро лошадей работных, два подроска, восемь скотин рогатых, пятеро подросков, десять овец, двенатцать подросков, четверо свиней. А больше того за ним Яковом ничего нет. А буди он что сказал ложно или кого утаил, и за тоя б ево ложную скаску указал бы великий государь казнить ево смертию.

Во дворе свещенник Анисифер Яковлев сын Слопцов тритцати восьми лет. У него жена Параскевья сорока дву, дети Яков тринатцати, (л. 6) Иван двенатцати, Василей трех лет, Анна семнатцати, Параскевья шти лет. Статков у себя имет скота лошадь, два подроска, шесть коров, пять подросков, пять овец, два подроска, трое свиней. А буди он Анисифер что сказал ложно или кого утаил, и за утайку указал бы великий государь казнить смертию.

Во дворе пономарь Павел Иванов сын Серебряников тритцати семи лет. У него жена Акилина тритцати лет, покормленка Вера тритцати, сын Яков пяти лет. А сказал, житель де он той слободы старопосельной. А в казну великого государя податей не платит. Пашенных земель и сенных покосов во владение за ним нет. Статков у себя имет скота корова, два подроска, пятеро овец, двое свиней. а больше того за ним нет. А буди что сказал ложно или кого утаил, и за утайку указал бы государь казнить смертию.

(л. 6 об.) Во дворе дьячек Иван Петров сын Подьяконов (!) сорока шти лет. У него жена Настасья тритцати пяти, дети Яков трех, Марья двенатцати лет. А сказал, родом де он Устюга Великого дому архиерейского. А в казну архиерейскую ничего не платил. А в Сибирь пришел в прошлом 703-м году. А в Невьянской слободе живет при церкви Божии во дьечках с прошлого 714-го года. А что дани платит в казну архиерейскую со свещенники вместе, и то явствует ниже сего. А пашенные земли и сенные покосы со свещенники церковные вместе, и то писано выше сего в скаске протопопа Потапия Васильева. Статков у себя имет скота лошадь, две коровы, четыре подроска, десять овец. А больше того за ним ничего нет. А буди он Иван что сказал ложно или кого утаил, и за утайку указал бы великий государь казнить смертию.

Дани платят в казну архиерейскую по шти рублев по дватцати по пяти алтын.

(л. 7) Пищие дьячки

Во дворе Андрей Семенов сын Солонин сорока щти лет. У него жена Марина сорока лет, дети Феофан дватцати дву, Иван восьми, Андрей семи, Марья девятнатцати, Анна восьмнатцати, Параскевья двенатцати, Параскевья ж восьми, Катерина шти, Улита полугоду, Анисья трех. У Феофана жена Степанида дватцати дву лет, дети Данило полутора года, Федор полугода. Статков у себя имет скота две лошади работных, один подросток, две коровы, четыре подроска, двое свиней. А больше того за ним ничего нет. А питаетца де он пищей работою от миру. А от миру найме берет по три рубли денег, по пяти четвертей хлеба. А больше того за ним ничего нет. А буди он что сказал ложно или кого утаил, и за утайку указал бы великий государь казнить смертию.

Во дворе Филип Иванов сын Данилов (л. 7 об.) дватцати восьми лет. У него мать Анна пятидесят осьми, дети Симион семинатцати лет, Анна восьминатцати. У Филипа жена Акилина дватцати девяти, сын Михайло четырех лет. Покормленка Соломия сорока пяти, Марья шеснатцати лет. Статков у себя имет скота три лошади работных, трое подросков, четыре коровы, трое подросков, семеро овец, пятеро свиней. А больше того за ним Филипом нет. А питаетца де он пищею работой от миру. А найму берет по три рубли денег, по пяти четьи хлеба в год. А больше того за ним ничего нет. А буди он Филип что сказал ложно или кого утаил, и за утайку указал бы великий государь казнить смертию. Да у него ж дворовой человек Данило дватцати лет. К сей скаске Богдан (!) Данилов руку приложил.

Во дворе Яков Семенов сын Соломин сорока дву лет. У него жена Марфа сорока, дети Иван двенатцати, Дмитрей десяти, Савелей восьми, Моисей пяти, Евдокия восьминатцати. Своячина Стефанида дватцати четырех лет. Статков (л. 8) у себя имет скота три лошади работных, пятеро подросков, четыре коровы, семеро подросков, четыре овцы, две свиньи. А больше того за ним ничего нет. А питаетца де он от миру. Найму берет за пищую работу по три рубля денег, по пяти четвертей хлеба. А боши того за ним Яко⟨во⟩м нет. А буди что сказал ложно или кого утаил, и за утайку указал бы великий государь казнить смертию.

Беломесные казаки

Во дворе атаман Андреян Степанов сын Стадухин дватцати девяти лет. У него жена Фекла дватцати девяти, ⟨дети⟩ Параскевья четырех, Иосиф четырех недель, покормленка Параскевья десяти лет. А сказал, приверстан де он в то атаманство в прошлом 718-м году. И по тому де указу никакой атаманской службы не служивал, а ис казны великого государя никакова жалованья не бирал, и поныне у казаков (л. 8 об.) за нарядом не бывал. Статков у себя имеет (...) А буди он что сказал ложно или кого утаил, и за утайку указал бы великий государь казнить ево смертию.

Рядовые казаки

Во дворе Ярасим Логинов сын Розщептаев тритцати восьми лет. У него жена Варвара тритцати семи, брат Иван четырнатцати, сын Андрей дву, Стефанида десяти, Анисья восьми, Федора трех, Настасья полугоду. А служит де он Ярасим при той Невьянской слободе всякие службы со своею братьею беломесных казаков в посылках на Верхотурье за зборными деньгами и за колодники в провожатых, и в Тоболеск за салдаты и за всякими делами, и до Москвы с Алапаевских заводов за железом по указу в подмог со своею братьею деньги давал. Статков у себя имет (...) (л. 9) (...) А буди что сказал ложно или кого утаил, и за утайку указал бы великий государь казнить ево смертию. К сей скаске вместо беломесного казака Гарасима Рощептаева по его велению Федор Овчиников руку приложил.

Во дворе Иван Иванов сын Клевакин пятидесят семи лет. У него жена Устинья тритцати трех, дети Федор дву, Евдокия восьмнатцати лет, Фетинья семнатцати, Анна шеснатцати, Параскевья тринатцати лет. А сказал, житель де он той Невьянской слободы старопосельной. А служит де он при той Невьянской слободе в беломесных казаках то ж число, что сказал выше сего Ярасим Розщептаев. А пахотных земель владет за хлебное жалованье на две десятины в поле, а в дву потому ж. Сенных покосов владеет на сто копен. Ремесла за собою владет шьет портное. (...) А буди он что сказал ложно или кого утаил, и за утайку указал бы великий государь казнить смертию. К сей скаске вместо Ивана Клевакина –

(л. 9 об.) Во дворе Осип Степанов сын Овчинников пятидесят лет. У него жена Ирина сорока лет. А служит де он Осип всякие службы при той Невьянской слободе со своею братьею в ряд в посылках за подымными деньгами, и за колодники на Верхотурье, и с Алапаевских заводов за железом со своею братиею ⟨в⟩ подмог деньги давал. А торгов и промыслов за ним и пашенных земель и сенных покосов нет. Статков у себя имет (...) А буди что сказал ложно или кого утаил, и за утайку указал в⟨е⟩ликий государь казнить смертию. – и вместо Осипа Овчиникова по их велению Федор Овчиников руку приложил.

Во дворе Андрей Якимов сын Суслов штинатцати лет. У него сестра Лукерья девятнатцати лет. Сестра ж вдова Наталья дватцати пяти. У нея дети Дмитрей пяти, Федор дву лет. А служит де он Андрей со своею братиею с беломесными казаки, всякие службы в посылках по деревням за подымными деньгами, а на Верхотурье и в ыные городы не бывал за малолецтвом своим. Пашенных земель (...) (л. 10) (...) А буди что сказал ложно или кого утаил, и за утайку указал бы великий государь казнить смертию. К сей скаске вместо Андрея Суслова по его велению Федор Овчиников руку приложил.

Во дворе Архип Тимофев сын Гарнышев пятидесят лет. У него жена Варвара пятидесят, дети Кондратей четырнатцати, Никита двенатцати, Степан семи, Ирина деветнатцати, мать Ульяна восьмидесят пяти лет. А служит де он Архип при той Невьянской слободе в беломесных казаках изстари всякие службы на Верхотурье в провожатых за колодники, и за подымными деньгами, и к Москве за железом с Алапаевских заводов, и в Тоболеск за салдаты без жалованья. Да он же платит в казну великого государя десяты по десяти денег речного оброку, платит с плеса по шти алтын по четыре деньги на год. Пашенных земель (...) (л. 10 об.) (...) А буди что сказал ложно или кого утаил, и за утайку указал бы великий государь казнить смертию. К сей скаске вместо Архипа Гарныщева по его велению Федор Овчиников руку приложил.

Во дворе Иван Павлов сын Ярцов пятидесят шти лет. У него жена Ирина пятидесят пяти, дети Кузма тринатцати, Соломия девяти лет. А служит де он Иван при той Невьянской слободе со своею братиею в беломесных казаках, во всяких посылках бывает. Пашенных земель (...) А буди что сказал ложно или кого утаил, и за утайку указал бы великий государь казнить смертию. К сей скаске вместо Ивана Ярцева по его велению Федор Овчиников руку приложил.

(л. 11) Во дворе Захар Семе⟨но⟩в сын Русаков сорока трех лет. У него жена Федосья сорока трех, дети Дей тринатцати, Никита четырех, Агафья девяти, Марфа шти, Анна дву, мать Ирина восьмидесят лет. А служит де он в той Невьянской слободе со своею братиею в беломесных казаках без жалованья. По указом против своей братьи в посылках по деревням, и на Верхотурье за казною, и в Тобольск за салдаты быв⟨а⟩ет. А пашенных земель и сенных покосов за ним нет. (...) А буди что сказал ложно или кого утаил, и за утайку указал бы великий государь казнить ево смертию. К сей скаске вместо Захара Русакова по его велению Федор Овчиников руку приложил.

Во дворе Федор Данилов сын Иконников сорока семи лет. У него жена Параскевья сорока пяти, покормленка Катерина двенатцати лет. А сказал, живет де он в той Невьянской слободе в беломесных казаках изстари, и в посылках по деревням за подымными деньгами, и на Верхотурье в провожатых за колодники, (л. 11 об.) и в Тоболеск за салдаты, и к Москве за железом со своею братиею в подмог давал. А в казну великого государя никаких податей не платит. А пашенных земель и сенных покосов не владет. Статков у себя имет (...) А буди что сказал ложно или кого утаил, и за утайку указал бы великий государь казнить смертию. К сей скаске вместо Федора Иконикова по его велению Федор Овчиников руку приложил.

Во дворе Федор Феофанов сын Овчинников сорока восьми лет. У него жена Евдокия тритцати, дети Яков дватцати шти, Егор пятнатцати, Иван десяти, Катерина пятьнатцати, Домна шти, Маремьяна пяти, Ирина дву лет. А сказал, служит де он в той Невьянской слободе в беломесных казаках то ж число, что сказал выше сего Федор Иконников. Пашни на себя пашет вместо хлебного жалованья по три десятины в поле, а в дву потому ж. Сенных покосов владет на триста копен. Да он же платил в казну великого государя (л. 12) подымных денег на сей 721-й год тринатцать алтын две денги. Статков у себя имет скота четыре лошади работных, трое подросков, семь скотин рогатых, два подроска, пятеро овец, трое свиней. А больше того за ним ничего нет. А буди он что сказал ложно или кого утаил, и за утайку указал бы великий государь казнить смертию.

Во дворе Галахтион Иванов сын Серебряников сорока четырех лет. У него жена Евдокия сорока одного лета, дети Петр семи, Кузма трех, Елена двенатцати, Ефимья десяти лет. А служит де он в той Невьянской слободе в беломесных казаках. В посылках по деревням за подымными деньгами за правежем, и на Верхотурье в провожатых за казною и за колодники бывает почасту, и в тобольской отпуск за салдаты, и к Москве за железом с Алапаевского заводу в подмог давал. Пашенных земель владет (л. 12 об.) вместо хлебного жалованья по десяти десятин в поле, а в дву потому ж. (...) А буди он что сказал ложно или кого утаил, и за утайку указал бы великий государь казнить ево смертию. К сей скаске вместо Галахтиона Серебреникова –

Во дворе отставной пушкарь Афонасей Кузмин сын Глатков восьмидесят лет. У него жена Параскевья штидесят, сын Федор восьми лет. А служил де он Афонасей в беломесных казаках и в пушкарях изстари. И от той пушкарской службы отставлен с прошлого 717-го году. А за тоя пушкарскую службу жалованья никакова из казны не бирал. Пашенных земель за ним нет. А сенных покосов владет на сто копен. А ныне он тоя казачьи службы служить тоя за старостию своею невмочь с того ж вышеписанного году. А торгов и промыслов за ним ничего нет. Да он же (л. 13) платит в казну великого государя речного оброку по десяти алтын на год. Статков у себя имет скота две лошади работных, три коровы, два подроска, четыре овцы, две свиньи. А боше того за ним ничего нет. А буди что сказал ложно или кого утаил, и за утайку указал бы великий государь казнить смертию. – и вместо отставного пушкаря Афанасья Глаткова по их велению Федор Овчиников руку приложил.

Пашенные крестьяне

Во дворе Еремей Елизаров сын Розщаптаев штидесят одного лета. У него жена Зеновья пятидесят, дети Никон дватцати семи, Родион адиннатцати, Палагия восьмнатцати, Параскевья семнатцати, Марья десяти лет. У Никона жена Татьяна дватцати пяти лет. А сказал, что той де Невьянской слободы старопосельной. Государевы пашни пашет треть десятины в поле, а в дву потому ж. (...) (л. 13 об.) (...) Да он же платит с мельницы оброку с товарищи своими по рублю на год. А торгов и промыслов за ним нет. Статков у себя имет скота три лошади работных, два подроска, четыре коровы, два подроска, две свиньи, а больше нет.

Во дворе Евдоким Яковлев сын Охрямкин штидесят лет. У него жена Лукерья штидесят, дети Степан дватцати пяти, у Степана жена Федора тритцати, внуки Фадей четырех, Елистрат трех, Аксенья пяти лет. А сказал он Евдоким, живет де он в той Невьянской слободе старопосельной. Государевы десятинные пашни пашет четь десятины в поле, а в дву потому ж. (...) Собиной пашни на себя пашет по полуторе десятине в поле, а в дву потому ж. Да тоя ж пахотной земли ево Овдокимовой взял камисар Тимофей Бурцов пять десятин (л. 14) в поле, а в дву потому ж. Сенных покосов владет на полтораста копен, а достальными влает он же Тимофей. (...) А буди что сказал ложно или кого утаил, и за утайку указал бы великий государь казнить ево смертию.

Во дворе Иван Яковлев Охрямкин семидесят шти лет. У него жена Домна штидесят, дети Михайло осьмнатцати, Федот четырнатцати. У Михайла жена Ефимья дватцати трех лет. А сказал, житель де он той Невьянской слободы старопосельной. Государевы пашни пашет полтрети десятины в поле, а в дву потому ж. (...) (л. 14 об.) (...) А на тот вышеписанной год на заводе не работал для того, что сын ево Ефим взят в салдаты. (...) А ежели он Иван что сказал ложно или кого утаил, и за утайку указал бы великий государь казнить смертию.

Во дворе Кондратей Григорьев Розщаптаев тритцати восьми лет. У него жена Наталья тритцати пяти, дети Василей девяти, Федот восьми, Анна пяти, Татьяна четырех лет. А сказал, житель де он той Невьянской слободы старопосельной. Государевы десятинной пашни пашет треть десятины в поле, а в дву потому ж. (...) (л. 15) (...) А буди он Кондратей что сказал ложно или кого утаил, и за утайку указал бы великий государь казнить ево смертию.

Во дворе Иван Кузмин сын Глатков девяноста лет. У него жена Овдокия восьмидесят лет, сын Иван девятнатцати лет. У них подворник Никифер Григорьев сын Розщаптаев тритцати лет. У него жена Параскевья сорока лет, дети Семен семи, Яна десяти, Федора году. У него ж деда (!) Федор семидесят лет невичной. В казну великого государя никаких податей не платят. (...) (л. 15 об.) (...) А буди что сказал ложно или кого утаил, за то б ему указал великий государь казнить смертию.

Во дворе Лука Андреев Шалудяков тритцати лет. У него жена Марья дватцати лет, дети Овдотья дву, сестра Овдотья ж четырнатцати лет. А сказал, житель де он той Невьянской слободы старопосельной. Государевы пашни пашет четверть десятины в поле, а в дву потому ж. (...) А буди что сказал ложно или кого утаил, и за утайку указал бы великий государь казнить ево смертию.

(л. 16) Во дворе Михайло Евтифев сын Кушников штидесят четырех лет. У него жена Ведокия пятидесят семи, дети Иван дватцати, Карп пятинатцати, Григорей десяти, Тит пяти, Ирина дватцати, Матрена семинатцати, Марья восьми, Елена трех лет. А в казну великого государя платит по пяти алтын на год. (...) На Алапаевских заводех не рабатывал и с миром луковшины не платил затем, что стояли на караулах в судной избе з беломесными казаки. (...) Да у него ж живет сын ево Федор тритцати одного лета. У него жена Анисья дватцати семи лет. У него дети Анисья трех, Анна году. А был де он Федор выбран в салдатцкую службу к Ямышеву в прошлом 715-м году и с того (!). А в свое место нанял г⟨у⟩лящего (л. 16 об.) человека. И с того вышепомянутого года он Федор с миром никаких зделей не делат. (...) А буди что сказал ложно или кого утаил, и за утайку указал бы великий государь казнить смертию.

Во д⟨во⟩ре салдат Федор Феофан⟨ов⟩ сын Овчинников сорака одного лета. У него жена Дарья сорока, дети Иван семи, Илья пяти, Никула дву, Степан полугода, Палагия восьми, Катерина шти лет. А сказал, выбран де он Федор в тоя салдатцкую службу набору Андреяна Ратманова и служил он в Сан-Питере до прошлого 720-го году. А с того вышеписанного велено ему Федору служить армизононской (!) службе по Тобольску городу, и после он в Тобольску. У него отец Феофан семидесят пяти лет. Статков у себя имет скота две лоашди работных, два подроска, четыре коровы, четыре подроска, две овцы. А боше того за ним нет. А буди что сказал ложно или кого утаил, и за тоя б ево ложную скаску указал государь казнить смертию.

(л. 17) Во дворе Логин Петров сын Охрямкин восьминатцати лет, братья Андрей восьминатцати ж, Лазарь четырнатцати. У Логина жена Ирина семинатцати. У них мать Параскевья штидесяти пяти лет, сестра Параскевья дватцати дву. У нея сын Иван трех лет. А сказал, житель де он той Невьянской слободы старопосельной. Госудаевы пашни пашет четь десятины в поле, а в дву потому ж. (...) А буди он Логин что сказал ложно или кого утаил, и за утайку указал бы великий государь казнить ево смертию.

(л. 17 об.) Во дворе Артемей Яковлев сын Охрямкин восьмидесят трех лет. У него жена Агафья семидесят, дети Василиса дватцати лет. А сказал, житель он той Невьянской слободы старопосельной. Государевы пашни пашет треть десятины в поле, а в дву потому ж. (...) А на заводе не работал за старостию своею. (...) А буди он Артемей что сказал ложно или кого утаил, и за утайку указал бы великий государь казнить смертию.

Во дворе Михайло Максимов сын Медве⟨де⟩в сорока пяти. У него жена Катерина пятидесят шти, дети Родион пятнатцати, Никон пяти, Евдоким дватцати четырех лет, (л. 18) салдатка Дарья дватцати шти лет. Государевы пашни пашет четь десятины в поле, а в дву потому ж. На прошлой 720-й год в рублевой подымшыны платил десять алтын, а больше не плачивал. На заводе не работал и с миром луковшины не платит за скудостию своею. Собинной пашни у себя владет на десять десятин в поле, а в дву потому ж. И тоя пашню не пашет за скудостию. Сенных покосов владет на триста копен. А больше того за ним ничего нет. Статков и скота не имет. А буди он Михайло что сказал ложно или кого утаил, и за тоя ево ложную скаску указал великий государь казнить ево Михайла смертию.

Оброчные крестьяне

Во дворе Левонтей Кондратьев сын Овчинников тритцати пяти. У него братья Кондратей тритцати, Иван дватцати. У Левонтия жена Матрона сорока лет. (л. 18 об.) У Ивана жена Икилина тритцати. У них дети Остафей четырех, Трофим трех, Анисья десяти, Марья трех, Марфа году. У них сестры Соломия тритцати, Анна семнатцати, мать Палагия штидесяти лет. А платят в казну великого государя денежного оброку по полтора рубли на год. (...) Да он же платит в казну великого государя десятые по одиннатцати алтын по две денги на год. (...) А торгов и промыслов никаких за ним нет. А прежде сего торговал всякою мелкою рухледью. И отец их Кондратей в нынешнем 721-м году умре. А прежные пожитки выдаваны (л. 19) в подать. Да у них же живет брат их Емельян сорака лет. У него жена Марфа сорока пяти, дети Спиридон двенатцати, Нестер восьми, Анна пяти, Анна ж трех лет, Агафья дву лет. А сказал, живет де он в том же дому з братьями своими, во всяких податях подмогает. А с миром луковшины не платит и ⟨на⟩ Алапаевском заводе не работат, что в прошлом 712-м году был выбран в салдаты и в свое место нанял руского гулящаго человека. А как зовут, и тому де следуют на Верхотурье книги. (...) А буди он Левонтей что сказал ложно или кого утаил, и за утайку указал великий государь казнить ево смертию.

Во дворе Никула Кузмин сын Игнатьев сорока шти лет. У него жена Ксенья (л. 19 об.) сорока пяти, дети Марья четырнатцати, Маланья десяти, мать настасья штидесят лет. А в казну великого государя платит денежного оброку по шеснатцати алтын по четыре денги на год. На прошлой 720-й год в рублевую подымшину платил полтину, по шти алтын по четыре денги платил гривну со своего повытья з братом Иваном пополам. С миром лук⟨ов⟩шины не плачивал и на заводе не рабатывал затем, что стояли в судной избе на карауле по верхотурской памети з беломесными казаки в ряд. (...) А буди что сказал ложно или кого утаил, и за утайку указал бы великий государь учинить ему смертную казнь.

Во дворе Мирон Афонасьев сын Иг⟨н⟩атьев пятидесяти лет. У него жена Марфа сорока, дети Григорей девятнатцати, Ларион восьм⟨н⟩атцати, Иван восьми, Прокопей (л. 20) четырех, Татьяна пятнатцати, Марья семи, Стефанида полугода, брат Петр сорока дву, сестра Мавра тритцати лет. А платит в казну великого государя денежного оброку по рублю на год. (...) А на Алапаевском заводе не работал затем, что стоял в судной избе на караулах. (...) А буди что он Мирон сказал ложно или кого утаил, и за утайку указал бы великий государь казнить ево смертию.

Во дворе Иван Кузмин сын Иг⟨н⟩атьев дватцати восьми лет. У него жена Евдокия тритцати, дети Марфа дву лет. У него брат Тимофей отставной салдат тритцати лет. У него жена Мавра (л. 20 об.) тритцати лет. А в казну великого государя платит годового оброку по полтине на год. На прошлой 720-й год в рублевую подымшину платил полтину, и по шти алтын по четыре денги и по пяти алтын платил з братом своим Никулою попалам. На Алапаевском заводе не работал для того, что стоял в судной избе на караулах з беломесными казаки. (...) А буди что сказал ложно или кого утаил, и за утайку указал бы великий государь казнить смертию.

Во дворе вдова салдатка Ирина Алексеева дочь штидесят. У нея дочь Марфа восьминатцати. А сказала, муж ея Патракей взят в салдаты набору Андреяна Ратманова и уведен к Москве. И после де мужа своего она Ирина скитатца по миру. А пашенных земель и сенных покосов за ней нет. А буди она Ирина что сказала ложно или кого утаила, и за утайку указал бы великий государь казнить смертию.

(л. 21) Во дворе просвирня Маремьяна Зеновьева дочь сорока дву лет. У нея лети Петр двенатцати лет, Епифан девяти, Василиса девятнатцати. У нея ж мать Федосья штидесят шти лет. На прошлой 720-й год подымных денег не платила за скудостию своею, и на заводах не рабатывала за мало⟨ле⟩тцтвом детей своих. Пашеных земель владет на полдесятины в поле, а в дву потому ж. Сенных покосов владет на полста копен. Статков у себя имет лошадь да корову с теленком, одна свинья. А боше того за ней ничего нет. А буди она Маремьяна что сказала ложно или кого утаила, и за утайку и за ложную скаску указал бы великий государь казнить ея смертию.

Во дворе вдова Настасья Титова дочь сорока лет. У нея дети Кирило восьминатцати, Иван штинатцати, Марья тринатцати (л. 21 об.) лет. А в казну великого государя ничего не платит. С⟨та⟩тков у себя имет скота две лошади, три коровы, две овцы. А боше того за ней ничего нет. А буди она что сказала ложно или кого утаила, и за утайку указал бы великий государь казнить смертию.

Во дворе тряпязник (!) Алексей Логинов сын Барышников штидесят лет. У него жена Евдокия сорака, дети Ивойло семинатцати, Марья девятнатцати лет. А служит де он в Невьянской слободы при церкви Божии в тряпязниках и дрова рубит по патнатцати сажен в год. А на прошлом 720-м году платил в казну великого государя рубль подымных денег. А больше того ничего не платит. Собинных пашеных земель и сенных покосов не владет. Торгов и промыслов за ним нет же. Статков у себя имеет скота две лошади работных, два подроска, трое рогатого скота. А больше того за ним нет. А буди он что сказал ложно или кого утаил, и за утайку указал бы великий государь казнить смертию.

(л. 22) Во дворе вдова Анисья сорока лет. У нея дети Кузма двенатцати, сестра Овдотья пятнатцати лет. А муж де ея Исак из Невьянской слободы бежал с пристани реки Чюсовой в прошлом 719-м году. И после де того она Анисья государевы пашни не пашет. И в казну великого государя подамных денег не плачивала. И пашенных земель и сенных покосов не владет. А ежели она Анисья что сказала ложно или кого утаила, и за тоя бы ея ложную скаску указал великий государь казнить смертию.

Деревня Ключевская

Деревня Ключевская

Во дворе Самойло Иванов сын Колугин сорока пяти лет. У него жена Овдотья сорока пяти, дети Онтон четырнатцати, Тарас шти, Анна восьминатцати, Огафья штинатцати, Марфа десяти, Олена восьми лет. А сказал, житель де он той Невьянской слободы старопосельной. (л. 22 об.) Государевы пашни пашет треть и малую треть десятины в поле, а в дву потому ж. (...) И на 720-й год на Алапаевском заводе не работал, был в целовальниках у винной продажи. (...) А буди что сказал ложно или кого утаил, и за утайку указал бы государь казнить смертию.

Во дворе Иван Иванов сын Колугин штидесят лет. У него жена Матрона штидесят, дети Параскевья штинатцати, Анна шти лет. У него зять Семен тритцати лет. У Семена жена Федосья дватцати пяти, дети Варвара трех, Овдотья дву лет. А сказал, житель де он той Невьянской слободы старопосельной. (л. 23) Государевы пашни пашет треть десятины в поле, а в дву потому ж. (...) А буди он Иван что сказал ложно или кого утаил, и за тоя б ево ложную скаску указал великий государь казнить ево смертию.

Во дворе Степан Иванов сын Колугин пятидесят пяти лет. У него жена Меланья пятидесят пяти, дети Макар семинатцати, Параскевья дватцати (л. 23 об.) лет. А сказал, житель де он той Невьянской слободы старопосельной. Государевы пашни пашет четь десятины в поле, а в дву потому ж. (...) А буди он Степан что сказал ложно или кого утаил, и за утайку указал бы великий государь казнить ево Степана смертию.

Во дворе Гаврило Иванов сын Колугин сорока пяти лет. У него жена Офимья сорока пяти, дети Обрам пяти, Татьяна пятинатцати лет, Лукерья дву лет. А сказал, житель де он той Невьянской слободы старопосельной. Государевы пашни пашет полтрети десятины (л. 24) в поле, а в дву потому ж. (...) На Алапаевском заводе он Гаврило не работал. (...) А буди он Гаврило что сказал ложно или кого утаил, и за утайку указал бы великий государь казнить ево смертию.

Во дворе Степан Родионов сын Акулов восьмидесят лет. У него дети Иван тритцати. У Ивана жена Ненила тритцати семи, дети Михайло осьми, Данило пяти, Корнилей трех, Анисья году, племянник Михайло штинатцати. (л. 24 об.) У Михайла жена Марья восьминатцати лет. А сказал, житель де он той Невьянской слободы старопосельной. Государевы пашни пашет полдесятины в поле, а в дву потому ж. (...) И на Алапаевском заводе работал четыре недели. (...) У него ж мельница на Ключе. С той мельницы оброку платит по два алтына в год. (...) А буди он Степан что в скаске своей сказал ложно или кого утаил, и за утайку указал бы великий государь казнить ево смертию.

Во дворе Василей Иванов сын Колугин тритцати пяти лет. У него мать Каерина семидесяти лет. У него жена Марья (л. 25) тритцати пяти, дети Катерина пяти, Стефанида трех лет. А сказал, житель де он той Невьянской слободы старопосельной. Государевы пашни пашет четь десятины в поле, а в дву потому ж. (...) На вышеписанной год на Алапаевском заводе не работал. (...) А буди он Василей что сказал ложно или кого утаил, и за ложную скаску указал бы великий государь казнить ево смертию.

Во дворе Емельян Гаврилов Рачев штидесяти лет. У него жена Марья пятидесяти, дети Кирило пятинатцати, Петр четырнатцати, Марфа дватцати лет. А сказал, житель де он той Невьянской слободы старопосельной. Государевы пашни пашет треть десятины (л. 25 об.) в поле, а в дву потому ж. (...) На Алапаевском заводе не работал. (...) А буди он Емельян что сказал ложно или кого утаил, и за утайку указал бы великий государь казнить ево смертию.

Во дворе нищей нивишной Борис Васильев сын Маскалев 70. Жены и детей нет. У него живет подворник невьянской крестьянин Сергий Сидоров сын Ячеменев дватцати семи лет. У него жена Татьяна дватцати шти. А сказал, житель де он той Невьянской слободы старопосельной. Государевы пашни пашет третья десятины в поле, а в дву потому ж. А подымных денег не платит. В 720-м году на Алапаевском заводе не работал. (...) (л. 26) (...) А буди он Сергей что сказал ложно или кого утаил, и за утайку указал бы великий государь казнить смертию.

Во дворе Родион Фотев сын Сигаев дватцати дву лет. У него жена Катерина дватцати дву, дочери Фекла полугода. А сказал, житель де он той Невьянской слободы старопосельной. Государевы пашни пашет четь десятины. (...) На 720-й год на Алапаевском заводе не работал. (...) С мельницы оброку платит по три алтына. А та мельница стоит на Ключе мутовка об однех жерновах. (...) А буди он Родион (л. 26 об.) что сказал ложно или кого утаил, и за утайку указал бы великий государь казнить смертию.

Оброчные крестьяне

Во дворе Кузма Иванов сын Колугин пятидесяти трех лет. У него жена Василиса пятидесяти шти лет, дети Трофим тритцати дву, Овдотья семинатцати, Настасья пятнатцати, Ирина шти. У Трофима жена Мавра тритцати трех, сын Демил пяти лет. А сказал, житель де он той Невьянской слободы старопосельной. В казну великого государя платит денежного оброку по полтине на год. (...) На Алапаевском заводе на 720-й год не роботал. (...) А буди он что сказал ложно или кого утаил, и за утайку указал бы великий государь казнить смертию.

(л. 27) Во дворе Пахом Иванов сын Колугин сорока пяти лет. У него жена Василиса сорока девяти. У них дети Артемей четырнатцати, Сава семи, Яков трех, Максим году, Маланья девятнатцати, Ульяна семинатцати, Настасья восьми лет. А сказал, житель де он той Невьянской слободы старопосельной. Государевы денежного оброку платит в казну по полтине на год. (...) На Алапаевских заводах в 720-м году не роботал. (...) А больше того за ним нет.

Во дворе Кузма Мелентиев сын Прилутцких тритцати лет. У него отец Мелентей штидесят пяти. У Кузмы жена Марья дватцати восьми, дети Кирило восьми, Данило пяти, Андрей трех, Ульяна дву лет. А сказал, житель ⟨де⟩ (л. 27 об.) он той Невьянской слободы старопосельной. В казну великого государя денежного оброку ⟨платит⟩ по дватцати по два алтына по две денги на год. (...) На Алапаевсских заводах в 720-м году работал неделю. (...) А буди он Кузма что сказал ложно или кого утаил, и за тоя б ево ложную скаску указал великий государь казнить смертию.

Во дворе Семен Иванов сын Колугин пятидесят шти лет. У него жена Федора сорока, дети Никита дватцати пяти, Петр пятнатцати, Иосип шти, Миней трех, Параскевья дватцати трех, Анна дватцати, Татьяна восьмнатцати, Лукерья десяти, (л. 28) Федосья шти лет. А сказал, житель де он той Невьянской слободы старопосельной. В казну великого государя платит денежного оброку по пятнатцати алтын. И тот вышеписанной оброк не плачивал с прошлого 718 году, и подымных денег он Семен не плачивал за бронное дело, которое определено старое починивать по указу стольника Алексея Калитина. А за то бронное дело определено ему Семену за вышеписанной оброк пашенные земли и сенные покосы. А пашни на себя пашет по полторы десятины в поле, а в дву потому ж. Сенных покосов владет на полтораста копен. А которые сенные покосы даны были ему Семену за бронное дело, и те покосы самосильством отнял поп Потапий Васильев. Статков у себя имеет две лошади работных да подросток, четыре коровы, четверо подросков, две овцы, четыре свиньи. Ремесла за собою имет кует и бронное дело де⟨ла⟩т. А ежели он Семен что в скаске своей сказал ложно или кого утаил, и за тоя б ево ложную скаску указал великий государь казнить ево Семена смертию.

(л. 28 об.) Бобыли

Во дворе Михайло Иванов сын Копосов тритцати лет. У него мать Параскевья семидесят лет, вотчим Петр семидесят лет, дочь Матрена тринатцати лет. А в казну государевы ничего не платит. Пашенных земель и сенных покосов не владет. И с миром ничего не тянет. Статков у себя имет скота корова да свинья. А больше того за ним ничего нет. А буди он Михайло что сказал ложно или кого утаил, и за утайку указал бы великий государь казнить смертию.

Бобыль той же Невьянской слободы бывшаго невьянского крестьянина Родиона Глазунова сын ево Егор пятидесят лет. А сказал, житель де он той Невьянской слободы старопосельной. А платил в казну великого государя денежного оброку на Верхотурье по полтине на год. А з бытности стольника Алексея Калитина тот вышеписанной оброк с него Егора снят за работу кузничную, что ковал на Алапаевском заводе и был в подмастерьях в молотовых. (л. 29) И ныне де ему Егору отказано. И скитатца меж дворы. А статов у него нет. А буди он Егор в скаске своей что сказал ложно или кого утаил, и за утайку указа⟨л⟩ бы великий государь казнить ево смертию.

Деревня Ячменевская

Деревня Ячменевская

Во дворе Елфим Емельянов сын Ячменев восьмидесят лет. У него дети Фадей тритцати трех. У него жена Фекла тритцати трех, дети Тимофей шти, Гурей полугода, сестра Евдокия дватцати, дочери Параскевья семи, Анна трех, Марья дву. Да у него ж сестра салдатка Федосья тритцати лет. У нея ⟨сын⟩ Лука полугода. Государевы пашни пашет треть десятины в поле, а в дву потому ж. (...) На Алапаевском заводе на 720-й год не работал, (л. 29 об.) затем что жил в целовальниках за винною продажею. (...) А буди что сказал ложно или кого утаил, и за утайку указал бы великий государь казнить ево смертию.

Во дворе Антипа Федотов сын Глотов штидесят лет. У него жена Евдокия пятидесят, дети Феклист восьминатцати, Василей четырнатцати, Анна девяти лет. А сказал, житель де он той слободы старопосельной. Государевы пашни пашет две трети в поле, а в дву потому ж. (...) А на Алапаевских заводах не рабатывал за нищатою своею. (...) (л. 30) (...) А буди что сказал ложно или кого утаил, и за утайку указал бы великий государь казнить смертию.

Во дворе Иван Сысов сын Кайдалов восьминатцати лет. У него жена Ирина дватцати. У него мать Марфа пятидесят лет. Государевы пашни пашет треть десятины в поле, а в дву потому ж. (...) На Алапаевском заводе не рабатывал. (...) А буди что сказал ложно или кого утаил, и за утайку указал бы великий государь казнить смертию.

(л. 30 об.) Во дворе Елистрат Васильев Ермаков сорока лет. У него жена Василиса дватцати, дети Парфен семи, Федор дву, покормленок Петр семи лет, Марья трех, мать Ульяна семидесят лет. А сказал, что житель де он той Невьянской слободы старопосельной. Государевы пашни пашет треть десятины в поле, а в дву потому ж. (...) А на Алапаевском заводе на 720-й год работал. (...) А буди он Елистрат что сказал ложно или кого утаил, и за утайку указал бы великий государь казнить ево смертию.

Во дворе Исак Федоров сын Ячменев пятидесят лет. У него жена Параскевья (л. 31) пятидесят пяти лет, дети Онтон восьминатцати, Афонасей восьминатцати, Феклист четырнатцати, Иосиф двенатцати, Марья десяти лет. А сказал, житель де он той Невьянской слободы старопосельной. Государевы пашни пашет треть десятины в поле, а в дву потому ж. (...) На Алапаевском заводе на 720-й год работал три недели. (...) С мельницы платит оброку по десяти денег. А та мельница на речке мутовка не мелет. (...) А буди что сказал ложно или кого утаил, и за утайку указал бы великий государь казнить смертию.

(л. 31 об.) Во дворе Самойло Степанов сын Ячменев пятидесят шти лет. У него жена Анна пятидесят трех лет, дети Христофор 18 лет, Емельян девяти, Алексей семи, Евдокия пятнатцати. У него тесть Алексей ⟨Васильев⟩ Медведев восьмидесят лет. А сказал, житель де он той Невьянской слободы старопосельной. Государевы десятинной пашни пашет полдесятины в поле, а в дву потому ж. На прошлой 720-й год подымных денег по рублю и по четыре гривны платил сполна. С миром платит с лука. На Алапаевских заводех на тот вышеписанной год не работал затем, что был в службе, плавал за хлебными припасы в Тоболеск. Пашни на себя пашет по две десятины в поле, а в дву потому ж. Сенных покосов владет на полтретьяста копен. Мельничного оброку платит по десяти денег на год с товарищем своим Исаком Ячменевым. Да в прошлом 720-м году взял верхотурской сын боярской Яков Виститцков рубль денег да быка нападкою своею, да подьячей Андрей Соломин взял кобылу бурую от салдатцкого набору напаткою своею. А сына ево в салдаты не взял. А торгов и промыслов за ним ничего нет. Статков у себя имет скота две лошади работных, корова с теленком, (л. 32) три овцы, двое свиней. У тестя ево корова. А больше того за ним нет. А буди что сказал ложно или что утаил, и за утайку указал бы великий государь казнить смертию.

Во дворе Иван Федоров сын Ячменев пятидесят лет. У него жена Катерина пятидесят лет. У него дети Парфен десяти лет, Яков пяти, Иван трех, Матрена адин⟨на⟩тцати лет. Государевы пашни пашет треть десятины в поле, а в дву потому ж. На прошлой 720-й год подымных денег за скудостию своею не платил. На Алапаевском заводе не работал. (...) А буди что сказал ложно или кого утаил, и за утайку указа⟨л⟩ бы великий государь казнить смертию.

(л. 32 об.) Во дворе Фарафон Степанов сын Ячменев сорока шти лет. У него жена Федосья сорока лет, дети Сава тринатцати, Егор адинатцати, Мирон девяти, Никифер семи, Ирина семнатцати, Марья пяти. А сказал, живет де он в той Ячменевской деревне изстари. Государевы десятинной пашни пашет полдесятины в поле, а в дву потому ж. (...) На прошлой 720-й год на Алапаевском заводе работал неделю. (...) А буди он Фарафон что сказал ложно или кого утаил, и за утайку указал бы великий государь казнить ево смертию.

Во д⟨во⟩ре отставной салдат Михайло Федотов сын Глотов сороки пяти лет. (л. 33) У него жена Ирина тритцати пяти, дети Обрам семи, Прокопей дву, Маремьяна трех лет. А сказал, родом де он Невьянской слободы старопосельной. А взят был в салдатцкую службу в прошлом 706-м году, и посылан был к Москве. А отпущен из тоя службы из Нарвы города в прошлом 710-м году за скорбию, что киловат (!). И с того вышеписанного году в той Невьянской слободе в казну великого государя никаких податей не плачивал, и с миром ничего не платит. А пашенных земель и сенных покосов за ним нет. Тако ж торгов и промыслов за ним нет же. Статков у себя имет скота лошадь, корову. А больше того за ним нет. А буди он что сказал ложно или кого утаил, и за утайку указал бы великий государь казнить смертию.

Тоя ж деревни жители посатцкие люди

Во дворе Дементей Юрьев сын Ячменев пятидесят пяти лет. У него жена Марфа сорока пяти лет, ⟨дети⟩ Афонасей осьми, Василей пяти, Федор дву, Федосья десяти лет. А сказал, что житель де он той Невьянской слободы. А в казну великого государя платит на Верхотурье всякие подати и подымные деньги по запросным указам, а не с невьянскими крестьяны. Да он же платит в казну великого государя деревенского (л. 33 об.) оброку по дватцати по пяти алтын в год. Да с мельницы оброку з братом и с племянники платит с мельницы по десяти денег с лука. А пахотной земли владет в той Ячменевской деревне по три десятины в год (!), а в дву потому ж. Сенных покосов владет на сто копен. А торгов и промыслов нет. Скота у себя имет две коровы да подросток, двое свиней. А больши того за ним нет. А буди что сказал ложно или кого утаил, и за утайку указал бы великий государь казнить смертию.

Во дворе Тимофей Иванов сын Щапов, сказал, житель де он той Невьянской слободы старопосельной, семидесят дву лет. У него жена Мавра семидесят трех лет, дети Макрида дватцати лет. Да у него ж живет дочь вдова салдатка Варвара дватцати пяти лет. А платить де он в казну великого государя на прошлой 720-й год никаких податей не плачивал за скудостию своею. С прошлого 719 году никаких податей свобожен миром. А пахотных земель и сенных покосов нет. Статков у себя имет скота две коровы да подросток, (л. 34) лошадей подросток, а больше нет. А буди что сказал ложно или кого утаил, и за утайку указал бы великий государь казнить смертию.

Во дворе Лаврентей Сидоров сын Ячменев тритцати одного лета. У него жена Ирина тритцати дву, дети Максим пяти, Петр четырех, Осип трех, А⟨н⟩на дву, Елена петнатцати лет, мать Марья пятидесят лет. А сказал, житель де он той Невьянской слободы старопосельной. И платит он в казну великого государя всякие подати на Верхотурье с посадцкими людьми всяки подати и подымные деньги. А в Невьянской слободе никаких податей не платит. А пашню пашет на себя по четыре десятины в поле, а в дву потому ж. Сенных покосов владет на двисти копен. Скота лошадь да корова, 2 свиньи. А больше то⟨го⟩ за ним нет. А буди он Лаврентей что сказал ложно или кого утаил, и за утайку указал бы великий государь казнить ево смертию.

(л. 34 об.) Во дворе Филип Юрьев сын Ячменев штидесят лет. У него жена Марья пятидесят восьми лет, дети Михайло тритцати, Гаврило дватцати восьми, Василей дватцати пяти. У Михайла жена Евдокия тритцати. У Гаврила жена Матрена дватцати пяти. Дочери Настасья восьм⟨н⟩атцати лет, внуки Фадей дву, Василей осьми лет, Анна году. А сказал, житель де он той Невьянской слободы старопосельной. А платит в казну великого государя подымные деньги и всякие подати на Верхотурье с посадцкими людьми. На Алапаевском заводе в работе не бывал. Собинными землями и сенными покосами владет в Невьянской слободе в уезде в Ячменевской деревне. Пашни на себя пашет по шти десятин в поле, а в дву потому ж. Сенных покосов владет на триста копен. И за то деревенское владение платит денежного оброку на Верхотурье по дватцати по пяти алтын на год. Посадцкого оброку по четыре гривны. С мельницы оброку платит по десяти денег. А в Невьянской слободе никаких податей не платит. Торгов и промыслов за ним нет. Статков у себя имет скота четыре лошади работных, шесть подросков, три овцы, трое подросков, восемь свиней. А больше того за ним нет. А буди он (л. 35) Филип что сказал ложно или кого утаил, и за утайку указал бы великий государь казнить смертию.

Деревня Федосова

Деревня Федосова

Во дворе Июда Федоров сын Медведев семидесят лет. У него жена Акилина семидесят дву лет, дети Захар дватцати, у Захара жена Марфа дватцати лет, дочери Евдокия дватцати, внука Анна одной недели. Государевы пашни пашет четь десятины в поле, а в дву потому ж. Подымные деньги на прошлой 720-й год рублевые и по четыре гривны и по пяти алтын платил сполна. С миром платит с лука. И на Алапаевском заводе на тот вышеписанной год работал, и за тоя работу за подать зачету не бывало, и от тех зачетов никому ничего не давывал. Собинной пашни на себя пашет по десятине в поле, а в дву потому ж. Сенных покосов владет на триста копен. От салдатцкого набору дал прикащику Афонасью Чернышеву корову белую, Максиму Есеву два рубли денег да тушу свиную в прошлых годех. Статков у себя имет скота две лошади, пятеро рогатого скота, пятеро овец, четыре свиньи. А больше (л. 35 об.) того за ним нет. А буди что сказал ложно или кого утаил, и за утайку указа⟨л⟩ бы великий государь казнить ево смертию.

Во дворе збегом Терентей Июдин сын Медведев сорока пяти лет. У него жена Дарья сорока, дети Петр шеснатцати, Федор тринатцати лет, Сава 9, Василей четырех, Оника трех лет. Государевы пашни пашет четь десятины в поле, а в дву потому ж. На прошлой 720-й год рублевую подымных денег и по четыре гривны платил сполна. И на заводе работал, и за тоя работу зачету никакова за подать не было, и от тех зачетов никому ничего не давывал. Собинной на себя пашни пашет по две десятины в поле, а в дву потому ж. Сенных покосов владет на шестьсот копен. С миром платит с лука. Статков у себя имет скота пять лошадей, пятеро скота рогатого, три овцы, три свиньи. А больше того за ним ничего нет. А буди что сказал ложно или кого утаил, и за утайку указал бы великий государь казнить смертию.

(л. 36) Во дворе Мирон Алексев сын Медведев пятидесят пяти лет. У него жена Татьяна пятидесят пяти лет, дети Семен семинатцати лет, Марина девятинатцати. У него ж брат Петр 43 лет. У него жена Матрена сорока пяти, дети Онтон шти, Маремьяна восьми лет, покормленка Марья дватцати лет. А сказал, что житель де он той Невьянской слободы старопосельной. Государевы пашни пашет треть десятины в поле, а дву потому ж. А на прошлой 720-й год рублевые подымшины и по четыре гривны платил сполна. С миром платит с лука. А на прошлой 720-й год на Алапаевском заводе работал с лука, и за тоя работу зачету не видывал, а от тех зачетов никому ничего не давывал. Собинной пашни на себя пашет по три десятины в поле, а в дву потому ж. Сенных покосов владет на триста копен. А торгов и промыслов за ним нет. Статков у себя имет скота четыре лошади работных, четыре коровы, четыре подроска, пятнатцать овец, четверо овец (!). А буди он Мирон что сказал ложно или душу утаил, и за тоя б ево ложную скаску указал великий государь казнить смертию.

(л. 36 об.) Во дворе Алексей Федоров сын Медведев пятидесят пяти лет. У него жена Анна пятидесят пяти, дети Яков дватцати трех, Еремей семи, Маремьяна девятнатцати, Татьяна тринатцати, Марья десяти лет. А сказал, житель де он той Невьянской слободы старопосельной. Государевы пашни пашет полтрети десятины в поле, а дву потому ж. На прошлой 720-й год рублеву подымшины платил полтину, по четыре гривны платил девять алтын. С миром платит с лука. И на тот вышеписанной год на заводе работал, и за тоя работу зачету в подать не бывало, и от зачету никому ничего не давывал. Собинной пашни на себя пашет по две десятины в поле, а в дву потому ж. Сенных покосов владет на двисти копен. Статков у себя имет скота три лошади, два подроска, шесть скотин рогатых, семь свиней. А больше того за ним нет. А буди что сказал ложно или кого утаил, и за утайку указал бы ⟨великий государь⟩ казнить смертию.

Во дворе Максим Симанов Розщаптаев пятидесят трех лет. У него жена Ирина пятидесят лет, дети Федор семинатцати, Харитон десяти, Григорей шти, Ирина девяти, Маремьяна (л. 37) трех. У Федора жена Матрена дватцати. Брат Никита семидесят лет. А сказал, житель де он той Невьянской слободы старопосельной. Государевы пашни пашет полдесятины в поле, а в дву потому ж. На прошлой 720-й год подымные деньги рублевые и по четыре гривны и по две гривны платил сполна и на Алапаевском заводе работал. А сколько недель работал, тому следует на заводе в записке. (...) А буди что сказал ложно или кого утаил, и за утайку указал бы великий государь казнить ево смертию.

Во дворе Петр Симанов сын Розщаптаев пятидесят пяти лет. У него жена Федосья пятидесят тре лет, дети Акилина дватцати дву, Анисья (л. 37 об.) дватцати, Марья 18, Василиса адиннатцати, Евдокия восьми, Марья трех лет. А сказал, житель де он той Невьянской слободы старопосельной. Государевы пашни пашет полтрети десятины в поле, а в дву потому ж. (...) На Алапаевском заводе на 720-й год работал. (...) А буди что сказал ложно или кого утаил, и за утайку указал бы великий государь казнить ево смертию.

Во дворе Степан Лаврентиев сын Розщаптаев пятидесят лет. У него жена Ирина сорока, дети Иван дватцати, Ярасим пятнатцати, Федосья тринатцати лет. А сказал, житель де он той Невьянской слободы старопосельной. Государевы пашни пашет треть десятины в поле, а в дву потому ж. (л. 38) Сенных покосов владет на полтораста копен. Пашни н себя пашет по десятине в поле, а в дву потому ж. На прошлой 720-й год подымных денег не платил за скудостию своею, а на Алапаевском заводе не работал. Статков у себя имет скота лошадь работна, подросток, шесть свиней. А больше того за ним нет. А буди что сказал ложно или кого утаил, и за утайку указал бы великий государь казнить смертию.

Деревня Молокова

Деревня Молокова

Во дворе Павел Григорьев сын Молоков сороки трех лет. У него жена Анна тритцати четырех, дети Петр пяти, Филип четырех, Григорей полугодовой, Марина дву лет, брат Симан дватцати трех лет. У них мать Палагия семидесят трех лет. А сказал, житель де он той Невьянской слободы старопосельной. Государевы пашни пашет четь десятины в поле, а в дву потому ж. Да съемного оброку в казну великого государя платит по четырнатцати алтын в год. (...) (л. 38 об.) (...) На прошлой 720-й год на заводе не работал, был в службе. (...) А прикащик Максим Асев взял из-за мучения с него Павла полтора рубли денег. (...) А буди что сказал ложно или кого утаил, и за утайку указал бы великий государь казнить смертию.

Во дворе Ларион Сергев Молоков сорока девяти лет. У него жена Василиса тритцати пяти, дети Афонасей девяти, Иван четырех, Акилина полугода. Государевы пашни пашет четь десятины в поле, а в дву потому ж. (...) (л. 39) (...) На прошлой 720-й год на Алапаевском заводе не работал. (...) Только взял Максим Асев два рубли, Елисей Козиловской взял восемь рублев напаткою ж. (...) А буди что сказал ложно или кого утаил, и за утайку указал бы великий государь казнить ево смертию.

Во дворе Андрей Максимов сын Молоков штидесят четырех лет. У него жена Параскевья сорока четырех, дети Макар двенатцати, Клементей четырех, Палагия девятнатцати, Ирина четырнатцати, Маремьяна восьми, Овдотья трех. Да у него ж брат Обросим штидесят дву лет. У Обросима жена (л. 39 об.) Марья сорока дву, дети Родион двенатцати, Петр девяти, Дмитре⟨й⟩ пяти, Матрона двенатцати, Аксенья восьми, Марфа трех, Марья дву лет. А сказали, жители де они той Невьянской слободы старопосельные. Государевы пашни пашут треть десятины в поле, а в дву потому ж. (...) На Алапаевском заводе не работал за огурством своим. (...) Да самосильством своим взял верхотурского сына боярского человек Тит Микиферов на триста копен сенных покосов. (...) А буди он что сказал ложно или кого утаил, и за утайку указал бы великий государь казнить смертию.

Во дворе Иван Григорьев сын Молоков тритцати (л. 40) пяти. У него жена Анна тритцати семи, дочь Анисья 4 лет, Осип тр⟨ех⟩, Конан дву. А в скаске своей сказал, что той Невьянской слободы старопосельной. Государевы пашни пашет треть десятины в поле, а в дву потому ж. (...) На Алапаевском заводе не работал. (...) А буди он Иван что сказ⟨а⟩л ложно или кого утаил, и за утайку указал бы великий государь казнить смертию.

Деревня Костина

Деревня Костина

А при той деревне на Режу реке стоит государева мельница колещачатая о троих жерновах. А в нынешнем 721-м году не мелет за починкою пруда.

Во дворе мельник Левонте⟨й⟩ Алексеев сын (л. 40 об.) Мельников штидесят пяти лет. У него жена Евгенья семидесят лет, дети Иван дватцати. У него жена Евдокия тритцати лет. У них сын Дей полугода, дочери Ирина дватцати лет. А сказал, житель де он той Невьянской слободы старопосельной. А живет де в деревне у государевы мельницы в мельниках. А сын ево в засыпках. А из казны великого государя жалованья никакова не бирал. На прошлой 720-й год подымных денег платил четыре гривны, а боше того не плачивал и на Алапаевских заводех не рабатывал. С миром нечего не платит. Собинной пашни на себя пашет по полудесятине в поле, а в дву потому ж. Сенных покосов владет на двисти копен. Скота у себя имет две лошади, две коровы, два подроска, четыре овцы, две свиньи. Да он же платит в казну великого государя речного оброку с плеса по четыре гривны на год. А торгов и промыслов за ним нет. А буди что сказал ложно или кого утаил, и за утайку указал бы великий государь казнить смертию. К сей скаске вместо Леонтья Мельникова по его велению Сергей Ярцов руку приложил.

Во дворе Иван Осипов сын Костин сорока четырех лет. У него жена Марья пятидесят, дети Логин четырнатцати, Михайло двенатцати, Савасьян восьми, Семен четырех, (л. 41) Анна полугода. Государевы пашни пашет четь десятины. (...) На Алапаевских заводех на прошлой 720-й год работал две недели. А за тоя работу зачету за подать не бывало. И от тех зачетов никому ничего не давывал, только взял верхотурской сын боярской Яков Виститцкой рубль денег напрасно. (...) А ежели он Иван что сказал ложно или кого утаил, и за утайку указал бы великий государь казнить смертию. К сей скаске вместо Осипа (!) Костина по его велению Сергей Ярцов руку приложил.

Во дворе Фрол Левонтиев сын Балакин сорока лет. У него жена Дарья пятидесят, дети Иван дватцати пяти. У Ивана жена Ирина дватцтаи пяти лет. У них сын Меркурей полугода, дочери Василиса дватцати дву, Марья дватцат трех, Федосья восьмнатцати лет, Дарья восьми, Параскевья трех лет. Государевы пашни пашет (л. 41 об.) полдесятины в поле, а в дву потому ж. (...) И на тот же вышеписанной год на Алапаевском заводе не работал, и за тоя работу приставлен ковать у Режевской мельницы ковать (!) всякие снасти, а железо и уклат класть приказано ему Фролу свой. С миром платит с лука. А за то ево кузло из казны великого государя жалованья ему не дано. (...) А ремесла у себя имет кузничное кузло кует. А иных никаких торгов и промыслов за ним нет. А буди что сказал ложно или кого утаил, и за утайку указал бы великий государь казнить смертию. К сей скаске вместо Фрола Балакина по его велению Сергей Ярцов руку приложил.

Во дворе Иван Савин сын Малого сорока пяти лет. У него жена Марфа сорока трех лет, дети Дементей тринатцати лет, Фома десяти, Марья восьминатцати, Стефанида шаснатцати, Федосья четырнатцати, (л. 42) Марфа шти, Федосья полугода, покормленка Настасья двенатцати лет. У него отец ⟨Сава⟩ девеносто лет. Государевы пашни пашет четь десятины в поле, а в дву потому ж. (...) И на прошлой 720-й год на Алапаевском заводе не работал. (...) А буди что сказал ложно или кого утаил, и за утайку указал бы великий государь казнить ево смертию. Да у него ж вдова Анна сорока лет. У нея дети Степан шти лет, Лукерья семинатцати, Анна пятнатцати лет. А тягла за ней никакова нет. К сей скаске вместо Ивана Малого по его велению Сергей Ярцов руку приложил.

Во дворе Тимофей Ильин сын Кокорин штидесят лет. У него жена Матрена пятидесят лет, покормленок Григорей (л. 42 об.) девяти лет. Государевы пашни пашет треть десятины в поле, а в дву потому ж. (...) А на прошлой 720-й год на заводе не работал за старостию своею. (...) А буди что сказал ложно или кого утаил, и за утайку указал бы великий государь казнить ево смертию. К сей скаске вместо Тимофея Ко⟨ко⟩рина по его велению Сергей Ярцов руку приложил.

Во дворе Обрам Давыдов сын Черепов сорока пяти лет. У него жена Стефанида сорока пяти лет, дети Ульян полугода, Маланья двенатцати. У него брат Анофрей семидесят лет. У него жена Наталья семидесят лет, дети Логин тритцати. У Логина жена Настасья сорока. У них дети Авдотья дватцати, Анисья трех, Матрена трех недель. Государевы пашни пашет треть десятины и полмалой трети десятины в поле, а в дву потому ж. (...) (л. 43) (...) На тот вышеписанной год на Алапаевском заводе не работал, был в службе. (...) А буди что сказал ложно или кого утаил, и за утайку указал бы великий государь казнить смертию. К сей скаске вместо Обрама Черепова по его велению Сергей Ярцов руку приложил.

Во дворе Иван Логинов сын Барышников пятидесят девяти лет. У него жена Параскевья сорока, дети Петр дватцати, у него жена Параскевья дватцати шти лет, Степанида адиннатцати, Акилина десяти, Матрона восьми, Агрипина пети, Марья дву, Марья ж году, Маланья дву лет. Государевы пашни (л. 43 об.) пашет четь десятины в поле, а в дву потому ж. (...) На 720-й год на заводе работал четыре недели. (...) А буди он что сказал ложно или кого утаил, и за утайку указал бы великий государь казнить смертию. К сей скаске вместо Ивана Барышникова по его велению Сергей Ярцов руку приложил.

Во дворе Федор Иванов сын Усольцов семидесят лет. У него жена Ирина штидесят пяти лет, дети Софон дватцати трех, у него жена Василиса тритцати, дети Перфилей адиннатцати, Василиса шти, Настасья четырех, Харитинья полугода; Овдотья пятинатцати лет. Государевы пашни пашет полтрети (л. 44) десятины в поле, а в дву потому ж. (...) И на прошлой 720-й год на Алапаевском заводе работал две недели. (...) А буди он Федор что сказал ложно или кого утаил, и за утайку указал бы великий государь казнить ево смертию. К сей скаске вместо Федора Усольцова по его велению Сергей Ярцов руку приложил.

Во дворе Онтон Максимов сын Упоров семидесят лет. У него жена Евдокия штидесят, дети Василей сорока, Михайло дватцати, Михайло ж пяти, (л. 44 об.) Кузма полугода. У Василья жена Настасья сорока лет. У Михайла жена Лукерья дватцати пяти, Матрена семи, Анна дву недель. Государевы пашни пашет четверть десятины в поле, а в дву потому ж. (...) На тот же вышеписанной год на Алапаевском заводе работал две недели. (...) Да он же платит в казну великого государя десятые по гривне на год. А торгов и промыслов за ним нет. А буди что сказал ложно или кого утаил, и за утайку указал бы великий государь казнить ево смертию. К сей скаске вместо Онтона Упорова по его велению Сергей Ярцов руку приложил.

Во дворе Онтроп Давыдов сын Черепов штидесят пяти лет. У него жена (л. 45) Акилина сорока пяти, дети Иван пяти, Дарья двенатцати, Татьяна восьми лет, Наталья семи, Параскевья дву лет. Государевы пашни пашет полдесятины в поле, а в дву потому ж. (...) На Алапаевском заводе не роботал за старостию своею. (...) А ежели он что сказал ложно или кого утаил, и за утайку указал бы великий государь казнить ево смертию. К сей скаске вместо Онтропа Черепова по его велению Сергей Ярцов руку приложил.

Во дворе Кондратей Карпов сын Кайдалов штидесят лет. У него жена Елена сорока, дети Демид пяти, Никита трех, Матрона году. Государевы пашни пашет треть десятины. На прошлой 720-й год подымных денег не плачивал и на заводе не рабатывал за скудостию и старостию. (л. 45 об.) (...) А буди что сказал ложно или кого утаил, и за утайку указал бы великий государь казнить смертию. К сей скаске вместо Кондратья Кайдалова по его велению Сергей Ярцов руку приложил.

Во дворе Федот Гаврилов сын Малого штидесят пяти лет. У него жена Ульяна штидесят, дети Андрей осьми, Марфа дватцати, Лисафья тринатцати лет. Государевы пашни пашет четь десятины в поле, а в дву потому ж. (...) На тот же вышеписанной год на Алапаевском заводе не работал. (...) А буди что сказал ложно или кого утаил, и за утайку указал бы великий государь казнить смертию. К сей скаске вместо Федота Малого по его велению Сергей Ярцов руку приложил.

(л. 46) Оброчные крестьяне

Во дворе Гарасим Гаврилов сын Малого штидесят лет. У него жена Дарья штидесят, дети Матрона десяти, Ксенья четырнатцати лет. В казну великого государя платит годового оброку по четыре гривны на год. (...) А на Алапаевском заводе не рабатывал для того, что на государеву мельницу дабывал лес на колеса и валы. (...) А буди что сказал ложно или кого утаил, и за утайку указал бы великий государь казнить ево смертию. К сей скаске вместо Ерасима Малого по его велению Сергей Ярцов руку приложил.

(л. 46 об.) Во дворе Алексей Иванов сын Мельников девяноста лет. У него внук Василей дватцати лет. У Василья жена Матрона тритцати, дети Маланья пятнатцати, Татьяна четырнатцати, Ирина тринатцати, Марья восьми. В казну великого государя платит годового денежного оброку платит (!) по четыре гривны в год, да речного оброку с плеса по четыре гривны в год же. (...) На тот же вышеписанной год на Алапаевском заводе не работал, и за тоя работу добывал лес на гоcудареву мельницу на колеса и на валы. (...) Да верхотурской сын боярской Ефим Чернышев взял от салдатцкого набору денег рубль. (...) А буди что сказал ложно или кого утаил, и за утайку указал бы великий государь казнить смертию. К сей скаске вместо Алексея Мельникова по его велению Сергей Ярцов руку приложил.

(л. 47) Во дворе Иг⟨н⟩атей Дементьев сын Загайнов штидесят восьми лет. У него жена Маремьяна семидесят лет, дети Софон девятнатцати, Михайло дву, Окулина семнатцати. У Софона жена Параскевья тритцати лет. В казну великого государя платит годового денежного оброку платит (!) по рублю на год. (...) На Алапаевском заводе не работал, жил в службе в коморниках. (...) А буди что сказал ложно или кого утаил, и за утайку указал бы великий государь казнить смертию. К сей скаске вместо Игнатья Загайнова по его велению Сергей Ярцов руку приложил.

(л. 47 об.) Во дворе Нестер Л⟨о⟩гинов сын Барышников штидесят лет. У него жена Марина штидесят пяти, дети Сава тритцати адного лета. У Савы жена Катерина дватцати девяти. У них сын Анисим году, Офимья семинатцати, Палагия пятинатцати, Марина дву лет. В казну великого государя платит годового оброку по четыре гривны на год. (...) На тот же вышеписанной год на Алапаевском заводе работал неделю. (...) А буди что сказал ложно или кого утаил, и за утайку указал бы великий государь казнить смертию. К сей скаске вместо Нестера Барышникова по его велению Сергей Ярцов руку приложил.

Деревня Фомина

(л. 48) Деревня Фомина

Во дворе Гурей Кирилов сын Фомин пятидесят пяти лет. У него жена Евдокия пятидесят пяти лет, дети Михайло петнатцати, Никита двенатцати, Марфа семинатцати. У Михайла жена Василиса дватцати. Государевы пашни пашет четь десятины в поле, а в дву потому ж. (...) На тот же вышеписанной год на Алапаевском заводе работал, а сколько недель, тому следуют на заводе книги. (...) А верхотурской сын боярской Яков Виститцков взял лошадь буланую. (...) Да он же платит в казну великого государя с плеса по четыре гривны на год. С мельницы мутовки платит (л. 48 об.) по три алтына по две деньги. А боше того за ним ничего нет. А буди что сказал ложно или кого утаил, и за утайку указал бы великий государь казнить смертию. К сей скаске вместо Гурья Фомина по его велению Сергей Ярцов руку приложил.

Во дворе вдова Акилина Алексеева дочь ⟨Фомина⟩ семидесят лет. У нея дети Иван тритцати, Кузма дватцати пяти, Фирс дватцати. У Ивана жена Катерина тритцати. У Кузмы жена Марфа тритцати. У них дети Данило дву, Степан полугода, Татьяна пяти, Анна четырех, Катерина трех, Агафья году. Государевы пашни пашут четь десятины в поле, а в дву потому ж. На прошлой 720-й год подымные деньги платили з дедею своим з Гурею Фоминым пополам. На Алапаевском заводе работал с лука. (...) (л. 49) (...) А буди что он Иван сказал ложно или кого утаил, и за утайку указал бы великий государь казнить ево смертию. К сей скаске вместо вдовы Акилины по ея велению Сергей Ярцов руку приложил.

Во дворе Андрей Филипов сын Колобков пятидесят пяти лет. У него жена Наталья тритцати пяти, дети Аверкий четырех, Матвей трех, Евдокия штинатцати, Евдокия ж тринатцати, Агафья восьми лет. Государевы пашни пашет четь десятины в поле, а в дву потому ж. (...) На заводе не работал, был в службе. (...) (л. 49 об.) (...) А буди он Андрей что сказал ложно или кого утаил, и за утайку указал бы великий государь казнить смертию. К сей скаске вместо Андрея Колобкова по его велению Сергей Ярцов руку приложил.

Деревня Бутаковская

Деревня Бутаковская

Во дворе Левонтей Иванов сын Гневанов (!) пятидесят лет. У него жена Марина пятидесят лет. Брат Василей сорока пяти. У него жена Параскевья дватцати семи лет. У них дети Терентей дватцати, Веденикт пятнатцати, Параскевья дватцати. У Терентия жена Параскевья ж дватцати пяти, дочь Марья пяти лет, Александра дву лет, Параскевья году. Государевы пашни пашет две трети десятины. (...) (л. 50) (...) На Алапаевском заводе работал две недели. (...) А буди он Левонтей что сказал ложно или кого утаил, и за утайку указал бы великий государь казнить ево смертию. К сей скаске вместо Леонтья Гневалова (!) по его велению Сергей Ярцов руку приложил.

Во дворе Левонтей Васильев сын Зенков пятидесят пяти лет. У него жена Василиса пятидесят, дети Зотей четырнатцати, Марья семинатцати, (л. 50 об.) Ирина адиннацати, Агафья восьми, Ирина семи лет. Государевы пашни пашет четь десятины в поле, а в дву потому ж. (...) На заводе не работал и с миром не платит. (...) Да с мельницы платит оброку с товарищи своими с Гаврилом Луниным по одиннатцати алтын по четыре деньги на год. А торгов и промыслов за ним нет. А буди что сказал ложно или кого утаил, и за утайку указал бы великий государь казнить смертию. К сей скаске вместо Леонтья Зенкова по его велению Сергей Ярцов руку приложил.

Во дворе Ермак Лукин сын Шадрин сорока пяти лет. У него жена Фетинья (л. 51) тритцати, дети Семен пятнатцати, Иван пяти, Марина дватцати, Овдотья двенатцати, Домна семи, Агафья четырех, Федосья дву лет. Государевы пашни пашет четь десятины в поле, а в дву потому ж. (...) На Алапаевском заводе работал четыре недели. И за тоя работу зачету в подать не бывало. И от тех зачетов никому ничего не давывал. Только дал прикащику Афанасью Чернышеву быка от салдатцкого набору, а сына ево в салдаты взял же. (...) А буди что сказал ложно или кого утаил, и за утайку указал бы великий государь казнить смертию. К сей скаске вместо Ермака Шадрина по его велению Сергей Ярцов руку приложил.

(л. 51 об.) Во дворе Ларион Обакумов Насонов (!) пятидесят пяти лет. У него жена Агафья пятидесят лет, дети Прокопей дватцати дву, Гурей десяти, Елисей восьми, Степан дву, Евдокия шти. У Прокопья жена Марина тритцати лет. У них дочь Катерина четырех лет. Государевы пашни пашет полдесятины в поле, а в дву потому ж. (...) И на заводе работал сколько недель, и тому следуют на заводе книги. И за тоя работу зачету в подать не бывало. И от тех зачетов никому ничего не давывал. А взял прикащик Афонасей Чернышев лошадь жеребца рыжего от салдатцва. (...) А буди что сказал ложно или кого утаил, и за утайку указал бы великий государь казнить смертию. К сей скаске вместо Лариона Никонова (!) по его велению Сергей Ярцов руку приложил.

Деревня Кекурская

(л. 52) Дерев⟨н⟩я Кекурская

Во дворе Гаврило Иванов сын Лунин пятидесят лет. У него жена Соломия тритцати пяти лет, дети Семен девятнатцати лет, Тимофей четырнатцати, Прокопей двенатцати, Затей (!) четырех, Василей трех, Кондратей дву, Татьяна девяти лет, Ирина пяти. Сноха салдатка Татьяна тритцати. У нея сын Петр четырех, Палагия дву. Государевы пашни пашет полдесятины и малую треть десятины в поле, а в дву потому ж. (...) На ⟨А⟩лапаевском заводе работал, а сколько недель, тому на заводе следуют книги. (...) А прикащик Афонасей Чернышев взял кобылу гнедую да нетель напаткою своею. (...) (л. 52 об.) (...) А буди что он сказал ложно или кого утаил, и за утайку указал бы великий государь казнить смертию. К сей скаске вместо Гаврила Лукина (!) по его велению Сергей Ярцов руку приложил.

Бобыли нетягие

Во дворе Харитон Иванов сын Лунин семидесят лет. У него жена Евдокия штидесят лет, дети Фрол семнатцати, Фока четырнат⟨цати⟩. Государевы пашни не пашет и подымных денег не платит. А сказал, житель де он Харитон был Новопышминской слободы, и платил в казну великого государя денежного ⟨оброку⟩ по тринатцати алтын по две деньги в год, и подымные деньги платил в той же слободе. А из той Новопышминской слободы ушел в прошлом 715-м году по высылке перепищика Коноплени⟨н⟩а, и с того числа и году жил в Арамашеве слободе. А в казну великого государя ничего не платил. А в Невьянскую слободу пришел в нынешнем 721-м году в Великой пост в марте мисеце. (!) (л. 53) А живет в збегом дворе невьянского крестьянина Самыла Лунина. Скота у себя имет лошадь, а иного скота больше нет. А ежели он что сказал ложно или душу утаил, и за утайку указал бы великий государь казнить смертию. К сей скаске вместо Харитона Лунина по его велению Сергей Ярцов руку приложил.

Во дворе Федор Конанов сын Батармин штидесят лет. У него жена Ирина пятидесят, дети Овдотья пятнатцати, Марина двенатцати. А сказал, житель де он был Рудной слободы. А в той Рудной слободе был в денежном оброке, платил по четыре гривны на год. И подымные деньги платил в той же Рудной слободе. Сошел из той Рудной слободы в прошлом 718-м году, и с того вышеписанного году живет в Невьянской слободе в невьянской пустой избе. А живучи в Невьянской слободе ничего в казну и с миром не плачивал за скорбию, что рука отсечена, и скитатца по миру. А после де того ево убегу в той Рудной слободе платят всякие подати братья ево Левонтей (л. 53 об.) да Петр Батармины ж. А буди он что сказал ложно или кого утаил, и за утайку указал бы великий государь казнить смертию. К сей скаске вместо Федора Батармина по его велению Сергей Ярцов руку приложил.

Деревня Сохарева (1/2)

Деревня Сохарева

Во дворе Панкратей Афонасьев сын Кузминых штидесят дву лет. У него жена Аксинья штидесят трех лет, дети Петр дватцтаи дву, у Петра жена Лисафья тритцати пяти, Анна девятнатцати, Марья четырех недель, покормленка Параскевья пяти лет. Государевы пашни пашет треть десятины и полмалой трети десятины. В прошлом 720-м году подымных денег в рублевую платил тритцать шесть алтын четыре денги, по четыре гривны и по две гривны платил сполна. И на нынешней 721-й год не платил. На Алапаевском заводе работал неделю. (...) (л. 54) (...) А буди что сказал ложно или кого утаил, и за утайку указал бы великий государь казнить смертию. К сей скаске вместо Панкратья Кузминых по его велению Сергей Ярцов руку приложил.

Во дворе Иг⟨н⟩атей Матвев Никонов восьмидесят лет. У него дети Михайло пятидесят четырех. У него жена Дарья тритцати пяти, дети Ефим четырех, Тимофей дву, Агафья восьми, Евдокия шти лет. Государевы пашни пашет полтрети десятины в поле, а в дву потому ж. На прошлой 720-й год подымные деньги (...) На заводе работал три недели. (...) (л. 54 об.) (...) А буди что сказал ложно или кого утаил, и за утайку указал бы великий государь казнить смертию. К сей скаске вместо Игнатья Никонова по его велению Сергей Ярцов руку приложил.

Во дворе Илья Иг⟨н⟩атьев сын Никонов сорока семи лет. У него жена Ирина тритцати четырех, дети Василей семи, Степанида двенатцати, Александра десяти, Дарья восьми, Татьяна шти, Ирина четырех, Мавра дву лет. На прошлой 720-й год подымные деньги платил (...) На заводе не роботал. (...) (л. 55) (...) А буди он Илья что сказал ложно или кого утаил, и за утайку указал бы великий государь казнить ево смертию. К сей скаске вместо Ильи Никонова по его велению Сергей Ярцов руку приложил.

Деревня Кочнева

Дерев⟨н⟩я Кочнева

Во дворе Иван Федосев сын Кочнев тритцати дву лет. У него жена Марья тритцати, дети Осип трех, Емельян году, Настасья трех лет. Государевы пашни пашут треть десятины в поле, а в дву потому ж. (...) (л. 55 об.) (...) И на тот вышеписанной год на заводе не работал, был в плотниках в Невьянской слободе у дощаников и на пристани у коломянок. (...) А ежели он что сказал ложно или кого утаил, и за утайку указал бы великий государь казнить ево смертию. К сей скаске вместо Ивана Кочнева по его велению Сергей Ярцов руку приложил.

Во дворе Василей Иванов сын Самков штидесят лет. У него жена Наталья пятидесят, дети Иван штинатцати, Марко дватцати, Петр десяти, Никита четырех, (л. 56) Матрона дватцати лет. Государевы пашни пашет треть десятины в поле, а в дву потому ж. (...) И на тот вышеписанной год на Алапаевском заводе работал четыре недели. (...) А буди он что сказал ложно или кого утаил, и за утайку указал бы великий государь казнить смертию. К сей скаске вместо Василья Самкова по его велению Сергей Ярцов руку приложил.

(л. 56 об.) Во дворе Степан Никонов сын Кочнев семидесят лет. У него жена Катерина семидесят, дети Емельян сорока лет. У Емельяна жена Марфа сорока. У них дети Анисим дву, Анна двенатцати, Агафья восьми лет. Государевы пашни пашет две трети в поле, а в дву потому ж. (...) И на Алапаевских заводех работал. (...) Собиные пашни на себя пашет по три десятины в поле, а в дву потому ж. А по два года не пахал за конною скудостию. (...) А ежели он что сказал ложно или кого утаил, и за тоя б ево ложную скаску и за утайку указал бы великий государь казнить смертию. К сей скаске вместо Стефана Кочнева по его велению Сергей Ярцов руку приложил.

(л. 57) Во дворе Вавило Тимофев сын Кочнев семидесят лет. У него жена Федора семидесят дву лет. Государевы пашни пашет полтрети десятины в поле, а в дву потому ж. (...) На заводе не работал за старостию своею. (...) А буди что сказал ложно или кого утаил, и за утайку указал бы великий государь казнить смертию. К сей скаске вместо Вавила Кочнева по его велению Сергей Ярцов руку приложил.

Во дворе Кузма Трофимов сын Самков пятидесят лет. У него жена Улита сорока, дети Михайло тринатцати, (л. 57 об.) Федор адиннатцати, Борис пяти лет, Кирило трех, Микифер году. У него мать Ховронья семидесят лет. Государевы пашни пашет треть десятины. (...) На заводе работал четыре недели. (...) А взял де с него Кузмы верхотурской дворянин Максим Асев четыре рубли да корову от салдатцкого набору в прошлом 716-м году, да он же взял лошадь да быка, верхотурской сын боярской Яков Виститцков три рубли денег да быка напаткою своею, прикащик Афонасей Чернышев два рубли денег да быка, кобылу соловую напаткою своею. (...) А буди что сказал ложно или кого утаил, и за утайку указал бы великий государь казнить смертию. К сей скаске вместо Кузмы Самкова по его велению Сергей Ярцов руку приложил.

Деревня Клевакина

(л. 58) Деревня Клевакина

Во дворе Архип Васильев сын Клешев пятидесят трех лет. У него жена Евдокия пятидесят, дети Михайло двенатцати, Елисей восьми, Стефанида пяти, Марья трех недель. А государевы пашни пашет треть десятины и половина полу малой трети десятины в поле, а в дву потому ж з братом своим Федором. (...) И на тот год на Алапаевском заводе работали четыре недели. (...) Да они ж платят с мельницы оброку по восьми алтын по две денги на год. А та мельница мелет по веснам на речке колешчатая об однех жерновах. Да с озера платят оброку по тринатцати алтын по две денги на год. (л. 58 об.) А больше того торгов и промыслов за ними нет. Да у него ж Архипа сын салдат Василей дватцати четырех лет. У него жена Дарья дватцати пяти, дети Леонтей дву, дочь Аксинья шти лет, Ирина одной недели. Взят был в салдатцкую службу в некруты в прошлом 711-м году, и в свое место в тоя салдатцкую службу нанял на Верхотурье гулящего человека, а кого именем, и тому следуют на Верхотурье книги. И с того вышеписанного году живет с отцом своим, а с миром никаких податей не платит. А больше того торгов и промыслов никаких нет. А ежель он что сказал ложно или кого утаил, и за тоя б ево ложную скаску указал великий государь казнить смертию. К сей скаске вместо Архипа Клешева по его велению Сергей Ярцов руку приложил.

Во дворе Ларионт (!) Дементьев сын Клевакин сорока пяти лет. У него жена Овдотья сорока пяти, дети Ларион семнатцати, Иван двенатцати, Осип восми, Тимофей четырех, Степан году, Марья семи. У Лариона жена Анна дватцати лет. Государевы пашни пашет четь десятины в поле, а в дву потому ж. (...) (л. 59) (...) На Алапаевском заводе не работал, жил в службе в целовальниках за подымными деньгами. (...) А ежель что он Ларион что (!) сказал ложно или кого утаил, и за тоя б ево ложную скаску указал великий государь казнить смертию. К сей скаске вместо Лариона Клевакина по его велению Сергей Ярцов руку приложил.

Во дворе Кондратей Трофимов сын Бобров пятидесят пяти лет. У него жена Федосья сорока трех лет, дети Петр петнатцати, Антипа одиннатцати, Михайло восми, Анна дватцати одного, Палагия десяти. Государевы пашни пашет полдесятины и полполетрети десятины в поле, а в дву потому ж. (л. 59 об.) (...) А на заводе не работал за скудостию своею. (...) А ежель что сказал ложно или кого утаил, и за тоя б ево ложную скаску указал великий государь учинить смертную казнь. К сей скаске вместо Кондратья Боброва по его велению Сергей Ярцов руку приложил.

Деревня Ветлугина

Деревня Ветлугина

Во дворе Сава Андреев Коновалов восьмидесят лет. У него жена Овдотья восмидесят одного, дети Василей сорока одного. У него жена Овдотья сорока, дети Василей дву, Федосья двенатцати, Татьяна семи, Степанида пяти, сестра Лукерья дватцати дву. Государевы пашни пашет треть десятины в поле, а в дву потому ж. (...) (л. 60) (...) На Алапаевском заводе работал четыре недели. (...) А ежель он Савелей что сказал ложно или душу утаил, и за тоя б ево ложную скаску указал великий государь казнить смертию. К сей скаске вместо Савы Коновалова по его велению Сергей Ярцов руку приложил.

Во дворе Филип Гаврилов Черепанов семидесят лет. У него дети Онанья сорока трех. У него жена Елгения пятидесят лет. У них дети Ирина десяти Ефрем десяти. Государевы пашни пашет полдесятины в поле, а в дву потому ж. (...) На заводе работал. (...) Прикащик Афонасей Чернышев взял (л. 60 об.) быка, оттого что сын ево Филипов ис салдатов бежал и сослан на Верхотурье. (...) А буде он Филип что сказал ложно или кого утаил, и за утайку указал бы великий государь казнить смертию. К сей скаске вместо Филипа Черепанова по его велению Сергей Ярцов руку приложил.

Во дворе Кирило Мартынов сын Ветлугин сорока пяти лет. У него брат Иван тритцати пяти лет. У Кирила жена Икилина сорока. У Ивана жена Парасковья тритцати пяти. У них дети Клементей петнатцати, Захар семи, Матвей году, Дементей полугоду, Варвара тринатцати, Анна семи, Домна четырех лет. Государевы пашни пашет две трети десятины в поле, а в дву потому ж. (...) (л. 61) (...) На заводе работал с лука на 720-й год. (...) А ежель он Кирило что сказал ложно или кого утаил, и за тое б ево ложную скаску указал бы великий государь казнить смертию. К сей скаске вместо Кирила Ветлугина по его велению Сергей Ярцов руку приложил.

Во дворе Яков Трифанов Сурнин вось⟨ми⟩десят четырех лет. У него дети Иван пяитлесят, Семен тритцати трех. У Ивана жена Ирина сорока трех, дети Анисим четырнатцати, Федор году. У Семена жена Евдокия тритцати. У них дети Григорей десяти, Иосип году, Зеновья тритцати, Устинья десяти, Ховронья шти, Домна четырех. Государевы пашни пашет десятину бес четверти в поле, а в дву потому ж. (...) (л. 61 об.) (...) На 720-й год на заводе работал з дву луков восемь недель. (...) Верхотурской сын боярской Максим Асев взял лошадь мерина пегово нападкою напрасно. (...) А ежель он Яков что сказал ложно или кого утаил, и за тое б ево ложную скаску указал великий годсуарь казнить смертию. К сей скаске вместо Якова Сурнина по его велению Сергей Ярцов руку приложил.

Во дворе Леонтей Исаков Черепанов тритцати пяти лет. У него жена Оксенья сорока, дети Онанья десяти, Андрей восми, Варлам четырех. Государевы пашни пашет четь десятины в поле, а в дву потому ж. На прошлой 720-й год подымных денег (л. 62) платил по тринатцати алтын по две денги, а рублевые и по шти алтын по четыре денги не платил и на заводе не рабливал за скудостию своею. Собинной пашни на себя пашет заимкою владеет, а не пашет за конною скудостию. Сенными покосы владеет на сто копен. Пожитков у себя имеет скота лошадь, три свиньи. А больше того ничего нет. А ежель он Леонтей что сказал ложно, и за тоя б ево ложную скаску указал великий государь казнить смертию. К сей скаске вместо Леонтья Черепанова по его велению Сергей Ярцов руку приложил.

Деревня Костромина

Деревня Костромина

Во дворе Кирило Григорьев сын Костромин семидесят одного лета. У него жена Устинья штидесят, дети Домна 20. У него сноха Настасья дватцати, внук Микифор дву лет, Петр трех месяцев. Государевы пашни пашет треть десятины в поле, а в дву потому ж. (...) И на прошлой 720-й год на заводе работал. (...) (л. 62 об.) (...) А ежель он Кирило что сказал ложно или кого утаил, и за тоя б ево ложную скаску указал великий государь казнить смертию. К сей скаске вместо Кирила Костромина по его велению Сергей Ярцов руку приложил.

Во дворе Василей Данилов сын Сурнин семидесяти лет. У него жена Овдоки⟨я⟩ семидесят, дети Яков сорока трех, Иван дватцати, Тимофей шеснатцати, Кондратей девяти, Трифан пяти, Маланья дватцати. У Якова жена Улита дватцати. Внука Настасья петнатцати лет. Государевы пашни пашет полдесятины бес пяти сажен в поле, а в дву потому ж. (...) На заводе на прошлой 720-й год работал, а сколько недель, тому следуют на заводе (л. 63) книги. (...) А ежель он Василей что сказал ложно или кого утаил, и за тоя б ево ложную скаску указал великий государь казнить смертию. К сей скаске вместо Василья Сурнина по его велению Сергей Ярцов руку приложил.

Во дворе Евтифей Кирилов Костромин сорока одного лета. У него жена Палагия тритцати пяти, дети Ларион шти, Иван четырех. Государевы пашни пашет четь десятины в поле, а в дву потому ж. (...) И на прошлой 720-й год на заводе работал. (...) (л. 63 об.) (...) А буде он Евтифей что сказал ложно или кого утаил, и за утайку указал бы великий государь казнить смертию. К сей скаске вместо Ефтефея Костромина по его велению Сергей Ярцов руку приложил.

Деревня Ярославская

Деревня Ярославская

Во дворе Федосей Терентиев сын Латников семидесят лет. У него жена Марья штидесят пяти, дети Кондратей сорока. У Кондратья жена Елена сорока, дети Кирило семи, Офимья восьмнатцати, Марья десяти, Парасковья восми, Варвара шти, Дарья году. Государевы пашни пашет треть десятины в поле, а в дву потому ж. (...) А на Алапаевском заводе работал две недели. (...) (л. 64) (...) А ежель что он Федосей сказал ложно или кого утаил, и за тое ево ложную скаску указал великий государь казнить смертию. К сей скаске вместо Федосея Латникова по его велению Сергей Ярцов руку приложил.

Во дворе Иван Григорьев сын Важенин сорока девяти лет. У него жена Марья пятидесят четырех лет. У них дети Михайло четырнатцати, Никифор десяти, Софья шеснатцати, Федосья петнатцати, Татьяна восьми, Федосья семи, Ирина четырех, племянник Лаврентей пятнатцати лет. Государевы пашни пашет треть десятины и пол полу малой трети десятины в поле, а в дву потому ж. На прошлой 720-й год подымные денги платил сорок алтын, и по тринатцати алтын по две денги (л. 64 об.) и по шти алтын по четыре денги платил сполна. И на Алапаевском заводе работал две недели. А за тое работу зачету за подать не бывало. И от тех зачетов никому ничего не давывал. Взял корову прикащик Афонасей Чернышев напрасно. (...) А ежель что он Иван сказал ложно или кого утаил, и за тоя б ево ложную скаску указал великий государь казнить смертию. К сей скаске вместо Ивана Важенина по его велению Сергей Ярцов руку приложил.

Во дворе Илья Степанов Кузнецов штидесят пяти лет. У него жена Оксенья штидесят пяти, дети Костентин сорока. У Костентина жена Овдотья сорока. У них дети Иван девяти, Тимофей семи, покормленица Овдотья пятнатцати, Фекла тринатцати лет. Да у него ж живет гуляшей человек Василей Васильев сын Пакин дватцати пяти лет. (л. 65) Государевы пашни пашет четь десятины и пол полу малой трети. На прошлой 720-й год подымные денги (...) И на Алапаевском заводе работал две недели. (...) А ремесла за ним работает кузничную работу. А иного за ним ничего нет. А ежель он Илья что сказал ложно или кого утаил, и за тоя б ево ложную скаску указал великий государь учинить ему смертную казнь. К сей скаске вместо Ильи Кузнецова по его велению Сергей Ярцов руку приложил.

Во дворе Еремей Григорьев сын Важенин штидесят лет. У него жена Татьяна штидесят, дети Параскевья дватцати дву, Акилина девяти лет. Государевы пашни (л. 65 об.) пашет треть десятины в полу, а в дву потому ж. На прошлой 720-й год (...) А на заводе не работал за старостию своею. (...) А ежель он Еремей что сказал ложно или кого утаил, и за тоя б ево ложную скаску указал великий государь казнить смертию. К сей скаске вместо Еремея Важенина по его велению Сергей Ярцов руку приложил.

Во дворе Гарасим Матвеев Пантелеев восьмидесят лет. У него дети Сидор сорока восьми. У него жена Дарья сорока восми ж лет. У них дети Павел дватцати дву, Тихон семнатцати, Феклист семи, Матвей четырех, Палагия дватцати, Овдотья петнатцати, Фекла пяти, Марина году. Государевы пашни (л. 66) пашет полтрети десятины в поле, а в дву потому ж. На прошлой 720-й год подымные денги (...) И на Алапаевском заводе работал с лука четыре недели. (...) Сенных покосов пладеет на двисти копен з братом Петром. (...) А ежель он что сказал Сидор (!) ложно или кого утаил, и за тоя б ево ложную скаску указал великий государь казнить смертию. К сей скаске вместо Герасима Пантелеева по его велению Сергей Ярцов руку приложил.

Во дворе Петр Гарасимов сын Пантеле⟨е⟩в сорока пяти лет. У него жена Палагия сорока, дети Данило шеснатцати, Алексей пяти, Иван трех, Овдотья двенатцати, Василиса восьми лет. Государевы пашни пашет полтрети десятины в поле, а в дву потому ж. (л. 66 об.) На прошлой 720-й год подымные денги платил з братом пополам. А на Алапаевском заводе работал с лука. А что заработано, и то на заводе в книгах писано. Пашни на себя пашет по десятине в поле, а в дву потому ж. Сенных покосов в вобче с вышеписанным братом, только живет в собом дворе. К сей скаске вместо Петра Пантелеева по его велению Сергей Ярцов руку приложил.

Во дворе Иван Федоров сын Волков пятидесят дву лет. У него жена Лукерья пятидесят дву. У них дети Ларион трех лет, Агафья четырнатцати, Маланья восьми, Ирина шти лет. Брат Иван же сорока шти лет. У него жена Марья сорока шти. У них дети Алексей четырнатцати, Семен трех, Фетинья соро (!), Агафья десяти лет, Параскевья семи, Марья пяти, Катерина шти недель. Государевы пашни пашет десятину бес четверти. (...) И на Алапаевском заводе робили з дву луков четыре недели. (...) (л. 67) (...) А буди он Иван что сказал ложно или кого утаил, и за тоя б ево ложную скаску указал великий государь казнить смертию. К сей скаске вместо Ивана Волкова по его велению Сергей Ярцов руку приложил.

Во дворе Иван Козмин сын Чапурин сорока шти лет. У него жена Федора сорока пяти, дети Семен десяти, Прокопей девяти, Ларион шти недель, Анна тритцати, Татьяна восми, Марья четырех, Катерина трех лет. Государевы пашни пашет треть десятины в поле, а в дву потому ж. (...) На Алапаевском заводе работал на тот вышеписанной год две недели. (...) (л. 67 об.) (...) А ежель он что сказал ложно или кого утаил, и за тоя б ево ложную скаску указал великий государь казнить ево смертию. К сей скаске вместо Ивана Чапурина по его велению Сергей Ярцов руку приложил.

Во дворе Василей Павлов Овдюков сорока дву лет. У него жена Со⟨ло⟩мия сорока дву. У него покормленник Ларион десяти, Мирон трех лет. Государевы пашни пашет треть десятины в поле, а в дву потому ж. (...) И на Алапаевском заводе работал три недели. (...) В прошлом 720-м году взял прикащик Афонасей Чернышев быка неведамо за что из-за мучения. Да Яков Виститцков в прошлом 720 году взял с него Василья два рубли денег да четь муки ржаной, тушу свиную из-за мучения. Михайло Бибиков взял от салдатцтва три рубли, выбирал брата Юду в салдаты, да две чети ржи. Да на сей 721-й год (л. 68) подымных денег платил (...) А ежель что сказал он Василей ложно или кого утаил, и за тоя б ево ложную скаску указал великий государь казнить ево Василья смертию. К сей скаске вместо Василья Овдюкова по его велению Сергей Ярцов руку приложил.

Во дворе Денис Осипов Литвинов тритцати шти лет. У него жена Мавра тритцати шти, дети Осип четырех. У него брат Панкратей восьмнатцати лет, Гаврило десяти, Петр пяти. У него мать Дарья пятидесят лет. Государевы пашни пашет треть десятины и полполутрети десятины в поле, а в дву потому ж. (...) А на заводе не работал за нуждою своею. (...) (л. 68 об.) (...) А ежель он Денис что сказал ложно или кого утаил, и за тоя б ложную скаску указал великий государь казнить смертию. К сей скаске вместо Дениса Литвинова по его велению Сергей Ярцов руку приложил.

Во дворе Сергей Михайлов сын Волков семидесят лет. У него сын Мирон тритцати пяти. У него жена Софья сорока. У них дети Клементей двенатцати, Григорей восми, Микита шти, Афонасей четырех, Леонтей дву, Акилина полугоду. Государевы пашни пашет полдесятины в поле, а в дву потому ж. (...) На Алапаевских заводех не работал. (...) А ежель он Сергей что сказал (л. 69) ложно или кого утаил, и за тоя б ево ложную скаску указал великий государь казнить ево смертию. К сей скаске вместо Сергея Волкова по его велению Сергей Ярцов руку приложил.

Во дворе вдова Марфа штидесят лет. У нея сын Иван двенатцати лет. Никаких податей в казну не платит и пашни не пашет, скитаетца по дворам. А муж ея Лука Юрьев умре в давных летех. К сей скаске вместо вдовы Марфы по ея велению Сергей Ярцов руку приложил.

Во дворе нищей Евсей Иванов Литвинов девяноста лет. У него жена Ирина семидесят лет. А детей у них нет. А в казну государю ничего не платит и земель за собой не владеет. К сей скаске вместо Евсея Литвинова по его велению Сергей Ярцов руку приложил.

Деревня Елунина

Деревня Елунина

Во дворе Харитон Лукин Тонкушин пятидесят пяти лет. У него жена Анна пятидесят, дети Обрам пятнатцати лет, Тимофей шти, Маланья десяти лет. Государевы пашни (л. 69 об.) пашет четь десятины в поле, а в дву потому ж. (...) На Алапаевском заводе работал две недели. (...) А буде я (!) что сказал ложно или кого утаил, и за тоя б ево ложную скаску указал великий государь казнить смертию. К сей скаске вместо Харитона Тонкушина по его велению Сергей Ярцов руку приложил.

Во дворе Матвей Петров сын Ширшев штидесят лет. У него жена Наталья пятидесят, дети Дарья дватцати лет, Степанида шеснатцати, Параскевья четырнатцати лет. Государевы пашни пашет четь десятины в поле, а в дву потому ж. На прошлой 720-й год подымных денег (л. 70) по рублю и по тринатцати алтын по две денги и по шти алтын по четыре денги платил сполна. А на заводе не работал за старостию своею. (...) А буде он что сказал ложно или кого утаил, и ща тоя б ложную скаску указал великий государь смертию казнить. К сей скаске вместо Матфея Ширшева по его велению Сергей Ярцов руку приложил.

Во дворе Кондратей Савельев сын Полстовалов (!) тритцати лет. У него жена Евдокия дватцати пяти лет. У него дети Михайло шти, Архип четырех, Павел дву лет, Ирина году. У него мать Агафья восьмидесят лет. Государевы пашни пашет полтрети десятины в поле, а в дву потому ж. На прошлой 720-й год подымные денги рубль платил, и по тринатцати алтын по две денги и по шти алтын по четыре денги платил сполна. (л. 70 об.) На заводе робил неделю. (...) К сей скаске вместо Кондратья Толстовалова (!) по его велению Сергей Ярцов руку приложил.

Во дворе Иев Федоров Тонкушин восмидесят лет. У него жена Варвара пятидесят лет, дети сын салдат отставной нем Терентей тритцати лет, у него жена Марфа дватцати, Марфа петнатцати, Марфа ж десяти лет. Государевы пашни пашет четь десятины в поле, а в дву потому ж. Подымных денег не платит и на заводе не робит за старостию своею. Собинной пашни на себя пашет полчети десятины. Сенных покосов владеет по десяти копен. Статков у себя имеет лошадь. А больше того ничего нет. А буде что сказал ложно или кого утаил, и за тоя б ево ложную скаску указал великий государь казнить смертию.

(л. 71) Во дворе Степан Федоров сын Калмаков сорока лет. У него жена Оксинья сорока, дети Матвей шеснатцати, Данило тринатцати, Яков десяти, Моисей дву, Евдокия петнатцати лет. Государевы пашни пашет полтрети десятины в поле, а в дву потому ж. (...) На заводе не работал. (...) К сей скаске вместо Иева Тонкушина (!) по его велению Сергей Ярцов руку приложил.

Во дворе Афонасей Максимов Розуев восьмидесят лет. У него жена Фетинья восмидесят лет. У них дети Мирон тритцати. У него жена Фетинья сорока. У них дети Степан десяти, Кондратей пяти, Семен полугоду, Палагия дву. У него зять Максим ⟨Осипов сын⟩ штидесят лет. У него жена Ефимья штидесят, дети Прокопей одиннатцати, Савелей восьми, Елисей петнатцати, (л. 71 об.) Мавра двенатцати, Ирина трех, Маремьяна дву лет. Государевы пашни пашет четь десятины в поле, а в дву потому ж. На прошлой 720-й год подымные денги по рублю и по тринатцати алтын по две денги и по шти алтын по четыре денги платил сполна. На заводе работал зять ево Максим, и он Афонасей работал кузничную работу. (...) А за ним ремесла работает кузничную работу. А больше того за ним ничего нет. А ежели он Афонасей сказал что ложно или кого утаил, и за тоя б ево ложную скаску указал великий государь учинить смертную казнь. К сей скаске вместо Афонасья Розуева по его велению Сергей Ярцов руку приложил.

Оброчной крестьянин

Во дворе Петр Наумов семидесят пяти лет. У него жена Ульяна семидесят пяти, дети Павел сорока пяти. У них (!) дети Яков двенатцати, Иев десяти, Макар восми, Иван трех, Наталья шеснатцати, Ирина дву лет. А платит в казну великого государя денежнаго оброку по рублю на год. На прошлой 720-й год подымные рублевые деньги и по тринатцати алтын по две денги и по шти алтын по четыре денги платил сполна. А на Алапаевском заводе работал две недели. (...) А ежели он Павел что сказал ложно или кого утаил, и за тоя б ево ложную скаску указал великий государь казнить смертию. К сей скаске вместо Петра Наумова по его велению Сергей Ярцов руку приложил.

(л. 72 об.) Во дворе бобыль Сава Васильев сын Чапурин семидесят лет. У него невеска Марфа тритцати пяти лет. У нея дети Захар одиннатцати, Семен семи, Влас пяти, Оксинья петнатцати лет. В казну великого государя никаких податей не платит и на заводе не работает за старостию своею. А пасынок ево Василей уведен в салдаты в прошлом 711-м году. А больше того ничего не платит. Статков у себя имеет лошадь, пять скотин рогатых, пять овец. А больше того за ним ничего нет. А буде что он Сава сказал ложно или кого утаил, и за тоя б ево ложную скаску указал великий государь казнить смертию. К сей скаске вместо Савы Чапурина по его велению Сергей Ярцов руку приложил.

Деревня Лихайка

Деревня Лихайка

Во дворе Петр Оверкиев Бородин семидесят лет. У него жена Овдотья сорока, дети Обросим сорока лет, Григорей десяти, Костентин семи, Логин шти, Яков четырех. У Обросима жена Оксинья сорока. У них дети Григорей восьми, Овдотья дватцати, Палагия двенатцати, Овдотья шеснатцати, Овдотья ж шти, Офимья четырех, (л. 73) Параскевья дву. Государевы пашни пашет четь десятины и пол полу малой трети десятины в поле, а в дву потому ж. (...) На заводе работал две недели. (...) А в прошлом 712-м году взял прикащик Михайло Бибиков рубль денег да лосину от салдатцкого набору. В прошлом 720-м году тагильской прикащик Ефим Чернышев взял рубль напаткою своею. (...) А ежели он Петр что сказал ложно или кого утаил, и за тоя б ево ложную скаску указал великий государь казнить смертию. К сей скаске вместо Петра Бородина по его велению Сергей Ярцов руку приложил.

(л. 73 об.) Во дворе Данило Карпов Кокшаров девяносто одного лета. У него внуки Андрей восмнатцати, Ефрем десяти, сноха салдатка Марья пятидесят, Фекла петнатцати, Оксинья сорока, Наталья двенатцати, Игнатей году. Государевы пашни пашет треть десятины в поле, а в дву потому ж. На 720-й год на заводе не работал за старостию и за малолетством, а работал сын ево Никула, которой живет своим двором. (...) А буде он Данило что сказал ложно или душу утаил, и за тоя б ево ложную скаску указал великий государь учинить смертную казнь. К сей скаске вместо Данила Кокшарова по его велению Сергей Ярцов руку приложил.

(л. 74) Во дворе Яков Карпов Кокшаров девяноста лет. У него жена Фекла семидесят лет, дети Никита сорока трех, Леонтей тритцати, Ефрем дватцати. У Никиты жена Ульяна сорока, дети Калина двенатцати, Тимофей десяти, Марья девяти лет, Марфа восьми, Акилина трех, Ульяна полугода. Государевы пашни пашет треть и полполутрети десятины в поле, а в дву потому ж. (...) На заводе работал з дву луков пять недель. (...) Только взял прикащик Михайло Бибиков молодой в прошлом 712-м году взял шесть рублев с полтиною от салдатовшины. Яков Виститцков взял корову, полтора рубли денег. Да в прошлом 720-м году взял прикащик Афонасей Чернышев два рубли с полтиною денег да лошадь мерина рыжего. Да сотник Володимер Стадухин от салдатства взял рубль. (...) (л. 74 об.) (...) А буде что сказал ложно или душу утаил, и за тоя б ево ложную скаску указал великий государь казнить смертию. К сей скаске вместо Якова Кокшарова по его велению Сергей Ярцов руку приложил.

Во дворе Григорей Минеев ⟨Малыгин⟩ пятидесят восьми лет. У него ⟨жена⟩ Фекла пятидесят, дети Онтон петнатцати, Афонасей тринатцати, Савелей пяти, Палагия деветнатцати, Федосья семнатцати, Настасья восми, Ирина дву. Государевы пашни пашет треть десятины в поле, а в дву потому ж. (...) И на заводе работал две недели. (...) (л. 75) (...) А ежель он Григорей что сказал ложно или кого утаил, и за тоя б ево ложную скаску указал великий государь смертию казнить. К сей скаске вместо Григорья Миниева по его велению Сергей Ярцов руку приложил.

Во дворе Тихон Оверкиев Бородин семидесят пяти лет. У него жена Оксинья семидесят. У него дети Абакум сорока, Василей тритцати трех. У Обакума жена Ирина тритцати лет, ⟨дети⟩ Овдотья году, Марья четырех недель. У Василья жена Параскевья тритцати пяти, дети Никита четырех, Степан году, Палагия шти. Марья тритцати пяти малаумна, Параскевья дватцати. Государевы пашни пашет четь десятины в поле, а в дву потому ж. (...) На заводе не работал, был в с⟨л⟩ужбе. (...) (л. 75 об.) (...) А будет он Тихон что сказал ложно или кого утаил, и за тоя ево ложную скаску указал великий государь казнить смертию. К сей скаске вместо Тихона Бородина по его велению Сергей Ярцов руку приложил.

Во дворе Никита Иванов Чирков штидесят пяти лет. У него жена Ирина штидесят трех, дети Михайло тритцати пяти, Василей четырех, Агафья шеснатцати, Матрона шти. У Михайла жена Параскевья тритцати лет. Государевы пашни пашет полдесятины в поле, а в дву потому ж. (...) На Алапаевском заводе работал две недели. (...) (л. 76) (...) А ежель он Никита что сказал ложно или кого утаил, и за тоя б ево ложную скаску указал великий государь смертию казнить. К сей скаске вместо Никиты Чиркова по его велению Сергей Ярцов руку приложил.

Во дворе Дементей Иванов Чирков пятидесят лет. У него жена Дарья пятидесят пяти лет, дети Семен четырех, Палагия дватцати, Ирина шти лет. Государевы пашни пашет четь десятины в поле, а в дву потому ж. (...) На Алапаевском заводе работал неделю. (...) А буде что он Дементей сказал ложно или кого утаил, и за утайку указал великий государь казнить смертию. К сей скаске вместо Дементья Чиркова по его велению Сергей Ярцов руку приложил.

(л. 76 об.) Во дворе Емельян Гордеев сын Минеев сорока пяти лет. У него жена Овдотья тритцати пяти, дети Лазарь тринатцати, Василей пяти, Леонтей году, Матрена десяти, Акилина семи, Софья трех лет. Государевы пашни пашет треть десятины в поле, а в дву потому ж. На прошлой 720-й год подымные денги платил сполна против Никиты Чиркова. На сей 721-й год палтил сполна ж. На заводе работал две недели. (...) А ежель что сказал ложно или душу утаил, и за тоя б ево ложную скаску указал великий государь казнить смертию. К сей скаске вместо Емельяна Минеева по его велению Сергей Ярцов руку приложил.

Во дворе вдова Матрена ⟨Бородина пятидесят лет. У ея дети Василей шеснатцати, Лазарь одиннатцати, Дементей восми, Варвара петнатцати, Татьяна девяти, Огафья пяти лет. (л. 78) Государевы пашни пашет з детьми своими полдесятины в поле, а в дву потому ж. (...) На заводе робил (!) две недели. (...) К сей скаске вместо вдовы Матрены по ея велению Сергей Ярцов руку приложил.

Во дворе Козма Иванов сын Трусов семидесят семи лет. У него жена Агрипена восмидесят, дети Филип сорока. У него жена Окулина тритцати лет. У них дети Дмитрей восми, Петр шти, Кирило дву, Семен дву недель, Павел пяти, Овдотья семи лет. У него ж дочь салдатка Ульяна тритцати лет. У ней дети Ярасим восьми лет. Государевы пашни пашет две трети десятины в поле, а в дву потому ж. (...) (л. 78 об.) (...) На заводе не работал затем, что сын ево Филип бегат. (...) А ежель он Козма что сказал ложно или кого утаил, и за утайку указал великий государь казнить смертию. К сей скаске вместо Кузмы Трусова по его велению Сергей Ярцов руку приложил.

Во дворе Федот Онтонов Малыгин штидесят пяти лет. У него жена Федосья пятидесят пяти лет, дети Марья восьмнатцати, Марфа четырнатцати лет. Государевы пашни пашет треть десятины в поле, а в дву потому ж. На прошлой 720-й год подымных денег не платит и на заводе не работат за старостию и за скорбию и за последнею своею скудостию. Посеву у него нет. Скота нет же. питаетца по миру. А буде он что сказал ложно или кого утаил, и за тоя б ево ложную скаску указал великий государь казнить смертию. К сей скаске вместо Федора Малыгина по его велению Сергей Ярцов руку приложил.

Деревня Вогульская

(л. 79) Деревня Вогульская

Во дворе Лаврентей Игнатьев сын Рыбкин штидесят лет. У него жена Матрона сорока девяти, дети Сила дватцати пяти, Матвей семнатцати, Павел четырнатцати, Иван году, у Силы жена Овдотья тритцати трех, Палагия девети, Овдотья семи лет. Государевы пашни пашет четь десятины в поле, а в дву потому ж. (...) только взял Яков Виститцков рубль денег не за что, да от миру педьдесят четьи хлеба, а кабалу не отдал на прошлой 718-й год. (...) К сей скаске вместо Лаврентья Рыбкина по его велению Сергей Ярцов руку приложил.

(л. 79 об.) Во дворе Козма Дмитреев Щадрин (!) штидесят одного лета. У него жена Федосья штидесят. У них дети Нифантей дватцати шти, Фока десяти, Иван четырех, Марья семнатцати, Ирина петнатцати, Окулина тринатцати, у Нифантья жена Параскевья дватцати трех лет, Елена семи, Анна трех лет. Государевы пашни пашет четь десятины в поле, а в дву потому ж. (...) К сей скаске вместо К⟨о⟩змы Шадрина (!) по его велению Сергей Ярцов руку приложил.

Во дворе Ефтифей Родионов Лисицын семидесят трех лет. У него жена Маланья штидесят дву лет. У них дети Петр дватцати шти, Гаврило четырнатцати. У Петра жена дватцати трех, дети Анна тринатцати, Анна дву, (л. 78а) Огафья году. Государевы пашни пашет четь десятины в поле, а в дву потому ж. (...) К сей скаске вместо Ефтефея Лисицына по его велению Сергей Ярцов руку приложил.

Во дворе Микула Данилов сын Кокшаров пятидесят шти лет. У него жена Дарья пятидесят пяти лет, дети Иван четырнатцати, Иван восьми лет. Государевы пашни пашет четь десятины в полу, а в дву потому ж. (...) Да на вышеписанной 720-й год взял прикащик Афонасей Чернышев два рубли денег и сына в салдаты взял же. (л. 78а об.) Да он же взял тринатцати алтын две денги от службы. Да в 711-м году взял полтину от салдатцкого набору. Да в прошлом 718-м году взял прикащик Яков Виститцков рубль денег от салдатцкого набору. (...) А ремесла за ним работает кузничную работу. Да он же с товарыщи своими платит с мельницы оброку по десяти алтын с Казмой (!) Шадриным, с Микитою Кокшаровым, с Обросимом Овериным, с Васильем Овериным. А ежель он Микула что сказал ложно или кого утаил, и за тоя б ево ложную скаску указал великий государь казнить смертию. К сей скаске вместо Микулы Кокшарова по его велению Сергей Ярцов руку приложил.

Во дворе Федор Григорьев Русаков сорока одного лета, брат Микита дватцати пяти. У Федора жена Акилина тритцати одного. У Никиты жена Домна тритцати лет. Государевы пашни пашет две трети в поле, а в дву потому ж. На прошлой 720-й год подымные деньги (л. 79а) против своей братьи платили сполна. На заводе работали з дву луков четыре недели, а за тоя работу зачету в подать не бывало. (...) К сей скаске вместо Федора Русакова по его велению Сергей Ярцов руку приложил.

Во дворе Ульян Никулин Кокшаров тритцати дву лет. У него жена Марфа тритцати пяти, дети Степанида семи, Татьяна пяти, Варвара трех, Параскевья году. Государевы пашни пашет полтрети десятины. На прошлой 720-й год подымных денег не платил и на заводе не работал за огурством своим. (...) (л. 79а об.) (...) К сей скаске вместо Ульяна Кокшарова по его велению Сергей Ярцов руку приложил.

Во дворе Данило Тимофеев Умрешев сорока лет. У него жена Окилина тритцати, дети Григорей дву, Овдотья семи, Овдотья ж пяти, Ирина году. У него мать Параскевья восмидесят лет. Государевы пашни пашет треть десятины в поле, а в дву потому ж. (...) К сей скаске вместо Данила Умрешева по его велению Сергей Ярцов руку приложил.

Деревня Бичурская

(л. 80) Деревня Бичюрская

Во дворе Максим Алексеев сын Козлов пятидесят пяти лет. У него жена Овдотья сорока, дети Федот тритцати. У Федота жена Марина дватцати пяти. У них дети Евтифей дву лет, Фекла восми лет. Государевы пашни пашет четь десятины в поле, а в дву потому ж. (...) К сей скаске вместо Максима Козлова по его велению Сергей Ярцов руку приложил.

(л. 80 об.) Во дворе Семен Исаков сын Козлов тритцати лет. У него жена Палагия дватцати пяти, дети Василей дву, Марья четырех, Марья ж полугоду. У него братья Ярофей петнатцати, Макар шти лет, мать Дарья штидесят, Лукерья дватцати, Ирина двенатцати, Степанида пяти лет. Государевы пашни пашет четь десятины в поле, а в дву потому ж. (...) К сей скаске вместо Семена Козлова по его велению Сергей Ярцов руку приложил.

Во дворе Алексей Афонасьев сын Минеев (л. 81) сорока трех лет. У него брат Никита тритцати лет. У Алексея жена Марфа сорока. У Никиты жена Анна тритцати. У них дети Овдей десяти, Емельян семи, Афонасей шти, Микита году, Анна трех, Овдотья дву. У них мать Огафья штидесят лет. Государевы пашни пашет две трети десятины в поле, а в дву потому ж. (...) К сей скаске вместо Алексея Миниева по его велению Сергей Ярцов руку приложил.

Во дворе Григорей Данилов сын Упоров (л. 81 об.) сорока пяти лет. У него жена Анисья сорока, дети Василей восми, Иван шти, Наталья петнатцати, Марфа трех. Государевы пашни пашет треть десятины в поле, а в дву потому ж. (...) К сей скаске вместо Григорья Упорова по его велению Сергей Ярцов руку приложил.

Во дворе Ларион Исаков сын Хряшев штидесят пяти лет. У него жена Палагия пятидесят лет, дети Харитон семнатцати, Парфен пяти, Матрона десяти, Варвара восьми, (л. 82) Василиса трех лет, пасынок Роман пятнатцати лет. Государевы пашни пашет полдесятины в поле, а в дву потому ж. (...) К сей скаске вместо Лариона Хряшева по его велению Сергей Ярцов руку приложил.

Во дворе Прокопей Алексеев сын Чапурин штидесят лет. У него жена Ирина тритцати, дети Фома дватцати пяти. У Фомы жена тритцати. У них дети Григорей трех, Федор году, Яков полугоду, Матрена пяти, Овдотья дву лет. Государевы пашни пашет полчети десятины в поле, а в дву потому ж. (...) На заводе не работал за огурством своим. (...) (л. 82 об.) (...) К сей скаске вместо Прокопья Чапурина по его велению Сергей Ярцов руку приложил.

Во дворе Анкудин Ларионов сын Зенков тритцати пяти лет. У него жена параскевья тритцати, дети Осип дву, Анна пяти, Марья трех, Федосья полугоду. Государевы пашни пашет полполу малой трети десятины в поле, а в дву потому ж. (...) На заводе не работал за огурством своим. (...) К сей скаске вместо Анкудина Зенкова по его велению Сергей Ярцов руку приложил.

(л. 83) Во дворе Иван Овдокимов сын Костромин пятидесят лет. У него жена Анна сорока пяти, дети Давыд тринатцати, Осип десяти, Маланья дватцати, Татьяна петнатцати, Федосья тринатцати, Матрена семи, Овдотья дву, племянница Параскевья тринатцати. У Давыда жена Катерина дватцати лет. Государевы пашни пашет треть десятины в поле, а в дву потому ж. (...) На заводе не работал за одиначеством своим. (...) Да с мельницы оброку платит в казну великого государя по пяти алтын в год. А та мельница стоит на Бобровке речке об однех жерновах. (...) К сей скаске вместо Ивана Костромина по его велению Сергей Ярцов руку приложил.

(л. 83 об.) В збеглом невьянском дворе живет пришлой человек Иван Власов сын Токаревых сорока пяти лет. У него жена Марья сорока лет, дети Федор шти, Василей году, пасынок Петр трех, Марина петнатцати, Степанида двенатцати, да патчерица Огафья тринатцати, Параскевья четырех лет. А пришел он Иван в Невьянскую слободу в Великой пост сего 721-го году марта в последних числех из Белослутцкой слободы. А в той Белослутцкой слободе жил бобылем. В казну великого государя и никаких податей не платил, и тягла никакого не бывало, и на Алапаевском заводе не рабливал. А подмогал живучи в мир всякие плдымщины по роскладу их мирскому. А прежде сего в Невьянской слободе не живал и тягла никакова не платил. А из Белослутцкой слободы бежал от напатки прикащичьи Володимера Прянешникова. А торгов за ним нет. Ремесла за собой имеет точить посуду всякую. Статков у себя имеет лошадь да корова. А больщи того ничего за ним нет. А буде он Иван что сказал ложно или кого утаил, и за тоя б ево ложную скаску указал великий государь казнить смертию. К сей скаске вместо Ивана Власова по его велению Сергей Ярцов руку приложил.

(л. 84) Во дворе Мокей Григорьев Костромин восмидесят лет. У него жена Евдокия семидесят восми. У них дети Петр тритцати трех, Овдоким дватцати девяти. У них дети Семен трех лет. Государевы пашни пашет треть десятины в поле, а в дву потому ж. (...) А на Алапаевском заводе не работал. (...) К сей скаске вместо Мокея Костромина по его велению Сергей Ярцов руку приложил.

Деревня Лебедкина

Деревня Лебеткина

Во дворе Нестер Козмин сын Лебеткин штидесят лет. У него жена Анна тритцати пяти. У них дети Степан четырнатцати, Селиверст тринатцати, Данило восми, Емельян десяти, (л. 84 об.) Евдокия трех лет. Государевы пашни пашет четь десятины в поле, а в дву потому ж. (...) На заводе не работал. (...) К сей скаске вместо Нестера Лебеткина по его велению Сергей Ярцов руку приложил.

Во дворе Овдоким Козмин сын Лебеткин семидесят лет. У него жена Овдотья пятидесят, дети Микита дватцати пяти, Семен десяти, Катерина семнатцати, Огафья четырнатцати, Евдокия десяти, брат Кондратей штидесят лет. У него жена Катерина сорока одного лета. У них дети Петр десяти, Григорей четырех, Иван трех, Марья петнатцати. (л. 85) Государевы пашни пашут полтрети и полполу малой трети десятины в поле, а в дву потому ж. (...) К сей скаске вместо Овдокима Лебеткина по его велению Сергей Ярцов руку приложил.

Во дворе Еремей Федоров сын Лебеткин восьмидесят лет. У него жена Ульяна восьмидесят, дети Настасья сорока лет. У него зять Илья тритцати. У него жена Настасья тритцати. У них дети Никифор шти, Григорей дву, Дарья девяти, Улита четырех, Лисавья дву недель. Государевы пашни пашет треть десятины в поле, а в дву потому ж. (...) (л. 85 об.) (...) Да он же владеет мельницей с товарыщи своими мутовку на речке об однех жерновах и с тоя мельницы платит оброку по десяти алтын на год. (...) К сей скаске вместо Еремея Лебеткина по его велению Сергей Ярцов руку приложил.

Во дворе Игнатей Лукин Лебеткин штидесят лет. У него жена Маланья штидесят лет, дети Яков дватцати пяти, Афонасей дватцати трех, Дарья девятнатцати, Овдотья десяти, племянница Матрена девятнатцати лет. У Якова жена Василиса дватцати пяти. У Офонасья жена Анна дватцати трех. У них дети Козма дву, Иван полугода. Государевы пашни пашет четь дестины (л. 86) в поле, а в дву потому ж. (...) К сей скаске вместо Игнатья Лебеткина по его велению Сергей Ярцов руку приложил.

Во дворе Степан Лукин Лебеткин пятидесят восьми лет. У него жена У⟨л⟩ьяна пятидесят девяти, дети Савелей четырнатцати, Сава шти, соломия пяти, Ирина четырех. У Савы жена Параскевья восмнатцати лет. Государевы пашни пашет четь десятины в поле, а в дву потому ж. На прошлой 720-й год подымные денги (л. 86 об.) платил сполна против брата своего Игнатья. (...) К сей скаске вместо Степана Лебеткина по его велению Сергей Ярцов руку приложил.

Во дворе Евсей Козмин сын Лебеткин штидесят лет. У него жена Оксинья штидесят. У них дети Петр тринатцати лет, Яким шти, Прокопей пяти, Епифан трех, Онтон дву, Федосья девятнатцати, Анна четырнатцати, Федосья семи лет. Государевы пашни пашет полтрети и полполутрети десятины в поле, а в дву потому ж. На прошлой 720-й год подымные денги платил сполна. На сей 721-й год платил против вышеписанных Игнатья и Степана Лебеткиных. На заводе (л. 87) не робил, жил в служ. (!) Собинной пашни (...) К сей скаске вместо Евсея Лебеткина по его велению Сергей Ярцов руку приложил.

Во дворе Еремей Осипов сын Балакин восьмидесят лет. У него жена Федосья штидесят, дети Данило сорок пять, Сила дватцати трех, Федосья деветнатцати, Ирина десяти лет. Государевы пашни пашет треть десятины в поле, а в дву потому ж. (...) (л. 87 об.) (...) К сей скаске вместо Еремея Балакина по его велению Сергей Ярцов руку приложил.

Во дворе Иван Микифоров сын Мякушин сорока лет. У него жена Оксинья сорока. У них дети Иван пяти, Ирина трех, Елена году. Мать Харитинья семидесят лет. Государевы пашни пашет треть десятины в поле, а в дву потому ж. (...) К сей скаске вместо Ивана Мякушина по его велению Сергей Ярцов руку приложил.

(л. 88) Во дворе Василей Иванов сын Софонов пятидесят лет. У него жена Марья сорока пяти, дети Афонасей дватцати пяти, Овдотья дватцати, Парасковья шти, Петр году, Домна четырех. У Афонасья жена Елена дватцати девяти лет, Марья дву лет. Государевы пашни пашет полдесятины в поле, а в дву потому ж. (...) К сей скаске вместо Василья Софонова по его велению Сергей Ярцов руку приложил.

Во дворе оброчной крестьянин Павел Вологородов сорока пяти лет. У него жена Ирина сорока пяти, дети Яков шти, Наталья десяти лет. А сказал, платит де он в казну великого государя (л. 88 об.) денежной оброк по полтине на год. (...) К сей скаске вместо Павла Вологородова по его велению Сергей Ярцов руку приложил.

Во дворе бобыль Иван Федоров сын Лебеткин штидесят лет. У него жена Параскевья штидесят лет. В казну великого государя платил на 721-й год платил рубль. А больше того ничего не платит и никакова тягла не тянет для того, что тягло свое повытье треть десятины здал статками своими невьянскому крестьянину Василью Софонову в прошлом 712-м году и с того числа ничего не платит. (л. 89) Живет в простых. Пашенных земель и сенных покосов за собою ничего не владеет. Пожитков у себя имеет лошадь да корову. А больше того ничего нет. А ежель он Иван что сказал ложно или кого утаил, и за тоя б ево ложнуб скаску указал великий государь учинить ему смертную казнь. К сей скаске вместо Ивана Лебеткина по его велению Сергей Ярцов руку приложил.

Деревня Онтонова

Деревня Онтонова

Во дворе Ефим Дементиев сын Онтонов штидесят пяти лет. У него дети Сергей сорока, Афонасей тритцати пяти, Андрей девятнатцати лет, Лукерья дватцати, Марфа тринатцати. У Сергея жена Овдотья сорока. У Афонасья жена Анна тритцати. У них дети Марья году, Марья ж году. Государевы пашни пашет четь десятины в поле, а в дву потому ж. (...) (л. 89 об.) (...) Да он же платит в казну великого государя с мельницы оброку по десяти денег в год с товарыщи своими. (...) К сей скаске вместо Ефима Онтонова по его велению Сергей Ярцов руку приложил.

Во дворе Яков Павлов Онтонов семидесят пяти лет. У него жена Анна штидесят пяти, дети Еремей дватцати, у него жена Марья тритцати, Овдотья десяти, Иван сорока пяти лет. У Ивана жена Опросинья сорока. У него дети Петр пяти, Татьяна трех, Осип году. Государевы пашни пашет треть десятины в поле, а в дву потому ж. (...) (л. 90) (...) К сей скаске вместо Якова Онтонова по его велению Сергей Ярцов руку приложил.

Во дворе Перфилей Павлов Онтонов восьмидесят лет. У него дети Козма дватцати лет. У него салдатка Марина тритцати пяти лет. У ней дети Савелей восьми, Тихон пяти, Яков трех, Настасья шти лет. Государевы пашни пашет треть десятины в поле, а в дву потому ж. (...) (л. 90 об.) (...) Да у него ж внук салдатцкой сын Андрей девятнатцати лет, брат Нефел пяти, сестры Ирина шеснатцати, Ульяна тринатцати, Овдотья шти лет. Государевы пашни пашет полтрети десятины в поле, а в дву потому ж. А подымные денги платит он з дедушком своим Павлом. (...) К сей скаске вместо Перфилья Онто⟨но⟩ва по его велению Сергей Ярцов руку приложил.

Во дворе Иван Онтонов Бухряков семидесят (л. 91) лет. У него жена Марина семидесят, дети Обакум дватцати шти, Матвей шеснатцати, Василиса дватцати четырех, Дарья девятнатцати лет. Государевы пашни пашет треть и полполутрети десятины в поле, а в дву потому ж. (...) К сей скаске вместо Ивана Бухрякова по его велению Сергей Ярцов руку приложил.

Во дворе Иван Тимофеев сын Костин сорока лет. У него жена Матрена сорока трех. У них дети иван двенатцати, Андрей семи, Михайло четырех, Акилина сорока пяти лет. Государевы пашни пашет треть десятины в поле, а в дву потому ж. На прошлой 720-й год подымные (л. 91 об.) деньги (...) К сей скаске вместо Ивана Костина по его велению Сергей Ярцов руку приложил.

Во дворе Петр Елизаров сын Голиков тритцати пяти лет. У него жена Евдокия сорока, дети Гаврило десяти, Никита трех. Государевы пашни пашет треть десятины в поле, а в дву потому ж. (...) (л. 92) (...) К сей скаске вместо Петра Голикова по его велению Сергей Ярцов руку приложил.

Во дворе Михайло Козмин сын Онтонов штидесят лет. У него жена Марья тритцати одного года. У них дети Семен четырех, Дементей полугода, Дарья дватцати, Овдотья четырнатцати, Соломия трех лет. Государевы пашни пашет треть десятины в поле, а в дву потому ж. (...) (л. 92 об.) (...) К сей скаске вместо Михайла Онтонова по его велению Сергей Ярцов руку приложил.

Во дворе Федор Матвеев сын Онтонов дватцати восми лет. У него жена Анна тритцати лет. У него ж мать Катерина семидесят, сестры Овдотья дватцати трех, Матрена дватцати. Государевы пашни пашет четь десятины в поле, а в дву потому ж. (...) платили сполна з братом своим с нижеписанным Егорьем, которой платит в казну великого государя ясак и тягло и пахоты все пополам. У него ж брат Егорей тритцати лет. У него жена Анисья тритцати дву. У них дети Оксинья трех, Лукерья дву лет. А платит де в казну великого государя ясак всяким зверьем против тритцати одного алтына да поминков п⟨р⟩отив четырех алтын. А подымные деньги и всякие подати платит в казну з братом своим Федором вместе. (...) (л. 93) (...) К сей скаске вместо Федора Онто⟨но⟩ва по его велению Сергей Ярцов руку приложил.

Бобыли живут в Онтонове на подворьях

Бобыль Иосип Васильев сын Волков семидесят пяти лет. У него жена Параскевья семидесят лет, дети Марья десяти лет. В казну великого государя в Невьянской слободе не платит. Пашни не пашет, подвод не гонял и на заводе не работат, и собинных земель за ним нет. А прежде жил в Тобольском уезде в Ольховской слободе. И живучи в той слободе всякие потуги и подымные денги платил по указным паметем. И то тягло в Ольховской слободе здал своими статками. А в Невьянскую слободу пришел в прошлом 718-м году, живет и поныне. Статков у себя имеет лошадь да корову. А больше того за ним ничего нет. А буде он Осип что сказал ложно или (л. 93 об.) кого утаил, и за тоя б ево ложную скаску указал великий государь казнить смертию. К сей скаске вместо Осипа Волкова по его велению Сергей Ярцов руку приложил.

Во дворе бобыль Яким Онтонов сын Бухраков пятидесят лет. У него жена Ирина сорока пяти, дети Михайло дву, Осип году, Лукерья дву. А пришел де он в тоя Невьянскую слободу из Белослутцкой слободы в нынешнем 721-м году марта в последних числех. В Белослутцкой слободе в казну великого государя ничего не платил, только подмогал во всяких запросах по роскладу их мирскому. И оттоля пошел за нуждею своею. В Невьянской слободе ничего не платит. Статков ничего нет, только одна корова. А промыслу за ним шьет портное всякую лопоть. А больше того за ним ничего нет. А буде он Яким что сказал ложно, и за тоя б ево ложную скаску указал великий государь казнить смертию. К сей скаске вместо Якова Бухрякова по его велению Сергей Ярцов руку приложил.

(л. 94) Да в той же Онтоновской деревне живет гуляшей человек Федор Афонасьев сын Оревкин семидесят лет. А живет в доме у Егорья Онтонова в работе из найму. А в казну великого государя ничего не платит. А пришел де он к нему Егорью в Великой пост сего 721-го году. А прежде жил в Арамашеве слободе. И там о ничего не платил. А отдан он Федор ему ж Егорь⟨ю⟩ на поруки, чтоб ево не отпустить до указу великого государя. К сей скаске вместо Федора Оревкина по его велению Сергей Ярцов руку приложил.

Деревня Писанская

Деревня Писанская

Во дворе Иван Никитин сын Карфидов пятидесят лет. У него жена Марфа сорока восми. У них дети Лазарь двенатцати, Петр дву, Ирина дватцати, Татьяна семнатцати, Овдотья восми, Степанида шти. Государевы пашни пашет полтрети десятины в поле, а в дву потому ж. (...) (л. 94 об.) (...) К сей скаске вместо Ивана Карфидова по его велению Сергей Ярцов руку приложил.

Во дворе Семен Феофанов сын Упоров, лет себе не сказал. А сказал, что де перевелса де он в Белослутцкую слободу по верхотурскому указу в прошлом 720-м году. К сей скаске вместо Семена Упорова по его велению Сергей Ярцов руку приложил.

Во дворе Алексей Минеев сын Зырянов сорока лет. У него брат Михайло тритцати. У ⟨А⟩лексея жена Опросинья дватцати пяти. У него дети Никифор году, Кирило полугоду, (л. 95) Катерина трех. У Михайла жена Овдотья дватцати одного лета. Государевы пашни пашет треть десятины в поле, а в дву потому ж. (...) Да он же платит в казну великого государя с плеса оброку по десяти денег на год. (...) К сей скаске вместо Алексея Зырянова по его велению Сергей Ярцов руку приложил.

Во дворе Мартемьян Трифанов сын Упоров тритцати семи лет. У него жена Евдокия сорока. У них дети Иван семи, Петр пяти, Евдей (!) трех, Артемей году, пасынок Иван семнатцати, Федор десяти. Государевы пашни пашет треть десятины в поле, а в дву потому ж. На прошлой 720-й год подымные (л. 95 об.) деньги (...) Да с плеса платит в казну великого государя оброку по десяти денег на год. (...)

Во дворе Иван Ларионов сын Упоров девносто лет. У него сын Ефрем пятидесят лет. У него жена Палагея сорока пяти лет. У них дети Яков трех лет, Окулина дватцети, Василиса осемнатцети, Дарья шеснатцети, Елена тринатцети, Марфа десяти, Марья осьми, Настасья шти, Федосья четырех. Государевы пашни пашет треть (л. 96) десятины в поле, а в дву потому ж. (...) Да он же платит с мельницы оброку десять денег на год. (...)

Во дворе Матфей Никитин сын Карфидов штидесят лет. У него жена Макрида пятидеят пяти лет. У них дети Овдотья десяти, племянники Иван дватцети, у Ивана жена Анна девятнатцети лет, сестра Фетинья сорока лет. У него ж салдатка Ефимья сорока. У нея дети Ан⟨д⟩рей осьми, Домна четырнатцети, Палагея десяти. Салдатка ж (л. 96 об.) Марья тритцети лет, Марфа семнатцети лет. Государевы пашни пашет полтрети десятины в поле, а в дву потому ж. (...)

Во дворе Григорей Иванов сын Шехирев тритцети лет. У него жена Федора тритцети лет. У них дети Петр десяти, Егор трех, Оксинья шти, Параскевья пяти, Ирина четырех. У него сестра салдатка Капилья сорока лет. У нея сын Иван семи лет, Маремьяна осьми. У него мать Фекла пятидесят лет. У нея дочери Александра дватцети, Мавра пятнатцети, Онисья дватцети. Государевы пашни (л. 97) пашет треть десятины в поле, а в дву потому ж. (...)

Во дворе Иван Филипов сын Хальянов семидесят осьми лет. У него дети Елисей тритцети пяти лет, внуки Егорей дватцети дву лет, Терентей пятнатцети. У Елисея жена Акилина тритцети пяти лет. У них дети Яков десяти з годом, Карп пяти, Евдокея дватцети, Алексей четырех недель, Маремьяна девяти, Маланья пяти. У него теща Ирина осмидесят лет. Государевы пашни пашет полдесятины в поле, а в дву потому ж. (л. 97 об.) А податях сказал те ж речи, что сказал выше сего Григорей Шехирев. (...)

Оброчные кресьяне

Во дворе Елисей Иванов сын Катюхин штидесят лет. У него дети Стефан сорока, Семен дватц⟨е⟩ти дву, Григорей осемнатцети, Петр девяти. У Степана жена Марина сорока. У них дети Стефан семи, Трифан трех, Маремьяна дватцети трех, Елена пятнатцети, Агафья двенатцети лет. А платит в казну великого государя по рублю на год. (...) (л. 98) (...) Да он же платит Елисей с мельницы оброку по тринатцети алтын по две денги с товарыщи своими. (...)

Во дворе Терентей Иванов сын Дудин пятидесят лет. У него жена Федосья пятидесят лет. У них дети Федор дватцети, Онкудин семнатцети, Трофим пятнатцети, Овдотья дватцети дву, Федосья десяти, Палагея осьми, Марфа шти. А платил в казнц великого государя денежного оброку шеснатцеть алтын четыре деньги. (...) (л. 98 об.) (...)

Во дворе Микифер Иванов сын Дудин сорока пяти лет. У него жена Марфа штидесят лет. У них дети Григорей шеснатцети, Андрей четырнатцети, Алексей семи, Фрол пяти, Иван трех, Агавья осемнатцети, Параскевья десяти, Федостя шти лет. А платит в казну великого государя годового оброку шеснатцеть алтын четыре деньги. (...) (л. 99) (...)

Во дворе Михайло Перфильев сын Дудин штидесят лет. У него жена Марья сорока пяти лет. У них дети Федор семи, Егор году, Матрена трех. А в скаске своей сказал, платит в казну великого государя по тритцети алтын в год. (...) (л. 99 об.) (...)

Тоя ж деревни бобыль

Во дворе Федот Терентьев сын Палымов штидесят пяти лет. У него жена Марфа сорока. У них дети Петр шеснатцети лет, Овдоким четырнатц⟨а⟩ти, Никита десяти, Максим семи, Карп пяти, Елена дву лет. У Петра жена Катерина дватцети трех, дочь Палагея полугоду. В казну великого государя оброку не платит и пашни не пашет, здал. С миром лука не платит. На заводе не работал. А на прошлой 720-й год подымные (л. 100) деньги в рублевую платил тринатцеть алтын две деньги. А на сей 721-й год платил шесть алтын четыре де⟨нь⟩ги. Пашенных земель за ним нет. И сенных покосов за ним во владение нет. Пожитков у себя имеет лошадь да подросток, две коровы да подросток. А больше того ничего нет. А ежели он Федот в сей скаске сказал ложно или кого утаил, и за тоя б ево ложную скаску указал бы великий государь казнить смертью.

Деревня Мостовская

Деревня Мостовская

Во дворе Федор Иванов сын Свалухин пятидесят пяти лет. У него брат Дементей пятидесят дву лет. У Федора жена Марфа пятидесят. У Дементья жена Василиса сорока осьми лет. У них дети Михайло пяти, Настасья деветнатцети, Федора десяти, Параскевья шти. Государевы пашни пашет треть и полполутрети десяти⟨ны⟩ в поле, а в дву потому ж. На прошлой 720-й год подымные деньги в рублевую платил (л. 100 об.) рубль шеснатцеть алтын четыре деньги, и по тринатцети алтын по две де⟨нь⟩ги, и по шти алтын по четыре деньги платил сполна. (...)

Во дворе Петр Иванов сын Свалов штидесят лет. У него жена Евдокея штидесят лет. У них дети Прохор сорока, Петр дватцети, Яков осми. У Прохора жена Анна сорока. У них дети Василей семи, (л. 101) Иван пяти лет, Павел четырех, Дарья дву недель, Елена двенатцети, Маланья пяти. Государевы пашни пашет полтрети десятины в поле, а в дву потому ж. (...)

(л. 101 об.) Во дворе Яков Иванов сын Свалов дватцети пяти лет. У него жена Акилина тритцети. У них дети Стефан дву лет, Иван полугоду. У него мать Ховронья штидесят лет. У нея дети Семен осми. Салдатка (имени нет) сорока. У нея дети Евдокея семи, Ирина трех лет. Государевы пашни пашет полтрети десятины в поле, а в дву потому ж. (...)

(л. 102) Во дворе Прохор Иванов сын Корелин штидесят лет. У него жена Марья пятидесят лет. У них дети Семен четырнатцати лет, Иван тринатцети, Стефан девяти, Огафья дватцети, Василиса девяти, Ирина шти лет. Государевы пашни пашет полдесятины в поле, а в дву потому ж. (...)

Во дворе Родион Елисиев сын Щупов пятидесят (л. 102 об.) лет. У него брат иван тритцети дву лет. У Родиона жена Ефимья сорока лет. У него дети Овдей шти, Татьяна дватцети, Ирина пятнатцети, Оксинья десяти. У Ивана жена Матрена дватцети пяти лет. У них дети Еремей четырех, Алексан⟨д⟩р году. Государевы пашни пашет треть десятины в поле, а в дву потому ж. (...)

Во дворе Потап Федоров сын Малого семидесят лет. У него (л. 103) жена Маремьяна сорока лет. У них дети Михайло тритцети пяти лет, Афонасей дватцети пяти, Семен дватцети, Иван осьми, дочери Акилина пятнатцети, Дарья тринатцети. У Михайла жена Марфа дватцети пяти лет. ⟨У⟩ Афанасья жена Марья дватцети пяти. У Семена жена Федосья дватцети з годом. У них дети Дарья осми, Матрена полугоду. Государевы пашни пашет треть десятины в поле, а в дву потому ж. (...)

(л. 103 об.) Во дворе Федор Иванов сын Корелин пятидесят пяти лет. У него жена Марфа пятидесят лет. У них дети Стефан дватцети пяти лет, Петр девятнатцети, Егор году. У Степана жена Палагея тритцети, Евдокея дватцети з годом. Государевы пашни пашет четь десятины в поле, а в дву потому ж. (...)

Во дворе Лука Павлов сын Корелин пятидесят пяти лет. У него (л. 104) У него (!) жена Катерина сорока семи лет. У них дети Алексей двенатцети, Микифер осми, Петр трех, Ульяна дватцети. Алексея жена дватцети Опросинья. Государевы пашни пашет полдесятины в поле, а в дву потому ж. (...)

Во дворе Иван Иванов сын Свалухин осьмидесят лет. У него дети Матфей тритцети пяти лет. У него жена Анна тритцети пяти лет. У них дети Федосей шти, Спиридон четырех, Петр дву. Да салдатка Татьяна пятидесят трех лет. Государевы пашни пашет четь десятины в поле, а в дву потому ж. (...) (л. 104 об.) (...)

Во дворе Иван Потапов сын Малого пятидесят пяти лет. У него жена Агафья пятидесят пяти ж лет. У них дети Иван четырех, Федосья пятнатцети, Матрона шти. Государевы пашни пашет полтрети десятины в поле, а в дву потому ж. Подымные деньги платитл с отцем своим с Потапом. (л. 105) На заводе работал три недели. (...)

Во дворе Иван Иванов сын Свалухин малой пятидесят пяти лет. У него жена Маланья пятидесят лет. У них дети Ларион тритцети лет, Василей пяти, Авдоким осемнатцети, Васи⟨л⟩иса четырнатцети, Домна семи. У Лариона жена (имени нет) дватцети осьми. У них дети Анисим году. Государевы пашни пашет полтрети десятины в поле, а в дву потому ж. (...) (л. 105 об.) (...)

Тоя ж деревни бобыли

Степан Фотиев сын Щупов сорока дву лет. У него жена Палагея сорока трех лет. У него (л. 106) дети Яким тринатцети, Федор году. А сказал, родом де он той Невьянской слободы старопосельной. Государевы пашни здал статками своими тоя ж Невьянской слободы крестьянину Федору Сургуту четь десятины в прошлых давных летех. И после здачи тягла он Степан никакова тягла и в казну великого государя не плачивал, жил на заводах, да и нынче нечего не платит. (...)

На подворье у ⟨П⟩рохора Корелина

Обрам Стефанов сын Артемьевых пяти⟨десят⟩ лет. У него жена Овдотья пятидесят лет. У них дети Максим пятнатцети. У него жена Василиса дватцети лет. А пашни (л. 106 об.) не пашет. А в казну ничего не платит. Живет в простых. А сказал, урожденец он был Обрам города Казани, и там живучи платил в казну великого государя подымные деньги, в год платил по пяти ру(блей). И оттоля сошел в прошлом 710-м году, и з того году живучи в Невьянской слободы никаких податей с миром не платит. Пожитков у него ничего нет. А ежели он Обрам в сей скаске сказал ложно или кого утаил, и за тоя б ево ложную скаску указал бы великий государь казнить смертью.

Да в той же Мостовской деревне явилса гуляшей человек Яков Семенов сын Казаков дватцети пяти лет. А родом де он Устюга. И оттоля сошел малолетством. И какое на нем тягло было, и того он Яков не упамятует. А жил де он Яков на Алапаевском заводе. А пришел де он в Мостовскую деревню в прошлом 720-м году и живет в доме у Ивана Потапова. А ежели он Яков в сей скаске сказал ложно или кого утаил, и за тоя б ево ложную скаску указал бы великий государь казнить смертью.

Деревня Бобровка

(л. 107) Деревня Бобровка

Во дворе Парфен Федоров сын Малого осьмидесят лет. У него сын Сила сорока семи лет. У него жена Маланья тритцети лет. У них дети Иван девятнатцети, Лука шеснатцети, Алексей четырнатцети, Окинфей осми, Василей шти. У Ивана жена Палагея дватцети дву лет. Государевы пашни пашет треть десятины в поле, а в дву потому ж. (...) (л. 107 об.) (...) Да он же платит с мельницы оброку по тринатцети алтын по две деньги на год. (...)

Во дворе Карп Парфенов сын Малого сорока дву лет. У него жена Анна сорока трех лет. У них дети Иван дватцети дву лет, Леонтей дватцети, Микифер семнатцети, Микита десяти, Семен осми, Фадей пяти лет. У Ивана жена Федосья (л. 108) дватцети дву лет. У Леонтья жена Ульяна дватцети. Внука дву лет Параскевья, Агафья полугоду. Государевы пашни пашет треть десятины в поле, а в дву потому ж. (...)

Во дворе Игнатей Онкудинов сын штидесят (л. 108 об.) трех лет. У него жена Матрена сорока пяти лет. У них дети Архип тритцети пяти лет, был салдат, в свое место нанял, Карп тритцети, Леонтей шеснатцети, Онкудин четырнатцети. У Архипа жена Анна дватцети. У Карпа жена Акилина тритцети. Внуки Ярасим осьми, Марья семи. Государевы пашни пашет четь десятины в поле, а в дву потому ж. (...)

(л. 109) Во дворе Ефим Ерафев сын Бабкин пятидесяти пяти лет. У него жена Ирина пятидесяти пяти ж лет. Дети Меркурей тритцети. У Меркурья жена Евдокея дватцети дву лет. У них дети Федор шти, Трофим четырех, Дмитрей году, Татьяна 7. Государевы пашни пашет четь десятины в поле, а в дву потому ж. (...)

Во дворе Тимофей Еремеев сын Скутин (л. 109 об.) пятидесяти четырех лет. У него жена Улита пятидесяти лет. У них дети Яков пятнатцети лет, Стефан трех лет, Стефанида дватцети лет. У Якова жена Варвара дватцети лет. У Тимофея брат Анисим сорока лет. У него жена Анна сорока дву лет. У них дети Сава четырнатцети, Марья десяти, Ирина пяти, Анна трех лет. Государевы пашни пашет полдесятины в поле, а в дву потому ж. (...)

(л. 110) Во дворе Микита Ярафеев сын Бабкин сорока пяти лет. У него жена Параскевья сорока лет. У них дети Ульян деветнатцети лет, Яков пятнатцети лет, Никифер двенатцети, Алексей десяти, Прохор году, Овдотья двенатцети, Зеновья осми, Стефанида осми, Анна 4 лет, Ирина дву лет. У Ульяна жена Параскевья дватцети з годом. У них дети овдоким году. Государевы пашни пашет полчети десятины в поле, а в дву потому ж. (...)

Во дворе Стефан Андреев сын Позднев (л. 110 об.) тритцети пяти лет. У него жена Анна тритцети пяти ж лет. У них дети Емельян дву лет, Параскевья четырех лет. У него брат Михайло тритцети лет. У него жена Домна тритцети ж лет. У них дети Михайло трех, Оксинья четырех лет. Государевы пашни пашет полдесятины в поле, а в дву потому ж. (...)

Деревня Шегринская

Деревня Шегринская

Во дворе Спиридон Онтонов сын (л. 111) Чехомов тритцети лет. У него жена Овдотья сорока лет. У них дети Козма десяти, Петр пяти, Лука году. Государевы пашни пашет четь десятины в поле, а в дву потому ж. (...)

Во дворе Ларион Ерафеев сын Щупов (л. 111 об.) сорока пяти лет. У него жена Евдокея сорока пяти ж лет. У них дети Окинтей трех лет, Матфей 17, Гаврило пятнатцети, Маремьяна семи, Федосья полугоду. У него мать Ирина восьмидесяти лет. Государевы пашни пашет две трети десятины в поле, а в дву потому ж. (...)

Во дворе Филип Иванов сын Свалов штидесяти лет. У него жена Дарья штидесяти ж лет. У них дети Алексей 30 лет, Григорей пятнатцети, Онтон пяти, Данило четырех, Максим трех, Афонасей полугоду. У Алексея жена Евдокея дватцети пяти лет. (л. 112) Орина дватцети, Анна тринатцети, Татьяна десяти лет. На прошлой 720-й год подымные деньги платил сполна. На заводе не работал, жил в службе. Государевой десятинной пашни пашет полтрети десятины в поле, а в дву потому ж. (...)

Во дворе Борис Еремеев сын Скутин семидесяти пяти лет. У него жена Матрона осмидесяти лет. У них дети Егор штидесяти лет, Петр тритцети лет. У Егорья жена Пестелинья пятидесяти лет. У них дети Федор десяти, Василей семи, Иван трех, Ульяна дватцети, Татьяна семнатцети. У Петра жена Федора трицети лет. У них дети (л. 112 об.) Ларион трех лет, Ульян году, Марфа полугоду. Государевы пашни пашет десятину без чети в поле, а в дву потому ж. (...)

Во дворе Яков Ан⟨д⟩реев сын Чехомов пятидесяти лет. У него жена Фекла сорока лет. У них дети Афонасей десяти, Алексей пяти, Василиса осми, Евдокея шти, Параскевья трех лет. Салдатка Василиса пятидесяти лет. У нея дочь Агафья двацети дву лет, Митрофан двенацети лет. Государевы пашни пашет четь десятины в поле, а в дву потому ж. (...) (л. 113) (...)

Бобыли

Во дворе Кузма Ерасимов сын Кузминых осмидесяти лет. У него жена Марья пятидесяти лет. У них дети Дарья петнатцети лет, Анна двенатцети, Марфа 9 лет. На 720-й год подымные денги (...) (л. 113 об.) (...)

Во дворе Максим Елфимов сын Чесноков сорока четырех лет. У него жена Анна сорока лет. У них дети Петр осьми, Яков треъ, Григорей полугоду, Фекла девяти лет, Василиса четырех лет. Пашни не пашет. (...)

Деревня Сарафанская

Деревня Сарафанская

Во дворе Исак Емельянов сын Зайков штидесят (л. 114) лет. У него жена Катерина сорока лет. У них дети Оника четырнатцети, Логин семи, Мартын шти, Федор дву, Софья осемнатцети лет, Катериина осьми. У Оники жена Евдокея тритцети лет. На прошлой 720-й год подымные деньги платил сполна. (...) Государевой пашни пашет четь десятины в поле, а в дву потому ж. (...)

Во дворе Григорей Федоров сын Беспаметных сорока лет. У него жена Оксинья тритцети пяти лет. У них дети Орина семи, Варвара пяти, Марья году. У него салдатка Стефанида сорока лет. У нея дети Федор десяти, Леонтей (л. 114 об.) осьми, Тихон семи, Иван шти, Тит четырех. На прошлой 720-й год подымные деньги платил сполна. Не работал. Государевой пашни пашет треть десятины в поле, а в дву потому ж. (...)

Во дворе Никон Емельянов сын Зайков пятьдесят пяти лет. У него жена Фекла пятидесят лет. У них дети Спиридон тритцети, Михайло девяти, Исак четырех. У Спиридона жена Анисья тритцети, Овдотья дватцети, Анна десяти, Марфа полугоду. Государевой пашни пашет четь десятины в поле, а в дву потому ж. На 720-й год подымные денги платил з братом своим Исаком. (л. 115) (...)

Во дворе салдацкой сын Семен Васильев сын Зайков дватцети лет. У него брат Павел двацети лет, Маремьяна деветнатцети лет, мать Евдокея пятидесяти лет. Государевой пашни не пашет, подымных денех не платит, на заводе не работал и никаких податей с миром не платит. (...) (л. 115 об.) (...)

Во дворе Прохор Федоров сын Беспаметных пятидесяти лет. У него жена Параскевья пятидесят пяти лет. У них дети Егор году, Наталья деветнатцети лет, Маремьяна осемнатцети, Маремьяна ж тринатцети, Евдокея двенатцети, Параскевья тринатцети (!). У него мать Оксинья осмидесят лет. У него ж брат Василей тритцети пяти лет. У него жена Марья дватцети лет. У них дети Федор двенатцети лет, Василей четырнатцети, Маремьяна четырнатцети, Евдокея тринатцети, Аксинья десяти, Огафья девяти, Федора году. Государевы пашни пашет полдесятины в поле, а в дву потому ж. (...) (л. 116) (...) Промыслу за ним плотничат коломянскую работу под железо. И за тоя работу жалованья никакова не бывало, а на сей 721-й год дана полтина. (...)

Во дворе Исак Матфеев Налимов сорока лет. У него жена Пелагея пятидесят лет. У них дети Онкудин осми, Петр трех лет, Евдокея пяти лет,Марья пяти лет. У него девка Федосья сорока лет. Государевой пашни пашет четь десятины в поле, а в дву потому ж. (...) (л. 116 об.) (...)

Деревня Сохарева (2/2)

Деревня Сохарева

Во дворе Григорей Тимофеев сын Кочнев пятидесят лет. У него жена Стефанида пятидесят пяти лет. У них дети Иван дватцети пяти лет, Матвей дватцети лет. У Ивана жена Ирина тритцети лет. У них дети Никита трех лет, Федосей полугоду. Государевой пашни пашет треть десятины в поле, а в дву потому ж. (...) (л. 117) (...)

Деревня Останина (1/2)

Деревня Останина

Во дворе оброчной крестьянин Иван Иванов сын Ярославцов штидесят лет. У него жена Марфа штидесят пяти лет. У них дети Иван тр⟨и⟩тцети трех лет, Григорей дватц⟨е⟩ти пяти лет. Федор семи лет. У Ивана жена Параскевья тритцети пяти лет. У них дети Параскевья дву, Матрена десяти недель. Старопосельной житель. В казну великого государя денежного оброку платил по два рубли на год. (...) (л. 117 об.) (...)

Во дворе Сидор Филипов сын Калмаков пятидесят трех лет. У него жена Параскевья штидесят лет. У них дети Гаврило девятнатцети, Осип десяти. У Гаврила жена Марья дватцети. У них дети Евдокея году. Государевы пашни пашет треть десятины в поле и полполу малыя трети, а в дву потому ж. (...) (л. 118) (...)

Во дворе Устин Филипов сын Калмаков пятидесят лет. У него жена Ирина пятьдесят пяти лет. У них дети Никула тритцети, Кирило пятнатцети, Матфей трех лет, Мавра семнатцети. У Микулы жена Федосья тритцети четырех лет. У них дети Василей шти, Семен четырех недель, Татьяна семи, Настасья трех, Варвара году, Огрофена дватцети. Государевы пашни пашет полтрети и полполутрети десятины в поле, а в дву потому ж. На 720-й год подымные деньги платил сполна против брата своего Сидора и на заводе работал. (...) (л. 118 об.) (...)

Тоя ж Останинской деревни

Бобыль живет на подворье у Сидора Калмакова Федор Васильев сын Кувызлев сорока пяти лет. У него жена Анна сорока лет. Детей у него нет. И в казну великого государя в Невьянской слободе ничего не плачивал. А сказал, родом де он был Тотьмы города. И тамо живучи платил в казну великого государя по десяти рублев на год з братьями своими. И оттоле сошел в прошлом 716-м году. Живет и поныне. А пожитков у него нет. А больше того ничего за ним нет. А ежели он Федор в сей скаске сказал ложно или кого утаил, и за тоя б ево ложную скаску указал бы великий государья казнить смертью.

Деревня Каменская

(л. 119) Деревня Каменска

Во дворе Семен Семенов сын Козтылев осьмидесят лет. У него дети Фома сорока лет, Кузма тритцети пяти лет. У Фомы жена Марья тритцети пяти ж лет. У них дети Федос осьми лет, Федор тритцети пяти лет (!), Семен году, Марья двенатцети, Фекла десяти. У Кузмы жена Федосья тритцети пяти лет. У них дети Иван трех лет, Яков полугоду, Марья осьми, Евдокея шти, Параскевья дватцети пяти лет (!). Государевы пашни пашет полдесятины в поле, а в дву потому ж. (...)

(л. 119 об.) Во дворе Василей Иванов сын Ярославцов штидесят лет. У него брат Алексей пятидесят лет. У него жена Оксинья сорока лет. У них дети Семен десяти лет, Василей десяти з годом. У Василья дети Данило тринатцети, Самсон пяти лет. Государевы пашни пашет четь десятины в поле, а в дву потому ж. На 720 год сполна платил подымные деньги, и на 721-й год платили по рублю и по четырнатцети алтын сполна. На заводе не работал затем, что работали хозяева до съему его Василья. А он Василей то государево тягло снял с Осипа Яковлева сына Медведева четь десятины и с мирскими потуги и с платежем. А прежде де того жил он Василей на Кунгуре в простых, никаких податей в казну великого государя не плачивал. А в Невьянскую слободу пришел в прошлом 720-м году осенным путем. Пахатных земель владеет по две десятины в поле, а в дву потому ж. Сенных покосов владеет на сто копен. Пожитков у себя имеет пять лошадей работных, две коровы да подросток, пять овец, три свиньи. А больше того ничего нет. А ежели он Василей в сей скаске сказал ложно или кого утаил, и за тоя б ево ложную скаску указал бы великий государь казнить смертью.

Деревня Клевакинская

(л. 120) Деревня Клевакинская

Во дворе Сава Кузмин сын Овдюков осьмидесят лет. У него жена Параскевья штидесят лет. У них дети Егор сорока лет, Василей десяти, Татьяна шеснатцети, Евдокея четырнатцети, Параскевья десяти лет. У Егора жена Овдотья дватцети лет. Государевы пашни пашет полтрети десятины в поле, а в дву потому ж. (...)

(л. 120 об.) Во дворе Яков Ларионов сын Овдюков сорока лет. У него жена Агафья сорока лет. У них дети Андрей шти, Леонтей трех, Матрена осьми. У него Сава брат тритцети пяти лет. У него жена Акилина тритцети пяти лет. У них дети Кирило четырех, Кондратей дву лет. У них мать (имени нет) штидесят лет. Государевы пашни пашет треть десятины в поле, а в дву потому ж. (...)

Во дворе Мартын Чепчюгов сын Гурьев (!) осмидесят лет. У него дети Иван тритцети пяти лет, Стефан тритцети. У Ивана жена Лукерья сорока лет. Государевой пашни пашет треть десятины в поле, а в дву потому ж. На 720-й год подымные деньги по рублю и по тринатцети алтын по две (л. 121) деньги и по шти алтын по четыре деньги платил сполна. (...)

Деревня Леневка

Деревня Леневка

Во дворе Иван Кузмин сын Серебряников сорока пяти лет. У него брат Сила тритцети. У Ивана жена Анна сорока пяти лет. У них дети Иван пяти лет, Артемей дву, Ярасим пяти недель, Варвара десяти. У Силы жена Агрофена тритцети лет. Федосья дватцети. У них дети. (!) Салдатка Дарья пятидесят лет. У нея дети Матрена шеснатцети лет. Государевой пашни пашет четь десятины в поле, а в дву потому ж. На 720-й год (л. 121 об.) подымные деньги (...)

Во дворе Агафон Дмитрев Серебряников штидесят лет. У него жена Меланья пятидесят лет. У них дети Матфей дватцети, Егор тринатцети, Овдотья шеснатцети, Татьяна осми. Государевы пашни пашет четь десятины в поле, а в дву потому ж. (...) (л. 122) (...)

Во дворе Стефан Осипов сын Малыгин пятьдесят пяти лет. У него жена Параскевья пятьдесят пяти лет. У них дети Иван семнатцети, Окинфей двенатцети, Иван пятнатцети, Феклист трех, Елена девяти. Государевой пашни пашет полдесятины в поле, а в дву потому ж. (...) (л. 122 об.) (...)

Во дворе Сидор Яковлев сын Бучин пятьдесят пяти лет. У него жена Агрипина пятидесят лет. У них дети Кузма семи, Никита дву, Варвара дватцети з годом, Офимья пяти. Государевой пашни пашет треть десятины в поле, а в дву потому ж. (...) (л. 123) (...)

Во дворе Назар Русаков сын Петров (!) сорока пяти лет. У него жена Анна сорока лет. У них дети Андрей осми лет, Антон четырех, Никита дву, Стефанида тринатцети. Государевой пашни пашет четь десятины в поле, а в дву потому ж. (...)

(л. 123 об.) Во дворе Григорей Михиев сын Михиев Федоровых (!) пятидесят лет. У него жена Евдокея сорока лет. У них дети Иван двенатцети, Осип семи, Сава трех, Татьяна десяти, Офимья дву. Государевой пашни пашет четь десятины в поле, а в дву потому ж. (...)

Во дворе бобыль Софон Дмитрев сын Серебряников осмидесяти лет. У него жена Огафья осьмидесят лет. У них дети Евдокея семнатцети. У них покормленок Фадей дватцети дву лет. У него жена Наталья дватцети з годом. У них дети Анна году. Государевой пашни не пашет, здал статками своими рускому пр⟨и⟩шлому человеку в прошлом 711-м году. И после того на заводе (л. 124) не рабливал. (...)

Во дворе Нефет Панкратьев сын Трусов сорока трех лет. У него жена Палагия тритцати восьми лет, дети Микифер адиннацати, Агафон девяти лет. Государевы пашни пашет четь десятины и полмалой десятины в поле, а в дву потому ж. (...) (л. 124 об.) (...)

Во дворе Семен Афонасьев сын Трусов пятидесят лет. У него жена Анна сорока пяти, дети Матвей двенатцати, Зеновья восьми, Аграпина шти лет. Государевы пашни пашет четь десятины. (...)

(л. 125) Во дворе Сава Никиферов сын Синяков сорока пяти лет. У него жена Елена тритцати, дети Сава пяти, Матрена десяти недель. У него брат салдат Дмитрей пятидесяти. У него жена Агафья сорока, дети Сергей десяти, Кузма семи, Федора пяти, Стефанида дву лет. Государевы пашни пашет полдесятины в поле, а в дву потому ж. (...)

(л. 125 об.) Во дворе вдова Огафья Никонова дочь штидесяти. У нея дети Михайло шеснатцати, Иосип семи, Ирина четырнатцати лет. А живет де она в той Невьянской слободе, никаких податей в казну великого государя не платит за скудостию своею. Пахатных земель и сенных покосов не владет. Скитатца по миру Христовым имянем. Статков у себя ничего не имет. А буди она Агафья что сказала ложно или кого утаила, и за тоя б ея ложную скаску указал великий государь казнить смертию.

Село Голубковское

(л. 126) Село Голубковское

Церковь во имя Вознесения Господня.

Во дворе поп Кондратей Ильин 38 лет, дети Исай 11, Петр 3-х, Марья 12, Анна 7, Парасковья 5, Марфа 2-х лет. А в скаске своей сказал, урожденец города Верхотурья Ницынской слободы. А в том погосте живет по грамоте архиерея. Божия дани платил 2 ру(бли) 13 (а)л(тын) 2 де(нги). Пашенных земель и сенных покосов во владение за ним нет. У него ж конно⟨й⟩ силы одна лошадь работна, две коровы, подросков четыре. А иных у него попа угодей нет. А ежели он сказал что ложно, и за ложную его скаску указал великий государь казнить смертию.

Во дворе дьячек Степан Иванов сын Солонинин 45 лет. У него жена Парасковья 50 лет, дети Иван 10 лет, Овдотья 18, Марья 16, Настасья 12 лет. А в скаске своей сказал, той Невьянской слободы старопосельной. Архиерею Божию дани платил по рублю по два алтына. (л. 126 об.) Пашенных земель и сенных покосов за ним нет. У него ж конной силы лошадь работна, другой жеребенек, рогатых две скотины больших, два теленка, дв овцы. А Иных у него дьячка никаких промыслов нет. А ежели он Стефан что сказал ложно, и за ложную ево скаску указал великий государь казнить смертию.

Во дворе пономарь Иван Кондратьев сын 28 лет. У него жена Опросинья 32 лет, сын Яков 3-х, Петр 2-х, Парасковья году. А скаске своей сказал, Тобольского уезду Рудной слободы хресьянской сын. А за ним никаких промыслов нет. А ежели он Иван сказал что ложно⟨, и за ложну⟩ю ево скаску указал великий государь казнить смертию.

Во дворе церковной староста Максим Гаврилов сын Новоселов 45 лет. У него жена Федора 44, дети Степан 5, Марья 13 лет. А в скаске свое сказал, той Невьянской слободы старопосельной. Прежде (л. 127) сего был во крестьянех. А повыток ево тое пашню пашет брат ево Евтифей. А он Максим тое пашню не пашет, живет при церкви Божии. А пашенных земель и сенных покосов за ним Максимом нет. А у него скота лошадь одна работна да жеребенок дву лет, рогатой одна корова да два подроска. У него ж работна. (!) А ежели он Максим сказал что ложно, и за ложную ево скаску указал великий государь казнить смертию.

Трапезник Семен Ларионов сын Подкиных 55 лет. У него жена Татьяна 28, дети Трифон 4, Осип 2-х лет. Живет на подворье у рудного крестьянина Леонтья Бахтармина. Работает у церкви Божии. А за увечьем своим и за хромотью никаких податей не платит. К сей скаске вместо трапезника Семена Подкина –

Житель

Во дворе Иван Дементьев сын Мальцов 80 лет. У него жена Марья 50, дети Лука 15 лет, Матрона 17, Парасковья 7 лет. А в скаске своей (л. 127 об.) сказал, той Невьянской слободы старопосельно⟨й⟩. А прежде сего бывал в той Невьянской слободы в пушкарях, и за старостью и за глазной болезнию отставлен. А пашенных земель и сенных покосов за ним Иваном нет. А ежели он Иван сказал что ложно, и за ложную ево скаску указали великий государь смертию казнить. – и вместо Ивана Мальцева по их велению Федор Овчиников руку приложил.

В погосте пашенные крестьяне

Во дворе Евтифей Гаврилов сын Новоселов 53 лет. У него жена Марфа 50, дети Иван 23-х, Григорей четырнатцети, Анна десяти. У Ивана жена Анисья двацети пяти, дочь Стефанида двух лет. А скаске своей сказал, той Невьяснкой слободы старопосельной. Государевы пашни пашет с треть десятины. (...) (л. 128) (...) К сей скаске вместо Ефтивея (!) Новоселова –

Во дворе Лаврентей Мартемьянов сын Подсекаев сорока лет. У него жена Марья сорока трех лет. У него дети Федор трех, Катерина 2-х, Алексей году. А в скаске своей сказал, той Невьянской слободы старопосельной. Государевы пашни пашет четь десятины. (...) – и вместо Лаврентия Подцекаева (!) по их велению Федор Овчиников руку приложил.

(л. 128 об.) Во дворе Григорей Васильев сын Голубчиков штидесяти пяти лет. У него жена Пистилинья сорока, дети Иван пятнацети, Вера семнацети, Анна пяти лет. А в скаске своей сказал, той Невьянской слободы старопосельной. Государевы пашни пашет треть десятины. (...) К сей скаске вместо Григорья Голубчикова –

Во дворе Иван Андреев сын Устинов невиш⟨н⟩ой семидесяти пяти лет. У него жеена Офимья 65, дети Олена тесяти осми (!), Наталья шеснатцети лет, Марья двенатцети. А в скаске своей сказал, тоя Невьянской слободы старопосельной. Государевы пашни не пашет, пашет брат ево Петр Устинов. Подымных денег за боле⟨з⟩нию не платит, и с миром не тянет. Собинно⟨й⟩ пашни не пашет, и сенных покосов за ним (л. 129) Иваном нет. А ежели он сказал что ложно, и за ложную ево скаску указал великий государь казнить смертию. – и вместо Ивана Андреева по их велению Федор Овчиников руку приложил.

Во дворе Василей Миниев сын Первого штидесяти пяти лет. У него отец Миней осмидесяти. У Василья жена Марья сорока, сын Алексей 6, Палагея полугоду. Брат Дмитрей сорока пяти, жена Федора тритцети, дети Мартемья четырнацети, Петр десяти, Наталья двацети, Овдотья трех, Анна двух. А в скаске своей сказал, той Невьянской слободы старопосельной. Государевы пашни пашет треть десятины. (...) К сей скаске вместо Василья Первого –

(л. 129 об.) Во дворе Леонтей Васильев сын Первого семидесят пяти лет. У него жена Оксинья семидесят, сын Андрей сорока. У Андрея жена (имени нет) тритцети, сын Иван трех лет. А в скаске своей сказал, той Невьянской слободы ста⟨ро⟩посельной. Государевы пашни пашет треть десятины. И в 720-м году государевых подымных денег не плачивал за скудостию своею и по верхотурской памяти и на Алапаевском заводе не рабливал. Да у него ж живет на подворье Симон Первого семидесят лет. У него жена Овдотья восмидесят лет. Собинно⟨й пашни⟩ пашет десятину. Сенных покосов владеет на петьдесят копен. А иных никаких угодей за ним нет. А ежели он Леонтей сказал что ложно, и за ложную ево скаску указал великий государь казнить смертию. – и вместо Леонтья Первого по их велению беломесной казак Федор Овчиников руку приложил.

Во дворе Алексей (!) Пахомов сын Агапитов штидесят пяти лет. У него жена Фетинья шти⟨де⟩сят (л. 130) пяти, дети Роман пятнацети, Парасковья семнацети. А в скаске своей сказал, той Невьянской слободы старопосельной. Государевы пашни пашет полтрети десятины. (...) К сей скаске вместо Александра (!) Агапитова по его велению беломесно⟨й⟩ казак Федор Овчиников руку приложил.

Во дворе Феофан Пахомов сын Агапитов штидесят четырех лет. У него жена Устинья петьдесят. У него дети Василей четырех, Иван 2-х, Агафья девяти лет. Государевы пашни пашет полтрети десятины. (...) (л. 130 об.) (...) К сей скаске вместо Феофана Агапитова по его велению Федор Овчиников руку приложил.

Во дворе Александр Васильев сын Гарасимов семидесяти лет. У него жена Овдотья пятидесят, дети Митрофан двенадцети, Ксения дватцети, Маланья семнацети. У Митрофана жена Татьяна двацети 2-х лет. А в скаске своей сказал, той Невьянской слободы старопосельной. Государева денежного оброек платит по 16 (а)л(тын) по 4 де(нги) в год. (...) (л. 131) (...) К сей скаске вместо Александра Гарасимова по его велению Федор Овчиников руку приложил.

Во дворе Кондратей Семенов сын Гарасимов штидесят лет. У него жена Анна пятидесят, дети Семен пятнацети, Стефан тринатцети, Карп пяти, Агафья десяти. Брат Никула сорока пяти. У него жена Олена сорока, дети Костентин десяти, Федор осми лет, Ортемей шти, Алексей 2-х, Офимья осми, Стефанида 3-х лет. А в скаске своей сказал, той Невьянской слободы старопосельной. Государевы пашни пашет треть десятины. (...) (л. 131 об.) (...) К сей скаске вместо Кондратья Гарасимова по его велению Федор Овчиников руку приложил.

Во дворе Иван Фед⟨ор⟩ов сын Гарасимов шеснацети лет. У него жена Палагия дватцети. У него отец Федор невишной пятидесят трех, жена Палагия сорока девяти лет, сын Яков пяти лет, Ирина десяти. А в скаске своей сказал, той Невьянской слободы старопосельной. В казну великого государя платит ясашной платеж окладного Мугайской волости полясака по тритцети ал(тын) по одному алтыну в год мяхкою рухлядью. А иных никаких запросов не платит. (...) (л. 132) (...) К сей скаске вместо Ивана Гарасимова –

Невишной нищей

Во дворе Иван Андреев сын Устинов шесдесят один год. У него жена Акилина сорока четырех, дети Матрона 8, Стефанида трех. Подымных денег не платит. Пашенных земель и сенных покосов за ним нет. – и вместо Ивана Устинова по их велению Федор Овчиников руку приложил.

Во дворе Кирило Васильев сын Голубчиков увешен рукою пятидесят лет. У него жена Овдотья тритцети, дети Яков семи, Марфа пяти, Стефанида трех, Матрона году. Подымных денег не платит. (л. 132 об.) Пашенных земель и сенных покосов за ним нет. Ежели он Кирило сказал что ложно, и за ложную ево скаску указал великий государь казнить смертью. К сей скаске вместо Кирила Голубчикова по их его велению Федор Овчиников руку приложил.

Во дворе Иван Микифоров сын Голубчиков пятидесят лет. У него жена Дарья тритцети, дети Кондратей осми, Прокопей шти, Федор четырех, Овдоктья двух лет. А в скаске своей сказал, той Невьянской слободы старопосельной. Государевы пашни пашет треть десятины. (...) К сей скаске вместо Ивана Голубчикова по его велению Федор Овчиников руку приложил.

(л. 133) Во дворе Назар Конанов Голубчиков 63-х лет. У него сын Михайло пятнацети, дочь Ксения четырнацети. А в скаске своей сказал, той Невьянской слободы старопосельной. Государевы пашни пашет треть десятины. (...) К сей скаске вместо Назара Голубчикова –

Во дворе Иван Еремеев сын Голубчиков сорока лет. У него отец семидесят. У него Ивана жена Стефанида сорока, дети Данило четырнацети, Самсон осми, Ирина четырех лет. А в скаске своей сказал, той Невьянской слободы старопосельной. Государевы десятинной пашни пашет треть десятины. (...) (л. 133 об.) (...) – и вместо Ивана Голубчикова по их велению Федор Овчиников руку приложил.

Во дворе Семен Осипов сын Голубчиков сорока семи лет. У него жена Овдотяь дватцети шти, дети Яков 17, Обрам четырнацети, Фирс пятнацети лет дряхлой. А в скаске своей сказал, той Невьянской слободы старопосельной. Государевы пашни пашет четь десятины. (...) (л. 134) (...) К сей скаске вместо Семена Голубчикова –

Во дворе Фадей Иванов сын Пахомов тритцети пяти лет. У него жена Матрона двацети пяти, дочь Парасковья году. А в скаске своей сказал, той Невьянской слободы старопосельной. Государевы пашни пашет полтрети десятины. (...) (л. 134 об.) (...) – и вместо Фадея Пахомова по их велению Федор Овчиников руку приложил.

Во дворе Кондратей Федоров сын Подсекаев штидесят пяти лет. У него жена Марья штидесят пяти лет, дети Иван тритцети пяти, Яков 13, Вера семнатцети, Овдотья четырех лет. У Ивана жена Федора тритцети шти, дочь Анна 2-х лет. Государевы пашни пашет четь десятины. (...) К сей скаске вместо Кондратья Подсекаева по его велению Федор Овчиников руку приложил.

(л. 135) Во дворе Петр Андреев сын Устинов пятидесят пяти лет. У него жена Анна пятидесят четырех, дети Сава шеснатцети, Иван трех лет, Анна тринатцети, Елена десяти, Варвара семи, Агафья пяти, Анна двух лет. Государевы пашни пашет треть десятины в поле, а в дву потому ж. (...) К сей скаске вместо Петра Устинова –

Во дворе Михайло Петров Голубчиков сорока лет. У него жена Домна тритцети пяти, дети Ефим четырех, Стефан двух, Игнатей полугоду. Государевы пашни пашет треть десятины в поле. (...) – и вместо Михайла Голубчикова по их велению Федор Овчиников руку приложил.

Деревня Буньковская

(л. 135 об.) Деревня Буньковская

Во дворе Иван Тимофеев сын Юдин штидесят лет. У него мать Фекла осмидесят, жена Фетинья сорока пяти, дети Василей девяти, Марко пяти, Анна трех. Брат Федор петьдесят пяти. У него жена Акилина пятидесят трех, дети Григорей одиннацет⟨и⟩, Михайло четырех, Матрона осмьнацети, Татьяна девяти лет. Государевы пашни пашет треть десятины. (...) К сей скаске вместо Ивана Юдина по его велению Федор Овчиников руку приложил.

(л. 136) Во дворе Григорей Дорофеев сын Вяткин пятидесят лет. У него мать Федора семидесят, жена Катерина сорока лет, дети Петр двенатцети, Семен 6, Иван 2-х, Дарья семи, Онисья 3-х. Брат Онисим сорока. У него жена Марья сорока лет, дети Офонасей пяти, Стефанида семи, Оленка году. А в с⟨к⟩аске своей сказал, той Невьянской слободы старопосельной. Государевы пашни пашет треть десяти⟨ны⟩. (...) К сей скаске вместо Григорья Вяткина по его велению Федор Овчиников руку приложил.

(л. 136 об.) Во дворе Афанасей Епифанов сын Устюгов штидесят лет. У него жена Зеновья сорока, дети Иван двацети, Игнатей восмнатцети, Яков пятнацети, Ирина семи, Анна пяти. У Ивана жена Татьяна дватцети пяти лет, сын Лука полугоду. Государевы пашни пашет полдесятины. (...) К сей скаске вместо Афанасья Устюгова –

Во дворе Дмитрей Иванов сын Ильтяков (л. 137) штидесят лет. У него жена Марья сорока пяти, дети Иван девяти, Василей семи, Иван же пяти, Оксинья двацети, Федосья семнацети, Фекла тринатцет⟨и⟩, Ульяна осми. А в скаске своей сказал, той Невьянской слободы старопосельной. Государевы пашни пашет треть десятины. (...) – и вместо Дмитрея Ильтекова по их велению Федор Овчиников руку приложил.

Во дворе Василей Трофимов сын Шальнов шездесят (л. 137 об.) дву лет. У него жена Парасковья шездесят, дети Петр сорок, Иван трицети, вместо ево в салдаты нанято, Яким дватцети пети, Сергей двенацети. У Петра жена Наталья тритцети пяти, дети Иван шести, Семен пети. У Ивана жена Анна тритцети, сын Потапей. У Якима жена Анна двацети пети. Брат Иван шестидесят один год, жена Гликирия шездесят. У него дети Иван двацети трех, вместо ево в салдаты нанято, Федор петнацети, Андрей двенацети, Анна двацети пети, Катерина двацети один год, Татьяна трех, Стефанида шести. У Ивана жена Катерина двацети трех, сын Данило двух. Да у них же сноха салдацкая жена Дарья пятидесят. У нея дети Сава девятнацети, Михайло двенацети, Огрофена тринатцети. У Савы жена Парасковья двацети трех. А в скаске своей сказал, той Невьянской слободы старопосельной. Государевы пашни пашет десятину бес чети и малую треть. (...) (л. 138) (...) К сей скаске вместо Василья Шального по его велению Федор Овчиников руку приложил.

Деревня Михалевская

Деревня Михалевская

Во дворе Петр Егорьев сын Брусницын петидесят пяти лет. У него жена Парасковья пятидесят трех. У него дети Прокопей тритцети, Исай (!) двацети пети, Миха⟨й⟩ло двенацети, Иван четырнацети, Василей восми, Анна пятнацети, Настасья трех. У Прокопья жена Матрона дватцети пяти, дочь Парасковья двух. У Исака (!) жена Мавра дватцети один. (л. 138 об.) У него братья Григорей пятидесят трех, Иван сорока. У Григорья жена Матрона пятидесят, дети Иван семи, Настасья семнацети, Авдотья семи. У Ивана жена Марина сорока, дочь Катерина двух. А в скаске своей сказал, той Невьянской слободы старопосельной. Государевы пашни пашет полдесятины. (...) К сей скаске вместо Петра Брусницына –

(л. 139) Во дворе Евсей Марков сын Пьянков пятидесят семи лет. У него жена Овдотья пятидесят семи лет, дети Марко одиннацети, Олена 20. А в скаске своей сказал, той Невьянской слободы старопосельной. Государевы пашни пашет четь десятины. (...) (л. 139 об.) (...) – и вместо Евсия Пьянкина (!) по их велению Федор Овчинников руку приложил.

Во дворе Григорей Исаков сын Софонов сорока пяти лет. У него жена Овдотья сорока семи, дети Ипат пятнацети. А в скаске своей сказал, Невьянской слободы старопосельной. Государевы пашни пашет и (!) полполутрети десятины. (...) С мельницы оброку платит тринат- (л. 140) цеть алтын две денги. А та мельница на речке Черной об однех жерновах мутовчата. С миром платит с лука. А иных промыслов за ним Григорьем нет. А ежели он сказал что ложно, и за ложную ево скаску указал великий государь казнить смертию. К сей скаске вместо Григорья Исакова –

Во дворе Григорей Фирсов сын Пьянков штидесят лет. У него жена Анна штидесят дву. У них дети Ортемей трицети пяти, Огрофена двацети. У Артемья жена Варвара трицети пяти, дети Спиридон десяти, Федор четырех, Федор же трех лет. А в скаске своей сказал, той Невьянской слободы старопосельной. Государевы пашни пашет четь десятины. (...) (л. 140 об.) (...) Да он же Григорей с мельницы оброку платит с товарищи своими по двацети алтын. А та мельница на речке Черной мутовчата об однех жерновах. А иных никаких угодей за ним нет. А ежели он Григорей сказал что ложно, и за ложную ево скаску указал великий государь казнить смертию. – и вместо Григорья Пьянкина (!) по их велению Федор Овчиников руку приложил.

Во дворе Иван Фомин сын Микитин пятидесят лет. У него жена Макрида сорока пяти, дети Сергей пятнацети, Родион трех, Власей двух, Варвара двацети, Федосья одиннацети, Настасья десяти, Стефанида семи, Офимья пяти лет. А в скаске своей сказал, той Невьянской слободы старопосельной. Государевы пашни (л. 141) пашет четь десятины. (...) (Подписи нет.)

Во дворе Поликарп Трофимов сын Микитин пятидесят лет. У него жена Офимья пятидесят пяти, дети Гурей семнатцати, Марко пятнатцати, Ефим десяти, Федор восми, Марья девятнатцати. Мать Офимья восьмидесят лет. А в скаске своей сказал, той Невьянской слободы старопосельной. Государевы пашни пашет треть десятины. (...) (л. 141 об.) (...) (Подписи нет.)

Во дворе Потап Овдокимов сын Брусницын штидесят лет. У него жена Федора штидесят пяти, дети Сава дватцати семи. У него жена Параскевья дватцати пяти. У них дети Овдотья году, Филип полугоду, покормленка Марфа двенатцати лет. А в скаске своей сказал, той Невьянской слободы старопосельной. Государевы пашни пашет полчети десятины. (...) (л. 142) (...) – и (!) вместо Потапа Брусницына по их (!) велению Федор Овчиников руку приложил.

Во дворе Афонасей Самсонов Брусницын двацети шти лет. У него мать Ульяна семдесят. У Офонасья жена Палагия тритцети пяти, дети Василей пяти, Михайло году. А в скаске своей сказал, той Невьянской слободы старопосельной. Государевы пашни пашет четь десятины. (...) (л. 142 об.) (...) К сей скаске вместо Афанасья Брусницына –

Во дворе Трофимо Титов сын Чермного сорока пяти лет. У него жена Орина пятидесят лет. У них дети Леонтей шти лет, Овдотья одиннацети, Анна семи, Овдотья году. Брат Дорофей тритцети двух. У Дорофея жена Анна сорока, дети Леонтей четырех, Аника семи, Ульяна пяти, Ирина двух, Иван году. А в скаске своей сказал, той Невьянской слободы старопосельной. Государевы пашни пашет полдесятины и полполутрети десятины. (...) (л. 143) (...) – и вместо Трофима Черемного по их велению Федор Овчиников руку приложил.

Во дворе Иван Михайлов сын Брусницын двацеть пять лет. У него мать Анна семидесят. У него жена Марфа двацети пяти. У него дети Олена трех, Петр двух. Брат Софрон семнацети лет. А в скаске своей сказал, той Невьянской слободы старопосельной. Государевы пашни пашет полтрети десятины. (л. 143 об.) На прошлой 720-й год (...) К сей скаске вместо Ивана Брусницына –

Во дворе Козма Андреев сын Брусницын сорока пяти лет. У него жена Ирина пятидесят. У него дети иван дватцети пяти, Федора четырнацети, Огафья десяти, Офимья семи, Огафья шти. У Ивана жена Софья дватцети (л. 144) пяти, сын Стефан четырех лет. А в скаске своей сказал, той Невьянской слободы старопосельной. Государевы пашни пашет полтрети десятины. (...) – и вместо Козмы Брусницына по их велению Федор Овчиников руку приложил.

Во дворе Венедикт Иванов сын Софонов (л. 144 об.) педьдесят лет. У него жена Варвара сорока. У них дети Петр шеснацети, Гарасим 6, Сидор двух, Овдотья десяти лет. А в скаске своей сказал, той Невьянской слободы старопосельной. Государевы пашни пашет треть десятины. (...) К сей скаске вместо Веденикта Софонова –

Во дворе Яков Филатов сын Востряков пятидесят пяти лет. У него жена Онисья сорока пяти, дети Надежда одиннацети, (л. 145) Ирина десяти, Козма семи, Соломия четырех лет. А в скаске своей сказал, той Невьянской слободы старопосельной. Государевы пашни пашет треть десятины. (...) – и вместо Якова Филатова по их велению Федор Овчиников руку приложил.

Во дворе Леонтей Матфеев сын Кручинин сорока пяти лет. У него жена Катерина сорока, (л. 145 об.) дети Фирс 4 лет, Парасковья десяти, Андрей году, Анна семи лет. А в скаске своей сказал, той Невьянской слободы старопосельной. Государевы пашни пашет четь десятины. (...) К сей скаске вместо Леонтья Кручинина по его велению Федор Овчиников руку приложил.

Во дворе Михей Савин сын Гордеев (л. 146) сорока пяти лет. У него жена Василиса петьдесят лет, дети Кондратей восьмнацети, Марко десяти, Козма трех, Катерина девятнацети лет. А в скаске своей сказал, той Невьянской слободы старопосельной. Государевы пашни пашет треть десятины. (...) К сей скаске вместо Михея Гордиева

Во дворе Михайло Кирилов сын ______ пятидесяти. (л. 146 об.) У него жена Парасковья тритце⟨ти⟩ пяти. У него дети Кирило тритце⟨ти⟩, Стефан пятнацети, Варвара девятнацети, Варвара ж четырех. У Кирила жена Федора тритцети пяти. У него дети Софрон трех, Стефанида десяти, Ирина шти лет. А в скаске своей сказал, той Невьянской слободы старопосельной. Государевы пашни пашет полтрети десятины. (...) – и вместо Миха⟨й⟩ла Кирилова по их велению Федор Овчиников руку приложил.

(л. 147) Во дворе Михайло Леонтьев сын Софонов пятидесят пяти лет. У него мать Анна осмидесят, жена Матрона пятидесят пяти, дети Иван девятнацети. У Ивана жена Матрона дватцети, Федор двух, покормленица Матрона осмнатцети лет. А в скаске своей сказал, той Невьянской слободы старопосельной. Государевы пашни пашет четь десятины. (...) К сей скаске вместо Михайла Софонова по его велению Федор Овчиников руку приложил.

(л. 147 об.) Во дворе Фока Овдокимов сын Брусницын штидесят лет. У него жена Анна штидесят. У него дети Иван четырнацети, Павел десяти, Агафья дватцети, Ирина девятнацети, Палагия осминацети, Олена шеснацети лет. А в скаске своей сказал, той Невьянской слободы старопосельной. Государевы пашни пашет полтрети десятины. (...) К сей скаске вместо Фоки Брусницына –

(л. 148) Во дворе Павел Матфеев сын Софонов штидесят лет. У него жена Степанида пятидесят лет. У него дети Сила семидесят, Михайло пятнацети, Андрей осми, Федор четырех, Микита полугоду, Парасковья шеснацети, Катерина пяти лет. А в скаске своей сказал, той Невьянской слободы старопосельной. Государевы пашни пашет четь десятины. (...) – и вместо Павла Софонова по их велению Федор Овчиников руку приложил.

(л. 148 об.) Во дворе Козма Фомин семдесят лет. У него жена Федосья осдедесят (!) лет. У него ж дети Трофим сорока, Алексей дватцети пяти лет. У Трофима жена Опросинья тритцети, дети Петр трех, Яков полу⟨го⟩ду. У Алексея жена Овдотья двацети пяти лет. Государевы пашни пашет полдесятины. (...) Да он же Козма платит с рыбной ловли годового оброку полшеста алтына полчетверти деенги в год. А иных никаких промыслов за ним нет. А ежели он Козма в скаске своей сказал что ложно, и за ложную ево скаску указал великий государь казнить смертию. К сей скаске вместо Козмы Фомина –

(л. 149) Во дворе отставной Андрей Матфеев сын Софонов пятидесят пяти лет. У него жена Лукерья тритцети, дети Исак шти лет, Козма четырех, Овдотья двух лет. А в скаске своей сказал, той Невьянской слободы старопосельной. А питается он Андрей черною работою. – и вместо Андрея Софонова по их велению Федор Овчиников руку приложил.

Деревня Маньковская

Деревня Маньковская

Во дворе Иван Васильев сын Маньков сорока осми лет. У него жена Анна сорока осми, дети Григорей дватцети, Семен шестьнатцеть, Еремей тринатцети, Софон трех, Офонасей дватцети, Маланья пяти, Стефанида трех. У Григорья жена Опросинья дватцеть пять. Да у него ж живет сноха салдатска жена Василиса тритцети пяти. У нея дети Иван пятнацети, Огафья тринатцети, Марья одиннацети. А в скаске своей сказал, той Невьянской слободы старопосельной. Государевы пашни пашет треть десятины. (...) (л. 149 об.) (...) К сей скаске вместо Ивана Манькова –

Во дворе Петр Киприянов сын Софонов пятидесяти пят⟨и⟩ лет. У него мать Федосья осмидесят. У него жена Анна пятидесят пяти, дети Трофим двадцети пяти лет, Михайло пятнацети, Матрона двадцети, Огрофена двенатцети, Маланья (л. 150) десяти. У Трофима жена Огрофена дватцети пяти лет, дочь Маремьяна полугоду. А в скаске своей сказал, той Невьянской слободы старопосельной. Государевы пашни пашет полдесятины. (...) – к сей скаске (!) вместо Петра Софонова по их (!) велению Федор Овчиников руку приложил.

Деревня Пердуновская

Деревня Пердуновская, в ней крестьяне

Во дворе Ермак Андреев сын Вараксин семидесят лет. У него жена Матрона семидесят лет. У него дети Марко сорока пети лет, Карп тритцети трех лет, Марья дватцети лет. У Марка жена Овдотья тритцети лет, дети Василей десяти лет, Степан шести лет, Катерина петнатцети лет, Ксения тринатцети лет, Татьяна семи лет, (л. 150 об.) Дарья пети лет. У Карпа жена Агафия тритцети пети лет, Микифор пети лет, Григорей году, Стеафнида десяти лет, Огрофена семи лет, Фетинья четырех лет. А в скаске своей сказал, той Невьянской слободы старопосельной. Государевы десятинной пашни пашет треть десяти и малую треть десяти. (...) (л. 151) (...) К сей скаске вместо Ермака Вараксина по его велению Федор Овчиников руку приложил.

Во дворе Иван Евтифеев сын Устинов штидесят пети лет. У него отец Евтифей восемьдесят пети лет, мать Ксения восемьдесят шести лет. У него жена Устинья шестидесят восьми лет. У него дети Андрон (!) тритцети лет, Ирина восемнатцети лет, Онисья шеснатцети лет, Парасковья тринатцети лет. У Андрея (!) жена Маремьяна тритцети лет, Степан двух лет. А в скаске своей сказал, той Невьянской слободы старопосельной. Государевы пашни пашет полдесяти (!). (...) (л. 151 об.) (...) К сей скаске вместо Ивана Устинова –

Во дворе Костентин Степанов сын Стенуков семидесят трех лет. У него жена Ирина шестидесят лет. У него дети Алексей сорока двух лет, Сила дватцети лет, Огрофена дватцети пети лет, Огафья девятнатцети лет, Лукерья семнатцети лет, Фекла двенатцети лет. (л. 152) А в скаске своей сказал, той Невьянской слободы старопосельной. Государевы десятинной пашни пашет треть десятины. (...) – и вместо Костентина Стенукова по их велению Федор Овчиников руку приложил.

Во дворе Козма Васильев сын Беглых (л. 152 об.) семидесят лет. У него жена Палагия восьмидесят лет, дети Микита дватцети, Василе⟨й⟩ петнатцети невишной, Агафья дватцети лет. У него ж живет на подворье вдова салдатцкая жена Марфа сорока лет. У нея дети Михайло семи лет, Яков четырех лет, Александра девети лет. А в скаске своей сказал, той Невьянской слободы старопосельной. Государевы десятин⟨н⟩ой пашни пашет четь десятины без малой трети. (...) (л. 153) (...) К сей скаске вместо Козмы Беглых по его велению Федор Овчиников руку приложил.

Во дворе Семен Евтифеев сын Устинов сорока лет. У него жена Огафья сорока лет. У него дети Козма тринатцети лет, Панкратей десяти лет, Яков шести лет, Киприян четырех лет, Гаврило двух лет, Пистилиния восемнатцети, Овдотья семи лет. А в скаске своей сказал, той Невьянской слободы старопосельной. Государевы десятинной пашни пашет треть десятины. (...) (л. 153 об.) (...) К сей скаске вместо Семена Устинова –

Во дворе Иван Евтифеев сын Устинов малой петидесят двух лет. У него жена Парасковья пятидесят лет. У него дети Леонтей петнатцети лет, Федор шести лет, Огафья восемнатцети лет, Фетинья семнатцети лет, Анна десяти лет, Соломия пети лет, Марья двух лет. А в скаске своей сказал, той Невьянской слободы старопосельной. Государевы десятинной пашни пашет треть десятины. На 720-й год (л. 154) в рублевую подымшину платил дватцеть петь алтын. (...) – и вместо Ивана Устинова по их велению Федор Овчиников руку приложил.

Во дворе Микита Алексеев сын Пятыгин семидесят лет. У него отец Алексей девеносто лет. У Микиты жена Ирина петидесят лет. У него дети Меркурей восьми лет, Марфа четырнатцети, Алексей пяти оет, Огафья семнатцети, Парасковья шеснатцети, Марья пятнатцети лет, Огафья пяти лет. Брат Козма шестиде- (л. 154 об.) сят лет. У Кузмы жена (имени нет) петидесят лет. У него дети Марко четырнатцети, Иван десяти лет, Иван же восьми лет, Онтон шести лет, Гурей пети лети, Опросинья семнатцети лет, Марфа семи лет. Да у него ж строшной Иван дватцети пети лет, урожденец города Верхотурья. А в скаске своей сказал, той Невьянской слободы старопосельной. Государевы пашни пашет две трети десятины. (...) К сей скаске вместо Микиты Петыгина

(л. 155) Во дворе Макар Федоров сын Беглых 60 лет. У него жена Овдотья пятидесят пяти лет, дети Прокопей дватцети, Дорофей двух, Овдотья четырнацети пяти, Настасья осми, Огрипена шти. Племянник Артемей 20 лет. У него мать Марья пятидесят. У него сестра Анна семнатцети, Федора шеснатцети, Федосья четырнацети, Акилина двенатцети. А в скаске своей сказал, той Невьянской слободы старопосельной. Государевы пашни пашет полдесятины. (...) (л. 155 об.) (...) – и вместо Макара Беглых по их велению Федор Овчиников руку приложил.

Во дворе Иван Васильев сын Петряков сорока пяти лет. У него жена Ульяна сорока пяти лет, дети Григорей семнатцети лет, Козма четырнатцети, Петр году, Марья двенатцети, Агафья десяти, Агрипина семи, Овдотья пяти, Овдотья ж трех лет. У Григорья жена Марфа двацети двух. Брат Данило сорока трех. У Данила жена Стефанида дватцети пяти, дети Семен трех, Симион году. А в скаске своей сказал, той Невьянской слободы старопосельной. Государевы пашни пашет треть десятины и полполу малой трети. (...) (л. 156) (...) К сей скаске вместо Ивана Петрекова

Во дворе Давыд Степанов сын Стенюков осмидесят лет. У него дети Ортемей сорок⟨а⟩ семи лет, Леонтей сорока пяти. У Артемья жена Ирина сорока двух, дети Осип осми, Овдотья дватцети, Марина шестнацети, Василиса четырех. У Леонтья жена Дарья сорока, дети Семен шести, Степанида осми, Матрона семи лет. А в скаске своей сказал, той Невьянской слободы старопосельной. Государевы пашни пашет две трети десятины. (...) (л. 156 об.) (...) С мельницы оброку платит с товарищи своими полдесята алтына полчетверты денги в год. А мельница на речке Пердуновской Малой мутовчата об одне жерновах. А иных никаких промыслов за ним нет Давыдом. (...) – и вместо Давыда Стенюкова по их велению Федор Овчиников руку приложил.

Во дворе Емельян Козмин сын Устинов семидесят трех лет. У него ж жена Марфа семидесят трех лет. У него зять Панкратей тритцети девяти. У Панкратья жена Ирина тритцети, дети Анна девяти, Марья семи, Дарья четырех, Марфа году. У него ж покормленка Марина тритцети пяти лет. А в скаске своей сказал, той Невьянской слободы старопосельной. Государевы пашни пашет четь десятины. (...) (л. 157) (...) К сей скаске вместо Емельяна Устинова –

Во дворе Панфил Еремеев сын Пятыгин петьдесят лет. У него жена Овдотья петьдесят, дети Иван двацети, Матфей девяти, Петр пяти, Иван трех, Ирина осми, Марья двух. Брат Семен сорока пяти, Олена сорока девяти. У Семена жена Дарья петьдесят. У Семена дети Федосья 8, Орина пяти, Марья году. У него ж покормленка Катерина девяти да малоумной Исак семидесят лет. А в скаске своей сказал, той Невьянской слободы старопосельной. Государевы пашни пашет полдесятины и полполутрети десятины. (...) (л. 157 об.) (...) – и вместо Панфила Петыгина по их велению Федор Овчиников руку приложил.

Во дворе Федор Васильев сын Беглых шестьдесят лет. У него жена Офисья штидесят, дети Григорей тритцети пяти, Сава тритцети, Андрей дватцети трех, Леонтей двенатцети, Катерина дватцети пяти. У Григорья жена Федора тритцети пяти, дети Дмитрей двух, Федора пяти, Дарья году. У Савы жена Татьяна дватцети пяти лет. А в скаске своей сказал, той Невьянской слободы старопосель⟨ной⟩. Государевы пашни пашет полдесятины и малую четь десятины. (...) (л. 158) (...) К сей скаске вместо Федора Беглых –

Во дворе Фирс Архипов сын Пятыгин тритцети лет. У него брат Микифор дватцети, Михей тринатцети, Наталья двацети один год. А в скаске своей сказал, той Невьянской слободы старопосельной. Государевы пашни пашет четь десятины. (...) (л. 158 об.) А ежели он Фирс сказал что ложно, и за ложную ево скаску указал великий государь казнить смертию. – и вместо Фирста (!) Беглых (!) по их велению Федор Овчиников руку приложил.

Во дворе Василей Семенов сын Беглых дватцети лет. У него мать Устинья штидесят. Брат Иван тритцети лет. А в скаске своей сказал, той Невьянской слободы старопосельной. Государевы десятинной пашни пашет треть десятины. (...) (л. 159) (...) К сей скаске вместо Василья Беглых по его велению Федор Овчиников руку приложил.

Во дворе Иван Юрьев сын Козминых сорока лет. У него жена Анисья тритцети, дети Емельян девяти, Сергей осми, Тимофей семи, Тарас шти, Терентей трех, Матрона двенатцети, Ксения пяти лет. А в скаске своей сказал, той Невьянской слободы старопосельной. Государевы пашни пашет треть десятины. (...) С мельницы оброку платит десять алтын. А та мельница на речке Бобровке мутовчата о двоих жерновах. (...) К сей скаске вместо Ивана Козминых –

(л. 159 об.) Во дворе Петр Кондратьев сын Козминых двацети пяти лет. У него мать Татьяна пятидесят. У него жена Анна дватцети, дети Василей трех, Настасья четырех, Марья полугоду. У него сестра Елена одиннацети, Соломия девяти, Татьяна семи. А в скаске своей сказал, той Невьянской слободы старопосельной. Государевы пашни пашет треть десятины. (...) – и вместо Петра Козминых –

Во дворе вдова нищая Марья Дмитрева дочь пятидесят лет. У нее сын Стефан дватцети, Василиса дватцети двух лет. Подымных денег не платит. А пашенных земель и сенных покосов и никаких угодей за ней нет. Питается Христовым именем. – и вместо вдовы Марьи Дмитревы по их велению Федор Овчиников руку приложил.

Деревня Бабиновская

(л. 160) Деревня Бабиновская

Во дворе Мокей Иванов Борчанинов штидесят пяти лет. У него жена Парасковья пятидесят. У него дети Логин десяти, Василиса двацети, Катерина четырнацети. А в скаске своей сказал, той Невьянской слободы старопосельной. Государевы пашни пашет полтрети десятины. (...) (л. 160 об.) (...) К сей скаске вместо Мокия Борченинова

Во дворе Василей Иванов сын Пирин (!) сорока двух лет. У него ж жена Ульяна тритцети трех, дети Лукоян четырех, Марина двух. У него ж брат Игнатей тритцети девяти. У Игнатья жена Овдотья тритцети. А в скаске своей сказал, той Невьянской слободы старопосельной. У него ж сноха салдатка Огафья сорока. У нея дочь Марина. Государевы десятинной пашни пашет треть десятины. (...) (л. 161) (...) Да у него ж Василья от салдатского набору взял рубль денег прикащик Афанасей Чернышев. А больши того никому никаких взаток не давывал. А ежели он Василей в скаске своей сказал что ложно, и за ложную ево скаску указал великий государь казнить смертию. – и вместо Василья Пырина по их велению Федор Овчиников руку приложил.

Во дворе Микифор Анцыфоров сын Замятнин штидесят девяти лет. У него жена Ирина пятидесят двух, дети Фадей пятнацети, Дарья осмнатцети. А в скаске своей сказал, той Невьянской слободы старопосельной. Государевы пашни пашет четь десятины. (...) (л. 161 об.) (...) – и вместо Микифора Замятнина по их велению Федор Овчиников руку приложил.

Во дворе Ефим Иванов сын Пырин сорока лет. У него жена Марья сорока, дети Онисим одиннацети, Михайло шти, Обросим четырех, Иван полугоду, Олена осми, Овдотья трех. А в скаске своей сказал, той Невьянской слободы старопосельной. Государевы десятинной ⟨пашни⟩ пашет полполутрети и малую четь десятины. (...) (л. 162) (...) К сей скаске вместо Ефима Пырина –

Во дворе Дмитрей Елисеев сын Пырин сорока лет. У него мать Федосья штидесят. У него жена Марья тритцети, дети Лука пяти, Иван трех, Настасья десяти, Стефанида шти. Да у него ж брат Илья тритцети. У него жена Мавра дватцети пяти лет, сын Фрол году. А в скаске своей сказал, той Невьянской слободы старопосельной. Государевы десятинной пашни пашет четь десятины. (...) (л. 162 об.) (...) Да у него ж взял лошадь прикащик Афанасей Чернышев нападкою. А ежели он Дмитрей в скаске своей сказал что ложно, и за ложную ево скаску указал великий государь казнить смертию. – и вместо Дмитрея Пырина по их велению Федор Овчиников руку приложил.

Во дворе Гаврило Иванов сын Корнилов сорока лет. У него мать Степанида семдесят лет. У него жена Марья сорока, дети Марко двух, Лазарь полу⟨году⟩, Анна шти лет. А в скаске своей сказал, той Невьянской слободы старопосельной. Государевы пашни пашет полтрети и малу⟨ю⟩ треть десятины. (...) (л. 163) (...) Да у него ж Гаврила взал нападкою своего (!) шестьнатцеть алтын четыре денги Яков Вистецко⟨й⟩, когда был в Невьянской слободе прикащиком. Да у него ж в прошлом году терялся лошадь мерин шерстью гнедой, и та лошадь у прикащика Афанасья Чернышева, и тое лошадь ему Гаврилу не отдает неведомо за что. (...) К сей скаске вместо Гаврила Корнилова по его велению Федор Овчиников руку приложил.

Деревня Яланская

Дерев⟨н⟩я Яланска, а в ней крестьяне

Во дворе Стефан Федоров сын Чепчюгов (л. 163 об.) семидесят лет. У него жена Акилина семидесят, дети Андрей тритцети пяти, Кирило дватцети пяти, Осип пятнатцети лет, Анна шестьнатцети, Зеновья десять. У Андрея жена Матрона тритцети, дети Евдокия трех, Матрона году. А в скаске своей сказал, той Невьянской слободы старопосельной. Государевы десятинной пашни пашет четь десятины. (...) К сей скаске место Стефана Чепчюговских

(л. 164) Во дворе Федор Давыдов сын Шалаев штидесят лет. У него эена Анна пятидесят пяти, дети Матфей дватцети, Федот пятнацети, Устин десяти, Парасковья дватцети двух лет, Акилина семнатцети, Ульяна двенатцети. В 720-м году в рублевую подымшину платил (...) – и вместо Федора Шалаева по их велению Федор Овчинников руку приложил.

Во дворе Филат Стефанов сын Зенков (л. 164 об.) штидесят лет. У него жена Устинья сорока лет, дети Тихон дватцети пяти, Матфей дватцети, Ермак осми, Петр пяти, Семен четырех, Епифан двух, Онисья дватцети трех, Олена осмнатцети. У Тихона жена Овдотья дватцети трех. У Филата брат Григорей пятидесят трех. У него жена Овдотья пятьдесят, дети Максим двенатцети, Емельян девяти, Марфа тринатцети. Брат Потап петидесят лет. У него жена Мавра пятидесят, дети Михайло девяти, Степан семи, Анна осми, Агрипина пятнацети, Марья шестьнатцети, Палагия шти, Парасковья десяти. А в скаске своей сказал, той Невьянской слободы старопосельной. Государевы десятинной пашни пашет полдесятины. (...) (л. 165) (...) К сей скаске вместо Филата Зенкова

Во дворе Василей Мокиев сын Сысоев штидесят пяти лет. У него дети Василей шеснатцети, Павел десяти, Палагия дватцети, Александра двухнадесят лет. А в скаске своей сказал, той Невьянской слободы старопосельной. Государевы пашни пашет полдесятины. (...) (л. 165 об.) (...) К сей скаске вместо Василья Сысова (!) по его велению Федор Овчиников руку приложил.

Во дворе Филат Микулин сын Стафиев пятьдесят двух лет. У него жена Варвара сорока, дети Стефан четырех, Олексей трех, Миней полугоду, Агрипена двенатцети, Агафья шти, Анна двух лет. А в скаске своей сказал, той Невьянской слободы старопосельной. Государевы пашни пашет десять сажен. (...) (л. 166) (...) К сей скаске вместо Филата Стафиева —

Во дворе Василей Леонтьев сын Тимофеев пятидесят пяти лет. У него дети Фекла осми, Катерена (!) пяти. У него брат Ларион сорока трех. У него жена Марфа сорока лет, дети Захар году, Феклист шти недель. У него дядя Евтифей осмдесят лет темной глазами. А в скаске своей сказал, той Невьянской слободы старопосельной. Государевы пашни пашет треть десятины. (...) (л. 166 об.) (...) – и вместо Василья Тимофеева по их велению Федор Овчиников руку приложил.

Во дворе Василей Козмин сын Лукирьин осмидесят лет. У него жена Федора штидесят, дети Родион тринатцети, Наталья пятнацети. А в скаске своей сказал, той Невьянской слободы старопосельной. Государевы пашни пашет полдесяти (!). (...) (л. 167) (...) К сей скаске вместо Василья Лукирьина –

Во дворе Гаврило Микулаев сын Стафиев осмдесят лет. У него жена Палагия сорока, дети Гаврило пятьдесят пять лет, дети Софон семи, Иван пяти, Харитон трех Фотей году, Анна десяти, Наталья осми лет. А в скаске своей сказал, той Невьянской слободы старопосельной. Государевы пашни пашет четь десятины. (...) (л. 167 об.) (...) У него ж Гаврила на подворье живет салдатска дочь Парасковья пятидесят лет. У нея дети Орина семнацети, Катерина пятнацети, Стефанида двенатцети, Палагия осмидесят. С миром не тянет, и пашенных земель и сенных покосов за ним нет. (...) – и вместо Гаврила Стафиева по их велению Федор Овчиников руку приложил.

Во дворе Андрей Борисов сын осмдесят лет. У него дети Семен тритцети, жена Анна дватцети пяти, сын Василей двух, Афимья пяти, Марья дватцети. У него брат Терентей осмидесят лет. А в скаске своей сказал, той Невьянской слободы старопосельной. Государевы пашни пашет треть десятины. (...) (л. 168) (...) К сей скаске вместо Андрея Стафиева по его велению Федор Овчиников руку приложил.

Во дворе нищая и неимуща⟨я⟩ Стефанида пятидесят лет. У нее дети Ховронья осмидесятьнатцати лет, Авдотья шеснацети, Олена четырнацети, Хворонья 7. Земель и сенных покосов за нею нет. А больши (л. 168 об.) того никаких промыслов за ней Стефаниды (!) нет. А ежели она Стефанида ложно сказала, и за ложную ея скаску указал великий государь казнить смертию. Да у нее ж лошадь работна, два жеребенка, одна корова, а иного скота нет. К сей скаске вместо вдовы Стефаниды по ей велению Федор Овчиников руку приложил.

Во дворе нищая неимущая Пестелинья сорока осми лет. У нее салда⟨т⟩ская жена Соломия дватцети трех. У нее дочь Анна году. У нее ж племянники Андрей двенатцети лет, Марина пяти лет. Пашенных земель и сенных покосов нет. А больши того никаких промыслов за нею нет же. У нее ж корова, а иных скотин нет. А ежели она сказала что ложно, и за ложную ее скаску указал великий государь казнить смертию. К сей скаске вместо нищие вдовы Пестелий (!) по ей велению Федор Овчиников руку приложил.

(л. 169) Во дворе Иван Миха⟨й⟩лов сын Зенков пятидесят лет. У него жена Марфа сорока, дети Семен пятнатцати, Осип тринатцати, Сава двенатцати, Игнатей десяти, Филат семи, Матрона семнатцати. У него ж сноха братняя жена Парасковья пятидесят, дети Василей тритцати, Иван шеснатцати, Федора дватцати, Дарья семнатцати. У Василья жена Олена тритцати лет, дочь Матрона году. А в скаске своей сказал, той Невьянской слободы старопосельной. Государевы пашни пашет две трети десятины. (...) Да у него ж взял напаткою Миха⟨й⟩ло Бибиков малой пять рублев с полтиною, Яков Вистицкой рубль денег. (...) К сей скаске вместо Ивана Зенкова

(л. 169 об.) Во дворе Ермак Савин сын Щупов пятидесят лет. У него жена Капелья сорока четырех лет, дети Фирс дватцати трех, Гурей трех, Марья дватцати двух, Марфа семнатцати, Ульяна четырнатцати, Ирина шести, Матрона году. У Фирса жена Овдотья дватцати лет. А в скаске своей сказал, той Невьянской слободы старопосельной. Государевы пашни пашет полтрети десятины. (...) – и вместо Ермака Щупова по их велению Федор Овчиников руку приложил.

(л. 170) Во дворе Петр Савин сын Щупов сорока пяти лет. У него жена Стефанида сорока трех, дети Дмитрей тринатцати, Петр десяти, Григорей 4-х, Патракей двух лет. А в скаске своей сказал, той Невьянской слободы старопосельной. Государевы пашни пашет полтрети десятины. (...) К сей скаске вместо Петра Щупова по его велению Федор Овчиников руку приложил.

Во дворе Василей Иванов сын Черемной семидесят лет. У него жена Марфа пятидесят, сын Иван 40 лет. (л. 170 об.) У Ивана жена Катерина тритцати, дети Кондратей шести, Обрам году, Ирина десяти, Наталья трех. Да у него ж Василья сноха вдова братняя жега Марья 40. У нея дети Стефанида пятнатцати, Марина четырнатцати, Анна десяти, Матрона девяти, Марья семи, Марья ж шести, Огафья трех лет. А в скаске своей сказал, той Невьянской слободы старопосельной. Государевы пашни пашет четь десятины. (...) Да у него ж живет на подворье брат Василей Евтифеев сын Черемной тритцати лет. У него сестра Дарья дватцати пяти лет. Государевы пашни пашет половина полутрети десятины. (...) К сей скаске вместо Василья Черемного по его велению Федор Овчиников руку приложил.

(л. 171) Во дворе Обрам Федотов Чепчюговских шездисят пяти лет. У него жена Ульяна 50. У него дети Изотей 18, Михайло шеснатцати, Григорей четырнатцати, Олена деветнатцати, Ликерия двенатцати лет. Государевы пашни пашет четь десятины. (...) К сей скаске вместо Брама Федыщева (!) по его велению Федор Овчиников руку приложил.

Во дворе Ефрем Давыдов сын Падерин семидесят лет. У него жена Овдотья шезтидесят. У него зять Анцыфер тритцати, дочь Ликерия дватцати двух, Пистилиния шеснатцати, сестра Василиса восьмидесят, брат Нефед сорока, жена Огафия тритцати, дети Марфа четырнатцати, Фекла девяти, Татьяна трех лет. А в скаске своей сказал, той Невьянской слободы старопосельной. Государевы пашни пашет треть десятины. (...) (л. 171 об.) (...) К сей скаске вместо Ефрема Падерина по его велению Федор Овчиников руку приложил.

Во дворе Иван Федотов сын Чепчюговских пятидесят лет. У него жена Василиса сорока. У него ж дядя Андрей девяноста лет. На 720-й год в рублевую подымшину платил восемь алтын две денги. А больши того за скудостию не плачивал. А от завотцкой работы свободил камисар Тимофей Бурцов. Собинной пашни не пашет. Сенных покосов владеет на сто копен. А иных никаких угодей за ним нет. У него пожитков 2 коровы да теленок, одна свинья, а больши иного скота нет. А ежели он сказал что ложно, и за ложную ево скаску указал великий государь казнить смертию. К сей скаске вместо Ивана Чепчюговских по его велению Федор Овчиников руку приложил.

(л. 172) Во дворе Василей Кондратьев сын Салдатов сорока одного лета. У него жена Марья тритцати четырех, дети Петр шести, Алексей четырех, Симан двух, Максим полугоду, Марья десяти, Овдотья восьми лет. Подымных денег за скудостию не платит. Государевы пашни не пашет, пашет брат ево нижеименованной Прокопей Салдатов. На заводе не работат и на себя пашни не пашет. Сенных покосов не владеет. А пожитков у него две лошади, две коровы, одна свинья, а больши иного скота нет. А ежели он Василей сказал что ложно, и за ложную ево скаску указал великий государь казнить смертию. К сей скаске вместо Василья Салдатова по его велению Федор Овчиников руку приложил.

Во дворе Федор Иванов сын Щупов шезтидесят лет. У него жена Анна шестидесят, дочь Онисья восьмнатцати, зять Егорей тритцати, дена Настасья тритцати, дети Петр пяти, Панкратей трех, Ефим году, Ирина десяти. Да у него ж Федора дочь Парасковья дватцати лет. А в скаске своей сказал, той Невьянской слободы старопосельной. Государевы пашни пашет четь десятины. (...) (л. 172 об.) (...) К сей скаске вместо Федора Щупова —

Во дворе Иван Васильев сын Стахиев шестидесят четырех лет вдов. У него дети Офимья пятнатцати, Марфа десяти. У него ж сноха вдова братняя жена Домна шестидесят, дети Матвей четырех, Овдотья дватцати, Катерина тринатцати, Парасковья девяти, Соломея семи. А в скаске своей сказал, той Невьянской слободы старопосельной. Государевы пашни пашет треть десятины. (...) На заводе за старостию и за увечием не работал. (...) – и вместо Ивана Стахиева по их велению Федор Овчиников руку приложил.

(л. 173) Во дворе Прокопей Кондратьев сын Салдатов пятидесят лет. У него мать Матрона восьмидесят, жена Ирина тритцати пяти, дети Исак одиннатцати, Иван восьми, Микифор четырех, Марья двенатцати, Марья ж девяти, Татьяна четырех, Парасковья трех, сестра Марфа 22-х, брат Егорей тритцати одного, жена Марфа дватцати. Да у него ж на подворье живет вдова Федосия тритцати пяти лет. У нея дети Иван девяти, Гаврило восьми, Марфа десяти. А в скаске своей сказал, той Невьянской слободы старопосельной. Государевы пашни пашет треть десятины. (...) К сей скаске вместо Прокопья Салдатова по его велению Федор Овчиников руку приложил.

Во дворе Василей Борисов сын Стахиев восьмидесят лет вдов. У него сын Костентин дватцати пяти. У него жена Окилина дватцати двух, дети Федор двух (л. 173 об.) лет, Палагея году, Кирило десяти недель. А в скаске своей сказал, той слободы старопосельной. Государевы пашни пашет две трети десятины. (...) К сей скаске вместо Бориса Стафеева по его велению Федор Овчиников руку приложил.

Во дворе Онтон Терентьев сын Чехомов пятидесят лет. У него братья Кирило сорока пяти, вместо ево в салдаты нанято, набору был Андреяна Ратманова, Федор сорока трех. У Онтона жена Парасковья 45, дети Лазарь одиннатцати, Лука четырех. У Кирила жена Марья пятидесят, дети Дмитрей восьми, Семен семи, Яков пяти, Козма четырех, Дарья восьмнатцати, Зеновья пятнатцати, Татьяна тринатцати. У Федора жена Марфа сорока, дети Анна девяти, Марфа четырех. Сестра Олена сорока девяти лет. А в скаске своей сказал, той Невьянской слободы старопосельной. (л. 174) Государева денежного оброку платит в год рубль в казну великого государя на Верхотурье. (...) Да у него ж взял напаткою своею в бытность свою прикащик Яков Вистицкой в 718-м году рубль денег. Да у отца ево взял он же Яков напаткою SI алтын четыре денги. (...) К сей скаске вместо Онтона Чехомова по его велению Федор Овчиников руку приложил.

Во дворе вдова Акилина Павлова дочь сорока пяти лет. У нея дети Иван десяти, Иван же семи, Парасковья деветнатцати, Татьяна семнатцати лет, Александра шести лет. А в скаске своей сказал, той слободы старопосельной. Государевы пашни пашет треть десятины. (...) (л. 174 об.) (...) К сей скаске вместо вдовы Акилины –

Во дворе Галахтион Фролов сын Ишерской (!) пятидесят лет. У него мать Марфа шестидесят. У него жена Ирина сорока, дети Петр шести, Карп четырех, Марья семи, Матрона году. У него ж племянник Роман восьми лет. А в скаске своей сказал, той Невьянской слободы старопосельной. Государевы пашни пашет две трети десятины. (...) – и вместо Галавтиона (!) Ищерского (!) по его велению Федор Овчиников руку приложил.

Деревня Нижний Яр

(л. 175) Деревня Нижней Яр

Во дворе Автамон Васильев сын Тарасов семидесят трех лет вдов. У него сын Алексей сорока. У Алексея жена Опросиния тритцати, дети Василей десяти, Семен девяти, Иван четырех, Феклист полугоду, Матрона восьми, Марьия (!) трех лет. А в скаске своей сказал, той Невьянской слободы старопосельной. Государевы десятинной пашни пашет полдесятины. (...) Яков Вистицкой взял напаткою две чети ржи. (...) К сей скаске вместо Автамона Тарасова по его велению Федор Овчиников руку приложил.

Во дворе Михайло Васильев сын Тарасов девяноста лет вдов. У него дети Леонтей шестидесят трех, жена Стефанида пятидесят, дети Михайло (л. 175 об.) семнатцати, Катерина деветнатцати, Марфа десяти, Устинья пяти. У Леонтья братья Алексей тритцати, Моисей восьмнатцати. У Алексея жена Анна тритцати одного года, дочь Мария полугоду. А в скаске своей сказал, той Невьянской слободы старопосельной. Государевы десятинной пашни пашет треть десятины. (...) С мельницы оброку платит по десяти денег в год. А та мельница на речке Глазунихе мутовчетая об однех жерновах. С миром платит з двух луков. Да у него ж взял напаткою верхотурской сын боярской Яков Вистицкой в бытность свою был прикащиком в Невьянской слободе два рубли денег, да прикащик Афонасей Чернышев напаткою корову ценою 40 алтын. Да подьячей Андрей Солонинин взял напаткою корову ж ценою 40 алтын. (...) К сей скаске вместо Михайла Тарасова –

(л. 176) Во дворе Степан Ярофеев сын Таскаев восьмидесят лет. У него жена Федосья сорока, дети Яков семнатцати, Микита 11, Федор семи, Овдоким трех. У него ж сын салдат Онтипа тритцати пяти. У него ж на подворье крестьянин Микифор Завьялов шестидесят лет, жена Парасковья пятидесят, дети Мария пятнатцати, Ирина девяти, Марфа пяти, Офимия двух лет, Олена полугоду. А в скаске своей сказали, той Невьянской слободы старопосельные. Государевы пашни пашут две трети десятины. (...) К сей скаске вместо Степана Таскаева по его велению Федор Овчиников руку приложил.

(л. 176 об.) Во дворе Оника Овдокимов сын Подойников пятидесят лет. У него жена Огрофена пятидесят, дети Козма четырнатцати, Сава двенатцати, Артамон трех, Огрофена пятнатцати, Овдотья восьми, Ирина шести лет. А в скаске своей сказал, той слободы старопосельной. Государевы пашни пашет треть десятины. (...) К сей скаске вместо Оники Подойникова по его велению Федор Овчиников руку приложил.

Во дворе Василей Ефимов сын Ряпасов тритцати пяти лет. У него жена Малания 45, дети Федор 10, Парфен 7, Филип году, Огрофена трех лет. На 720-й год в рублевую подымшину накладу платил 16 алтын 4 де(нги). А больши того не плачивал. Пашенных земель и сенных покосов во владение за ним нет. И на Алапаевском заводе за очною болезнию не рабливал. Пожитков у себя имеет одну корову, две свиньи, а иного скота больши нет. А ежели сказал ложно, и за ложную скаску указал великий государь казнить смертию. К сей скаске вместо Василья Рапасова по его велению Федор Овчиников руку приложил.

Деревня Борчанская

(л. 177) Деревня Борчанская

Во дворе Фома Савин сын Мясников сорока лет. У него жена Катерина 30, дети Трифан тринатцати, Сава одиннатцати, Алексей восьми, Панкратей шести, Ульян трех. Да у него ж братья Егорей дватцати двух, Костентин деветнатцати. У Егорья жена Стефанида дватцати трех, дети Кирило трех, Анна двух. Сестра Ирина пятнатцати лет. А в скаске своей сказал, той Невьянской слободы старопосельной. Государевы пашни пашет треть десятины. (...) К сей скаске вместо Фомы Месникова по его велению ⟨Федор⟩ Овчиников руку приложил.

Во дворе Тихон Иванов сын Борчанинов шестидесят лет. У него жена Татьяна пятидесят пяти, дети Иван дватцати одного году, Татьяна деветнатцати, Ирина семнатцати, (л. 177 об.) Степанида двенатцати, Матрона восьми, Офимия пяти лет. А в скаске своей сказал, той Невьянской слободы старопосельной. Государевы десятинной пашни пашет треть десятины. (...) Да у него ж взял напаткою своею в 720-м году прикащик Афонасей Чернышев полтину денег, да быка ценою в полтора рубли, рясы сребряные ценою в тритцать алтын, перстень сребряной ценою в пять алтын. У него ж взял в прошлых годех дворянин Максим Осеев корову ценою в сорок алтын. А ежели он сказал что ложно, и за ложную ево скаску указал великий государь казнить смертию. К сей скаске вместо Тихона Борченинова по его велению Федор Овчиников руку приложил.

Деревня Бобровская

Деревня Бобровская

Во дворе Обрам Осипов сын Козминых тритцати лет. У него мать Овдотья шестидесят, брат Григорей 15, ⟨сестра⟩ Наталья 20. У Обрама жена Дарья тритцати, дети Данило четырех, Яким году, Улита пяти (л. 178) Федора двух, да брат Дей. У него сродной Василей сорока пяти, жена Парасковья тритцати. У него дети Тимофей четырех, Григорей двух, Катерина двенатцати, Настасья трех лет. Государевы десятинной пашни пашет полдесятины. (...) Да с мельницы оброку платит три алтына две денги в год. А та мельница на речке Бобровке мутовчетая о двоих жерновах. Да он же Обрам платит в казну великого государя на Верхотурье полясака зверем. (...) К сей скаске вместо Брама Козминых по его велению Федор Овчиников руку приложил.

(л. 178 об.) Во дворе ясачной человек Кирило Павлов сын Козминых пятидесят двух. У него жена Ирина тритцати пяти, дети Максим двух, Родион году, Домейка (!) десяти, Марфа восьми, Парасковья пяти, Ульяна четырех, Овдотья трех лет. А в скаске своей сказал, той Невьянской слободы ⟨старопосельной⟩. Государевы десятинной пашни пашет с вышеписанными племянники с Обрамом, с Васильем Козминых же в вопче. И подымные деньги, и собинную пашню, и с мельницы оброк платят пополам. Да он же Кирило платит полясака оклад Мугайской волости мяхкой рухлядью против тритцати одного алтына в год. А иных никаких промыслов за ним Кирилом нет. И на Алапаевском заводе не работывал. (...) К сей скаске вместо Кирила Козминых по его велению Федор Овчиников руку приложил.

Во дворе Малафей Сергеев сын Красильников пятидесят шести лет. У него жена Анна пятидесят. У него дети Федот десяти, Марина восьмнатцати, Парасковья пятнатцати, Офимья восьми, Анна шести. А в скаске своей сказал, той Невьянской слободы (л. 179) старопосельной. Государевы пашни пашет четь десятины. Подымных денег за скудостию и за очною болезнию не платит. Собинной пашни не пашет. Питаетца Христовым имянем. И пожитков никаких нет. К сей скаске вместо Малафия Красилова по его велению Федор Овчиников руку приложил.

Во дворе Василей Павлов сын Свиелдин шестидесят восьми лет. У него жена Овдотья пятидесят, дети Акилина девяти, Татьяна семи, Хеврония трех, Овдотья пяти нидель. А в скаске своей сказал, той Невьянской слободы старопосельной. Государевы пашни пашет треть десятины. (...) К сей скаске вместо Василья Свиелдина по его велению Федор Овчиников руку приложил.

Во дворе Кирило Архипов сын Усольцов шестидесят пяти лет вдов. У него брат Иван пятидесят пяти. У него жена Степанида пятидесят. (л. 179 об.) У него дети Захар четырех, Евтифей пятнатцати, Зеновья пяти, Лукерия трех лет, Лукерия ж году. А в скаске своей сказал, той Невьянской слободы старопосельной. Государевы пашни пашет треть десятины. (...) К сей скаске вместо Кирила Усольцева по его велению Федор Овчиников руку приложил.

Во дворе Михайло Сергеев сын Красильников малой пятидесят двух лет. У него жена Марина пятидесят трех. У него дети Петр дватцати трех. У Петра жена Дарья дватцати четырех лет. А в скаске своей сказал, той Невьянской слободы старопосельной. Государевы пашни пашет четь десятины. (...) (л. 180) (...) А ежели он сказал что ложно, и за ложную ево скаску указал великий государь казнить смертию. К сей скаске вместо Михайла Красилова по его велению Федор Овчиников руку приложил.

Во дворе Алексей Терентьев сын Красилов дватцати лет. У него мать Татьяна пятидесят семи, дочери Парасковья восьмнатцати, Парасковья ж шеснатцати, Матрена тринатцати. А в скаске своей сказал, той Невьянской слободы старопосельной. Государевы пашни пашет четь десятины. (...) А ежели он сказал что ложно, и за ложную ево скаску указал великий государь казнить смертию. К сей скаске вместо Алексея Красилова по его велению Федор Овчиников руку приложил.

(л. 180 об.) Во дворе Григорей Обросимов сын Ряпасов пятидесят лет. У него мать Анна восьмидесят, жена Ирина пятидесят, дети Карп тритцати, Василей дватцати пяти, Козма десяти, Борис семи, Остафей двух лет, Осип полугоду. У Карпа жена Ксения тритцати, дети Тимофей полугода, Марфа двух. У Василья жена Марина дватцтаи пяти. У него ж живет нищей Филат восьмидесят лет. А в скаске своей сказал, той Невьянской слободы старопосельной. Государевы пашни пашет полдесятины. (...) А ежели он Григорей сказал что ложно, и за ложную ево скаску указал великий государь казнить смертию. К сей скаске вместо Григорья Ряпасова –

Во дворе Максим Нестеров сын Ряпасов восьмидесят (л. 181) лет. У него жена Анна семидесят лет. У него дети Фома сорока пети лет, у Фомы жена Марфа дватцети четырех лет, Иван дватцети двух лет, Иван же девяти лет, Трофим шести лет, Федор полугоду, у Ивана жена Ирина дватцети лет, Овдотья восьми лет, Лукирья четырех лет. А в скаску свою сказал, той Невьянской слободы старопосельной. Государевы десятинной пашни пашет полдесятины. (...) А ежели он Максим Васильев (!) в скаске своей сказал что ложно, и за ложную ево скаску указал великий государь казнить смертию. – и вместо Максима Ряпасова (л. 181 об.) по их велению Федор Овчиников руку приложил.

Во дворе Микита Ярофеев сын Красильников тритцети семи лет. У него мать Настасья семидесят лет, сестры Парасковья дватцети трех лет, Ирина дватцети лет. У него дети Овдотья шести лет, Матрена четырех лет, Овдей двух лет, Марья двух лет. А в скаске своей сказал, той Невьянской слободы старопосельной. Государевы десятинной пашни пашет четь десятины. (...) А ежели он Микита (л. 182) в скаске своей сказал что ложно, и за ложную ево скаску указал бы великий государь казнить смертию. К сей скаске вместо Микиты Красилова по его велению Федор Овчиников руку приложил.

Во дворе Федор Максимов сын Ряпасов пятидесят лет. У него жена Ирина тритцети пети лет. У него дети Иван тритцети одного лета, Лукерья восьми лет, Анна шести лет, Матрена четырех лет. У Ивана жена Марина тритцети лет. У Ивана дети Василей восьми лет, Семен шести лет, Ефрем полугоду, Катерина трех лет. А в скаске своей сказал, той Невьянской слободы старопосельной. Государевы десятинной пашни пашет полтрети и полчети десятины. (...) (л. 182 об.) (...) К сей скаске вместо Федора Ряпасова по его велению Федор Овчиников руку приложил. Пожитков у себя имет скота две лошади, 2 подроска, две коровы, 3 подроска, 5 свиней. А больше того за ним ничего нет.

Во дворе Петр Яковлев сын Букин петидесят пети лет. У него ⟨жена⟩ Фекла петидесят пети лет, покормленка Матрена шеснатцети лет, брат Сава пятидесят лет. У Савы жена Парасковья пятидесят лет, дети Федор девяти лет, Иван семи лет, Ефим пяти лет, Огафья дватцети лет, Татьяна семнатцети лет. Да у него ж живет невишной Гаврило тритцети лет. А в скаске своей сказал, той Невьянской слободы старопосельной. Государевы пашни пашет треть десятины. (...) (л. 183) (...) А ежели он сказал что ложно, и за ложную ево скаску указал великий государь казнить смертию. К сей скаске вместо Петра Букина по его велению Федор Овчиников руку приложил.

Во дворе Тимофей Семенов сын Кочуров пятидесят пяти лет. У него жена Марья пятидесят пяти лет, дети Артемей тритцети пяти лет, Данило тритцети лет, Степан пяти лет, Евтифей двух годов, Матрена десяти лет. У Ортемья жена Федосья дватцети лет, ⟨сын⟩ Иван году. А в скаске своей сказал, той Невьянской слободы старопосельной. Государевы пашни пашет полдесятины и малую треть десятины. (...) (л. 183 об.) (...) А ежели он Тимофей в скаске своей сказал что ложно, и за ложную ево скаску указал бы великий государь казнить смертию. К сей скаске вместо Тимофия Кочюрова по его велению Федор Овчиников руку приложил.

Во дворе Анисим Леонтьев сын Козминых сорока пяти лет. У него жена Василиса сор⟨ок⟩а пяти лет, дети Иван четырех, Гаврило двух лет, Овдотья десяти лет. Государевы пашни не пашет. Собинной пашни и сенных покосов во владение за ним нет. Подымных денег не платит. С миром не тянет. Работает у конатного дела на Алапаевском заводе. У него конной силы одна лошадь. А рогатого скота у него нет. А ежели он Онисим в скаске своей сказал что ложно, и за ложную ево скаску (л. 184) указал бы великий государь казнить смертию. К сей скаске вместо Онисима Кузминых по его велению Федор Овчиников руку приложил.

Во дворе вдова Палагия Леонтьева дочь пятидесят лет. У нея дети Козма пятнатцети лет. Федор двух, Степанида десяти лет, Парасковья пяти лет. У нея ж мать Катерина семидесят лет. Паш⟨ен⟩ных земель и сенных покосов во владение нет, и подымных денег не платит, и с миром не тянет. (...) А ежели она Палагия в с⟨к⟩аске своей сказала что ложно, и за ложную ея скаску указал бы великий государь казнить смертию. К сей скаске вместо вдовы Палагий (!) по ей велению Федор Овчиников руку приложил.

(л. 184 об.) Во дворе Елунпей Ларионов сын Малышев восьмидесят лет. У него жена Фекла восьмидесят лет, сын Иван сорока восьми лет, жена Ак⟨с⟩инья пятидесят лет, дети Федор девяти лет, Огафья пятнатцети лет, Олена восьми лет. А в скаске своей сказал, той Невьянской слободы старопосельной. Государевы пашни пашет треть десятины. (...) А ежели он Иван в с⟨к⟩аске свое⟨й⟩ сказал что ложно, и за ложную ево скаску указал бы великий государь казнить смертию. К сей скаске вместо Елунпия Малышева по его велению Федор Овчиников руку приложил.

Деревня Ряпасовская

(л. 185) Деревня Рапасовская

Во дворе Ефим Андреев сын Ряпасов семидесят. У него ж жена (имени нет) семидесят. У него ⟨сын⟩ Емельян сорока пяти. У Емельяна жена Марья сорока, дети Иван четырнацати, Филат пятнацети, Артемей двух, Елисей девяти, Дарья десяти, Овдотья году. Да у него Ефима сестра Ульяна шесдесят лет. А в скаске своей сказал, той Невьянской слободы старопосельной. Государевы пашни пашет треть десятины и полполу трети. (...) С мельницы оброку платил три алтына две денги. А та мельница на речке Бобровке мутовка об одне жерновах. (...) (л. 185 об.) (...) А ежели он Ефим сказал что ложно, и за ложную ево скаску указал великий государь казнить смертию. У него ж Ефима взал нападкою лошадь мерина шерстью рыжего ценою пять рублев верхотурской сын боярской Максим Осиев. К сей скаске вместо Ефима Ряпасова –

Во дворе Семен Якимов сын Кочюров семидесят лет. У него жена Онисья сорока лет, дети Андрей сорока лет, Стефан дватцети четырех, Архип трех лет, Ирина осми, Марфа полугоду. У Андрея жена Акилина сорока, дети Иван шести, Борис полугоду, Марья осми. У Стефана жена Анна дватцети лет. Да у него ж Семена приемыш Семен десяти лет. А в скаске своей сказал, той Невьянской слободы старопосельной. Государевы пашни пашет полдесяти без малой трети десятины. (...) (л. 186) (...) А ежели он сказал что ложно, и за ложную ево скаску указал великий государь казнить смертию. – и вместо Якима (!) Кочюрова по их велению Федор Овчиников руку приложил.

Во дворе Ларион Еремеев сын Бровин семидесят лет. У него жена Ирина девятнацети лет, дети Дементей четырнацети, Андрей десяти, Яков четырех, Маланья девятнацети, брат Андрон сорока. У него жена Маланья тритцети, дети Микифор десяти, Кондратей году, Марья девяти, Марфа пяти, Марья полугоду. А в скаске своей сказал, той Невьянской слободы старопосельной. Государевы пашни пашет треть десятины. (...) (л. 186 об.) (...) С рыбных ловель платит тринатцеть алтын две де(нги). (...) А ежели он сказал что ложно, и за ложную ево скаску указал великий государь казнить смертию. К сей скаске вместо Лариона Бровина –

Во дворе Евтифе⟨й⟩ Ярофеев сын Бровин семидесят лет. У него дети Киприян сорока лет, Иван тритцети пяти лет. У Киприяна жена Стефанида сорока лет, ⟨дети⟩ Потап восьми лет, Исак пяти лет, Оника трех, Федосья двух лет, Парасковья двух лет. У Ивана жена Дарья сорока, дочь Матрена двенатцети лет. А в скаске своей сказал, той Невьянской слободы старопосельной. Государевы пашни пашет две трети десятины. (...) (л. 187) (...) А ежели он сказал ⟨что⟩ ложно, и за ложную ево ⟨скаску⟩ указал бы великий государь казнить смертию. – и вместо Ефтифея Бровина по их велению Федор Овчиников руку приложил.

Во дворе Дмитрей Харитонов сын Томилов шести⟨де⟩сят лет. У него жена Парасковья сорока лет. У него дети Прокопей шеснатцети лет, Карп двух, Степанида полугоду. А в скаске своей сказал, той Невьянской слободы старопосельной. Государевы пашни пашет полтрети десятины. (...) (л. 187 об.) (...) А ежели он сказал что ложно, и за ложную ево скаску указал бы великий государь казнить смертию. К сей скаске вместо Дмитрея Томилова –

Во дворе Петр Петров сын Косых семидесят лет. У него жена Ирина пятидесят лет. У него дети Марко тритцати лет, Семен дватцети пяти лет, Архип дватцети двух лет, Ирина семнатцети лет. А в скаске своей сказал, то⟨й⟩ Невьянской слободы старопосельной. Государевы пашни пашет две трети десятины. (...) (л. 188) (...) А буде что сказал ложно или кого утаил, и за утайку указал бы великий государь казнить смертию. – и вместо Петра Косых по их велению Федор Овчиников руку приложил.

Деревня Лопатовская

Деревня Лопатовская

Во дворе Фока Филатов сын Рудаков семидесят лет. У него дети Петр сорока, Тимофей тритцети. У Петра жена Дарья тритцети. У них дети Ларион году, Иван полугоду. У него Фотея дочь салдацкая жена Татьяна дватцети девяти. Государевы пашни пашет треть десятины в поле, а в дву потому ж. (...) (л. 188 об.) (...) Да он же платит денежного оброку три алтына две денги. Да у него ж Фотея вышеписанной Тимофей платит на Верхотурье в казну великого государя полясака оклад Мугайской волости против тритцети одного алтына в год. А сверх того за ним торгов и промыслов нет. А ежели он Фока в сей скаске сказал ложно или кого утаил, и за тоя б ево ложную скаску указал бы великий государь казнить смертью. К сей скаске вместо Фоки Рудакова –

Во дворе Григорей Филатов сын Рудаков штидесят осми лет. У него жена Анна штидесят осьми. У него зять Иван пятидесят. У Ивана жена Огафья тритцети. У них дети Иван четырех, Марфа шти, Федосья пяти, Параскевья трех, Ховронья двух, Анна полугоду. А в скаске своей сказал, Невьянской слободы старопосельной. Государевой пашни пашет треть десятины в полу, а в дву потому ж. (...) (л. 189) (...) А ежели он Григорей в сей скаске сказал ложно или кого утаил, и за тоя б ево ложную скаску указал бы великий государь казнить смертью. – и вместо Григорья Рудакова по их велению Федор Овчиников руку приложил.

Во дворе Иван Борисов сын Черного пятидесят лет. У него жена Параскевья пятидесят лет. У них дети Иван десяти, Василиса дватцети, Окулина девятнатцети, Елена осьмнатцети, Мавра семи. У него сноха братня жена Варвара штидесят. У нея дети Никита тритцети, Настасья десяти. У Микиты жена Хевронья тритцети. У них дети Григорей (л. 189 об.) трех, Федор году. Да у него ж сноха салдацкая жена Марья сорока лет, дети Филат десяти з годом, Огрофена десяти. А в скаске своей сказал, той Невьянской слободы старопосельной. Государевой пашни пашет две десятины в поле, а в дву потому ж. (...) А ежели он Иван в сей скаске сказал ложно или кого утаил, и за тоя б ево ложную скаску указал бы великий государь казнить смертью. К сей скаске вместо Ивана Черного по его велению Федор Овчиников руку приложил.

Во дворе Миней Софонов сын Мартынов пятидесят (л. 190) лет. У него жена Александра сорока. У них дети Андрей пяти, Орина трех, Овдотья году, покормленка Лукерья десяти лет. У него брат Лука тритцети трех лет. У него жена (имени нет) тритцети. У них дети Василей трех, Петр полугоду. А в скаске своей сказал, той Невьянской слободы старопосельной. Государевой пашни пашет две трети десятины в поле, а в дву потому ж. (...) А ежели он Миней в сей скаске сказал ложно или кого утаил, и за тоя б ево ложную скаску указал бы великий государь казнить смертью. К сей скаске вместо Минея Софонова –

(л. 190 об.) Во дворе Трифан Григорьев сын Рудаков штидесят лет. У него жена Наталья штидесят дву, дети Василей тритцети, Марфа дватцети пяти, Анна осемнатцати. Да у него ж живет отставной салдат Ермак Кондратьев сын сорока лет. Государевы пашни пашет четь десятины в поле, а в дву потому ж. (...) Да он же платит полясака оклад Мугайской волости мяхкой рухлядью против тритцети одного алтына. А больше того торгов и промыслов за ним нет. (...) А ежели он Трифан в сей скаске сказал ложно или кого утаил, и за тоя б ево ложную скаску указал бы великий государь казнить смертью. – и вместо Трифана Рудакова по их велению Федор Овчиников руку приложил.

Во дворе Андрей Григорьев сын Рудаков пяти- (л. 191) десят девяти лет вдов. У него дети Макар десяти з годом, Сава десяти, Ирина шеснатцети лет. А в скаске своей сказал, той слободы старопосельной. Государевой пашни пашет треть десятины в поле, а в дву потому ж. Подымных денег за скудостию своею не платит. И на Алапаевских заводах не рабатывал. И с миром не тянет. Собинной пашни не пашет и сенных покосов не владеет. И никакого скота у него Андрея нет. Питаетца в мире работою своею. К сей скаске вместо Андрея Рудакова по его велению Федор Овчиников руку приложил.

Деревня Верхний Яр

Деревня Верхней Яр

Во дворе Фома Фролов сын Чечюлин семидесят лет. У него жена Марья штидесят семи лет, дети Петр сорока, Семен тритцети осми, а вместо ево в салдаты нанято, Марфа тритцети пяти, Федора двацети. У Петра жена Ликерья сорока осьми, дети Пантелей десяти з годом, Афонасей шти, Фекла девятнатцети. У Семена жена Варвара тритцети пяти, дети Андрей шти, Ларион четырех, Анисим дву, Терентей (л. 191 об.) Терентей (!) году. Да у него ж живет Иван семидесят трех лет. Годового денежного оброку платил в год сорок пять алтын две денги. С мельницы оброку платит з братом Андреем и с племянником шеснатцеть алтын четыре денги. А та мельница на речке Захарихе мутовчатая об однех жерновах. (...) А ежели он Фома в сей скаске сказал ложно или кого утаил, и за тоя б ево ложную скаску указал бы великий государь казнить смертью. К сей скаске вместо Фомы Чечюлина –

(л. 192) Во дворе Кондратей Павлов сын Паницын штидесят лет. У него жети Василей тритцети трех лет, Гаврило дватцети дву, Пахом четырнатцети. У Василья жена Ликирья тритцети пяти, дети Клементей пяти, Федор трех, Никифер году, Стефанида осьми. У Пахома жена Катерина дватцети дву. А в скаске своей сказал, той Невьянской слободы старопосельной. Государевой пашни пашет полдесятины в поле, а в дву потому ж. (...) А ежели он (л. 192 об.) Кондратей в сей скаске сказал ложно или кого утаил, и за тоя б ево ложную скаску указал бы великий государь казнить смертью. – и вместо Кондратья Паницына по их велению Федор Овчиников руку приложил.

Во дворе Леонтей Микиферов сын Синяков семидесят лет. У него жена Дарья дватцети пяти лет (!), дети Ксенья дватцети дву, Филип дватцети, Григорей осемнатцети, Обросим шеснатцети, Трофим пятнатцети, Самсон десяти, Овдотья дву, Анна году. А в скаске своей сказал, той Невьянской слободы старопосельной. Государевой пашни пашет полчети десятины в поле, а в дву потому ж. (...) А ежели он Леонтей в сей скаске сказал ложно или кого утаил, и за тоя б ево ложную скаску указал бы великий государь казнить смертью. К сей скаске вместо Леонтья Синекова

(л. 193) Во дворе Иван Максимов сын Плеханов пятидесят лет. У него жена Ирина сорока лет, дети Наум шести, Катерина пяти, Палагея трех. А в скаске свое⟨й⟩ сказал, той Невьянской слободы старопосельной. Государевой пашни пашет две трети десятины в поле, а в дву потому ж. (...) А ежели он Иван в сей скаске сказал ложно или кого утаил, и за тоя б ево ложную скаску указал бы великий государь казнить смертью. К сей скаске вместо Ивана Максимова по его велению Федор Овчиников руку приложил.

Во дворе Дмитрей Иванов сын Немытых штидесят пяти лет. У него жена Ульяна штидсят трех. У него брат Гаврило сорока з годом. У него жена Опросинья (л. 193 об.) сорока дву лет, дети Осип тринатцети, Тимофей двенатцети, Давыд шти, Крестина четырех, Анна году, покормленка Ксения десяти лет. А в скаске своей сказал, той слободы старопосельной. Государевой пашни пашет полдесятины в поле, а в дву потому ж. (...) Да вышеписанной брат его Гаврило платит в казну полясака оклад Мугайской волости против тритцети одного алтына мяхкой рухлядью. (...) А ежели он Дмитрей в сей скаске сказал ложно или кого утаил, и за тоя б ево ложную скаску указал бы великий государь казнить смертью. К сей скаске вместо Дмитрея Немытых –

Во дворе Григорей Поликарпов сын Тюсов пя⟨ти⟩десят пяти лет. (л. 194) Унего жена Катерина пятидесят трех лет, дети Татьяна семнатцети, Анна десяти, мать Ховронья осьмидесят, брат Иван пятидесят лет, жена Настасья пятидесят, дети Иван шеснатцети, Анфеноген десяти, Архип семи, Мирон осьми, Тимофей году, Марфа четырех. А в скаске своей сказал, той Невьянской слободы старопосельной. Государевой пашни пашет треть и полполу трети десятины в поле, а в дву потому ж. (...) А ежели он Григорей в сей скаске сказал ложно или кого утаил, и за тоя б ево ложную скаску указал бы великий государь казнить смертью. – и вместо Григорья Тюсова по их велению Федор Овчиников руку приложил.

(л. 194 об.) Во дворе вдова крестьянская жена Матрона Сергиева дочь пятидесят лет. У нея дети Мартын тринатцети, Петр десяти, Онофрей трех, Стефанида дватцети, Овдотья сорока (!). Государевой пашни пашет полдесятины в поле, а в дву потому ж. (...) Да у нея ж взял прикашчик Афонасей Чернышев лошадь ценою два рубли. (...) А ежели она Матрона в сей скаске сказал (!) ложно или кого утаил (!), и за то я б ево (!) ложную скаску указал бы великий государь казнить смертью. К сей скаске вместо вдовы Матроны Сергиевы по ей велению Федор Овчиников руку приложил.

Во дворе Карп Анфеногенов сын Шангин пятидесят лет. У него жена Федосья сорока пяти лет, дети Сила десяти з годом, Тимофей шти, Настасья дватцети одного году, Анна девятнатцети. А в скаске своей сказал, той Невьянской слободы старопосельной. Государевой пашни пашет (л. 195) треть десятины в поле, а в дву потому ж. (...) А ежели он Карп в сей скаске сказал ложно или кого утаил, и за то я б ево ложную скаску указал бы великий государь казнить смертью. К сей скаске вместо Карпа Шангина

Во дворе Василей Марков сын Самокруткин тритцети лет. У него жена Опросинья дватцети девяти лет. У него ж сестра Опросинья пятнатцети. Да у него ж дядя Тимофей семидесят увешен ногою. Государевы пашни пашет четь десятины в поле, а в дву потому ж. (...) (л. 195 об.) (...) А ежели он Василей в сей скаске сказал ложно или кого утаил, и за то я б ево ложную скаску указал бы великий государь казнить смертью. – и вместо Василья Самокруткина по их велению Федор Овчиников руку приложил.

Во дворе руской ясашной человек Егорей Иванов сын Середкин сорока одного году, жена Татьяна тритцети осьми, дети Акилина десяти з годом, Опросинья семи, Иван четырех, Огафья году. Да у него ж брат Федор тринатцети лет. А по указу великого государя платит в казну полясака оклад Мугайской волости против тритцети одного алтына мяхкой рухлядью. Да он же платит годового оброку шесть алтын четыре денги. (...) А ежели он Егорей в сей скаске сказал ложно или кого утаил, и за то я б ево ложную скаску указал бы великий государь казнить смертью. К сей скаске вместо Егорья Рякина (!) –

Деревня Останина (2/2)

(л. 196) Деревня Останина

Во дворе Кондратей Иванов сын Кочкин вдов семидесят лет. У него сын Василей тритцети. У него жена степанида дватцети семи лет. У него дети Терентей четырех, Ульян трех, Яков полуторы году. А в скаске своей сказал, той Невьянской слободы старопосельной. Государевы пашни пашет треть десятины в поле, а в дву потому ж. (...) А ежели он Кондратей в сей скаске сказал ложно или кого утаил, и за то я б ево ложную скаску указал бы великий государь казнить смертью. – и вместо Кондратья Кочки (!) по их велению Федор Овчиников руку приложил.

(л. 196 об.) Во дворе руской ясашной человек Андрей Фролов сын Чечюлин осьмидесят лет. У него жена Елена штидесят лет. У него дети Федор дватцети з годом, Демид двенатцети, Варвара осемнатцети. У Федора жена Акилина дватцти з годом, сын Алексей году. А в скаске своей сказал, той Невьянской слободы старопосельной. Государевой пашни пашет четь десятины. В казну великого государя сын ево вышеписанной Федор платит ясашной платеж на Верхотурье оклад Мугайской волости против тритцети пяти (!) алтын в год мяхкой рухлядью и зверем. (...) А ежели он Андрей в сей скаске сказал ложно или кого утаил, и за то я б ево ложную скаску указал бы великий государь казнить смертью. К сей скаске вместо Андрея Чечюлина –

Во дворе руской ясашной человек Федос Андреев сын Чечюлин сорока з годом. У него жена Дарья (л. 197) сорока пяти лет. У него сын Ефтифей трех. А в скаске своей сказал, той Невьянской слободы старопосельной. В казну великого государя платит полясака на Верхотурье оклад Мугайской волости портив тритцети одного алтына в год мяхкой рухлядью. (...) А ежели он Федос в сей скаске сказал ложно или кого утаил, и за то я б ево ложную скаску указал бы великий государь казнить смертью. – и вместо Федоса Чечюлина по их велению Федор Овчиников руку приложил.

Во дворе Григорей Михайлов сын Шангин штидесят лет. У него жена Домна пятидеяст лет, дети Михайло десяти, Яков трех, Параскевья шеснатцети, Ульяна десяти. А в скаске своей сказал, той Невьянской слободы старопосельной. Государевой (л. 197 об.) государевой (!) пашни пашет треть десятины. (...) А ежели он Григорей в сей скаске сказал ложно или кого утаил, и за то я б ево ложную скаску указал бы великий государь казнить смертью. К сей скаске вместо Григорья Шангина по его велению Федор Овчиников руку приложил.

Во дворе Петр Алексеев сын Останин семидесят трех лет вдов. У него сын Влас тритцети пяти. У него жена Параскевья тритцети трех лет, дети Михайло четырнатцети, Прокопей двенатцети, (л. 198) Карп году, Аг⟨а⟩фья тринатцети, Овдотья осьми, Ирина четырех. Государевы пашни пашет треть десятины. (...) А ежели он Петр в сей скаске сказал ложно или кого утаил, и за то я б ево ложную скаску указал бы великий государь казнить смертью. К сей скаске вместо Петра Останина по его велению Федор Овчиников руку приложил.

Во дворе Михайло Леонтьев сын Останин семидесят лет. У него жена Марфа пятидесят, дети (л. 198 об.) Михайло сорока лет, Хевронья дватцети. У Михайла жена Федора сорока. У них дети Иван девяти, Марко осьми, Еремей году, Матрона пяти лет. А в скаске своей сказал, той Невьянской слободы старопосельной. Годового денежного оброку платит шеснатцеть алтын четыре денги. С мельницы оброку платит с пустова места десять алтын. (...) У него ж Михайла взял лошадь мерина рыжего верхотурской сын боярской Яков Вистицкой ценою четыре рубли. (...) А ежели он Михайло в сей скаске сказал ложно или кого утаил, и за то я б ево ложную скаску указал бы великий государь казнить смертью. К сей скаске вместо Михайла Останина по его велению Федор Овчиников руку приложил.

(л. 199) Во дворе Стефан Васильев сын Попков штидесят лет. У него жена Параскевья пятидесят, дети Яков десяти, Агафья пятнатцети, Татьяна осьми лет. А в скаске своей сказал, той Невьянской слободы старопосельной. Государевой пашни пашет треть десятины. (...) А ежели он Стефан в сей скаске сказал ложно или кого утаил, и за то я б ево ложную скаску указал бы великий государь казнить смертью. К сей скаске вместо Стефан⟨а⟩ Попкова по его велению Федор Овчиников руку приложил.

Во дворе отставной салдат Роман Максимов сын Плеханов сорока пяти лет. У него жена Федосья сорока, дети Параскевья восьми, Анна пяти, (л. 199 об.) Ксенья году. От салдатцкой службы отставлен по указу за скорбию. Пашенных земель и сенных покосов во владение за ним ⟨нет⟩. А питаетца работою черною. Статков у него скота лошадь подросток, две коровы, четыре овцы, четыре свиньи. А больше того за ним ничего нет. А буди он что сказал ложно или кого утаил, и за утайку указал бы великий государь казнить ево смертию. К сей скаске вместо Романа Плеханова по его велению Федор Овчиников руку приложил.

Деревня Путиловская

Деревня Путиловская

Во дворе Петр Артемьев сын Лобанов сорока пяти лет. У него жена Лукерья сорока девяти. У них дети Иван одинатцати, Василей шти, Марфа пятнатцати, Палагия тринатцати, Настасья восьми. А сказал, житель он той Невьянской слободы старопосельной. Государевы пашни пашет полтрети и малая треть десятины. (...) (л. 200) (...) А буди что сказал ложно или кого утаил, и за утайку указал бы великий государь казнить ево смертию. К сей скаске вместо Петра Лобанова по его велению Федор Овчиников руку приложил.

Во дворе Дорофей Васильев сын Тотаринов сорока лет. У него жена Марья дватцати восьми лет, дети Григорей четырех, Катерина двенатцати, Татьяна девяти, Ховронья полугода, племянник Тимофей четырех лет. А в скаске своей сказал, той Невьянской слободы старопосельной. Государевы пашни пашет четь десятины. (...) (л. 200 об.) (...) А буди что сказал ложно или кого утаил, и за утайку указал бы великий государь казнить смертию. К сей скаске вместо Дорофия Тотаринова –

Во дворе Сергей Иванов сын Тотаринов семидесят лет. У него сын Иван пятидесят. У него жена Лукерья сорока восьми лет. У них дети Клементей восьми, Федот пяти лет, Анисья девяти лет. А в скаске своей сказал, что житель де он той Невьянской слободы старопосельной. Государевы пашни пашет четь десятины в поле, а в дву потому ж. (...) (л. 201) (...) А буди что сказал ложно или кого утаил, и за утайку указал бы великий государь казнить ево смертию. – вместо Сергия Тотаринова по их велению Федор Овчиников руку приложил.

Деревня Бучинская

(л. 201 об.) Деревня Бучинская

Во дворе Семен Иванов ⟨сын⟩ Бучин пятидесят пяти лет. У него мать Федосья восьмидесят лет, жена Евдокия пятидесят, дети Алексей восьми лет, Феклист пяти, Стефанида дватцати, Матрена дети (!), Ксенья двух, брат Федор сорока. У Федора жена Катерина сорока. У него дети Афонасей девяти, Сава четырех, Федор полугоду, Егорей полу ж года, Крестина десяти, Татьяна трех. А в скаске своей сказал, что житель де он той Невьянской слободы старопосельной. Государевы пашни пашет четь десятины и малую треть десятины. (...) Да он же платит с мельницы оброку по гривне в вопче з братом своим Федором. А та мельница на Сухом логу об однех жерновах мутовка, (л. 202) мелет по веснам. С миром платит с лука. У него ж вышеписанной брат ево Федор платит в казну на Верхотурье полясака оклад Мугайской волости против тритцати одного алтына всяким зверем и мяхкою рухлядью. С рыбной ловли с плеса платит пять алтын. А иных никаких угодей за ним нет. (...) А буди что сказал ложно или кого утаил, и за утайку указа⟨л⟩ бы великий государь казнить ево смертию. К сей скаске вместо Семена Бучина –

Во дворе Афонасей Петров сын Бучин сорока дву лет. У него жена Ирина сорока лет, мать Офимья восьмидесят лет, дети Яков восьми, Яким шти, Сергей четырех, Иван трех, Анна адин⟨нат⟩цати. Брат Артамон тритцати семи. У него жена Ирина сорока. У них дети Евдоким году, (л. 202 об.) Марина трех лет. (л. 202 дописано снизу) Срочной работни⟨к⟩ Никита Бучин же 18 лет. (л. 202 об.) А в скаске своей сказал, той Невьянской слободы старопосельной. Государевы пашни пашет четь десятины и малую треть десятины. (...) Да у него ж Афоанся вышеписанной брат Артамон полясака оклад Мугайской волости против тритцати одного алтына в год всяким зверем в казну великого государя на Верхотурье. (...) – и вместо Афанасья Бучина по их велению Федор Овчиников руку приложил.

(л. 203) Во дворе Осип Яковлев сын Серебряников пятидесят лет. У него жена Марья сорока, дети Петр дватцати, Василей семинатцати, Перфилей двенатцати, Марина семи, Оксенья шти, Оксинья ж году. У Петра жена Ирина дватцати пяти лет. У них дети Федор дву лет. А в скаске своей сказал, той Невьянской слободы старопосельной. Государевы пашни пашет полдесятины в поле, а в дву потому ж. (...) Да он же с мельницы платит оброку по полтине в год. (...) А буди что сказал ложно или кого утаил, и за утайку указал бы великий государь казнить смертию. К сей скаске вместо Осипа Серебряникова по его велению Федор Овчиников руку приложил.

(л. 203 об.) Во дворе Тимофей Тимофев сын Быков восьмидесят лет. У него сын Роман штидесят. У него жена Параскевья сорока дву, дети Павел семи, Параскевья девятнатцати, Параскевья ж дватцати одного, Гликерья адин⟨на⟩тцати, Фекла пяти лет. А в скаске своей сказал, той Невьянской слободы старопосельной. Государевы пашни пашет полдесятины в поле, а в дву потому ж. (...) А буди что сказал ложно или кого утаил, и за утайку что государь укажет. К сей скаске вместо Тимофея Быкова –

(л. 204) Во дворе Фока Павлов сын Наумов штидесят лет. У него жена Акилина пятидесят, дети Фекла пятнатцати, Лукерья тринатцати лет. А в скаске своей сказал, той Невьянской слободы старопосельной. Государевы пашни пашет треть десятины. (...) А буди что сказал ложно или кого утаил, и за утайку указал бы великий государь казнить смертию. – и вместо Фоки Наумова по их велению Федор Овчиников руку приложил.

Во дворе Трофим Иванов сын Крюков штидесят лет. У него жена Опросинья пятидесят пяти, дети Акинфей пятинатцати, Марфа дватцати (л. 204 об.) пяти, Матрена десяти, Ненила десяти ж лет. А в скаске своей сказал, той Невьянской слободы старопосельной. Государевы пашни пашет четь десятины. (...) А буди что сказал ложно или кого утаил, и за утайку указал бы великий государь казнить ево смертию. К сей скаске вместо Трофима Крюкова –

Во дворе Семен Тихонов сын Солонин⟨ин⟩ семидесят девяти лет вдов. У него детей нет, а которые есть, живу⟨т⟩ заделом своими дворами. У него ж покормленка сына ево Андрея (л. 205) Анна дватцати пяти лет. А в скаске своей сказал, той Невьянской слободы старопосельной. Государевы пашни не пашет. И подымные деньги за старостию своею не платит, а платят или не платят (!) дети ево Андрей да Семен. (...) – и вместо Семена Солонинина по их велению Федор Овчиников руку приложил.

Бобыль Фотей Кондратьев сын Илемов семидесят вдов. И детей у них (!) нет. А в скаске своей сказал, той Невьянской слободы старопосельной. Никаких государевых податей не платит и с миром не тянет. Пашенных земель и сенных покосов во владение за ним нет. А питаетца работою черною да Христовым имянем. А ежели что сказал ложно или кого утаил, и за утайку указал бы великий государь казнить ево смертию. К сей скаске вместо бобыля Фотия Илемова по его велению Федор Овчиников руку приложил.

Деревня Кабакова (1/2)

(л. 205 об.) Деревня Кабакова

Во дворе Дмитрей Пантелев сын Кабаков штидесят семи лет. У него жена Елена семидесят, дети Ефим дватцати, Марья дватца⟨ти⟩ трех, Агафья восьмнатцати, Анна пятнатцати, внуки Мирон десяти, Иван семи лет. А в скаске своей сказал, той Невьянской слободы старопосельной. Государевой пашни не пашет, платит денежной оброк по дватцати по три алтына по две денги в год. (...) Да у него ж Дмитрея взял верхотурской сын боярской Михайло Бибиков молодой лошадь мерина карего ценою в три рубля. (...) (л. 206) (...) А буди что сказал ложно или кого утаил, ⟨и за утайку указал⟩ бы великий государь казнить ево смертию. К сей скаске вместо Дмитрея Кабакова по его велению Федор Овчиников руку приложил.

Во дворе Никон Пантелев сын Кабаков семидесят дву лет. У него жена Федора пятидесят пяти, дети Петр тритцати пяти, Акилина восьмнатцати, Евдокия шеснатцати. У Петра жена Дарья тритцати пяти лет, дети Игнатей тринатцати, Матвей десяти, Алексей восьми, Федор шти, Ефим трех, Анна четырех лет. А в скаске своей сказал, той Невьянской слободы старопосельной. Государевы пашни пашет треть десятины. (...) Да он же Никон с мельницы оброку платит з братьями своими и с племянники по две гривны в год. А та мельница на речке Кабачихе (л. 206 об.) мутовчатая об однех жерновах. (...) А буди что сказал ложно или кого утаил, и за утайку указал бы великий государь казнить смертию. К сей скаске вместо Никона Кабакова по его велению Федор Овчиников руку приложил.

Во дворе Иван Богданов сын Панов пятидесят пяти лет. У него жена Анна пятидесят пяти, дети Иван адиннатцати, Осип девяти, Микифер семи, Евдокия четырех, Акилина дву. У него братья Степан пятидесят четырех, Степан же тритцати пяти, Прокопей дватцати трех, сестра Палагия тритцати. У Степана жена Марья пятидесят четырех, дети Наталья двенатцати, Марья четырех. У Степана ж жена Фекла тритцати пяти. У них живет дряхлой Иван восьмидесят (л. 207) лет. В казну великого государя платит оброку сорок алтын в год. (...) Да они ж платят кажной брат по полу ясака по тритцати по одному алтыну в год всяким зверем мяхкой рухлядью оклад Мугайской волости. (...) А буди он что сказал ложно или кого утаил, и за утайку указал бы великий государь казнить смертию. К сей скаске вместо Ивана Панова по его велению Федор Овчиников руку приложил.

Во дворе Семен Иванов сын Баев пятидесят семи лет. У него жена Степанида штидесят, сын Кирило тритцати шти лет. У Кирила жена Ирина тритцати шти, лети Терентей восьми лет, Андрей трех, Василей полугода, Ксенья шти лет. А в скаске своей сказал, той (л. 207 об.) слободы старопосельной. Государевы пашни пашет треть десятины. (...) Да у него ж взял прикащик Афонасей Чернышев напаткою своею полтину денег. (...) А буди он Сем⟨ен⟩ что сказал ложно или кого утаил, и за утайку указал бы великий государь казнить ево смертию. К сей скаске вместо Семена Баева –

Во дворе вдова нищая не⟨и⟩мущая Марья Кирилова дочь Калмакова тритцати лет. У нея сес⟨т⟩ра Анна дватцати, покормленка Евдокия пяти лет. А в скаске своей сказала, той Невьянской слободы старопосельная. Пашенных земель и сенных покосов за ней нет. А питатца по миру. Скота у нея две лошади, а больше нет. И в казну ничего не плат⟨ит⟩. – и вместо Марьи Кириловы по их велению Федор Овчиников руку приложил.

(л. 208) Во дворе Василей Иванов сын Панов штидесят лет. У него жена Анна штидесят, дети Петр дватцати трех, Евдокия семинатцати, Варвара восьми. У Петра жена Марья 27 лет. У них дети Дмитрей пяти, Мавра трех. Да у них покормленка Агафья девяти лет. А в скаске своей сказал, той Невьянской слободы старопосельной. Государевы пашни пашет треть десятины. (...) А буди он Василей что сказал ложно или кого утаил, и за утайку указал бы великий государь казнить смертию. К сей скаске вместо Василья Панова –

(л. 208 об.) Во дворе Игнатей Филипов сын Калмаков штидесят пяти лет. У него жена Анна сорока, дети Иван пятнатцати, Илья десяти, Василей трех, Икилина семи, Маланья шти лет. У него ж брат Кузма сорока лет немощен. А сказал, той слободы старопосельной. Государевы пашни пашет полтрети и малая треть десятины. (...) Да с мельницы оброку платит по гривне в год. (...) А буди что сказал ложно или кого утаил, и за утайку указал бы великий государь казнить смертию. – и вместо Игнатья Калмакова п их велению Федор Овчиников руку приложил.

Деревня Городищенская

(л. 209) Деревня Городищенская

Во дворе Гаврило Давыдов сын Корюкалов штидесят пяти лет. У него жена Евдокия пятидесят, дети Клементей дватцати, Тимофей тринатцати, Данило адин⟨на⟩тцати, Иван семи, Вавило пяти, Домна восьмнатцати, Евдокия шеснатцати, Параскевья десяти. Брат Гаврило сорока. У него жена Евдокия сорока. У них дети Андрей семи, Соломия пяти, Параскевья дву. А в скаске своей сказал, той Невьянской слободы старопосельной. Государевы пашни пашет треть десятины и полчети десятины без малой трети. (...) А буди что сказал ложно или кого утаил, и за утайку указал бы великий государь казнить смертию. К сей скаске вместо Гаврила Корюкалова –

(л. 209 об.) Сава Давыдов сын Корюкалов сорока пяти лет. У него жена Марья сорока пяти, дети Яков восьми, Влас трех, Петр году, Марья пятнатцати, Икилина деватцати (!), Степанида тринатцати, Анна семи, Ульяна четырех. А в скаске своей сказал, той Невьянской слободы старопосельной. Государевы пашни пашет полтрети и малую треть десятины. (...) Буди сказал ложно или кого утаил, и за утайку указа⟨л⟩ бы великий государь казнить смертию. – и вместо Савы Корюкалова по их велению Федор Овчиников руку приложил.

Во дворе Василей Васильев сын Шмотьев дватцати лет. У него мать вдова Федосья сорока лет, дети Федор шти, Палагия десяти, Анна восьми. У Василья жена Ховронья дватцати пяти, дети (л. 210) Устинья пяти лет. А в скаске своей сказал, той Невьянской слободы старопосельной. Государевы пашни пашет четь десятины. (...) А буди что сказал ложно или кого утаил, и за утайку указал бы великий государь казнить смертию. К сей скаске вместо Василья Шмотьева

Во дворе Фока Михайлов сын Розщаптаев шеснатцати лет. У него мать Катерина пятидесят пяти лет, брат Матвей четырнатцати, Федот девяти, сестра Марфа восьмнатцати. Да у него ж сноха братня жена салдатка Марья тритцати. У нея дети Андрей семи, Кирило (л. 210 об.) пяти, Настасья двух. А в скаске своей сказал, той Невьянской слободы старопосельной. Государевы пашни пашет треть десятины. (...) А буди что сказал ложно или кого утаил, и за утайку указал бы великий государь ⟨каз⟩нить смертию. – и вместо Фоки Рощептаева по их велению Федор Овчиников руку приложил.

Во дворе Михайло Иванов сын Баев пятидесят пяти лет. У него жена Марья сорока четырех, дети Матвей шти, Трифан трех, Фадей дву, Анна десяти, Марья двенатцати, Агафья полугода. А в скаске своей сказал, той Невьянской слободы старопосельной. Государевы пашни пашет треть десятины. (...) (л. 211) (...) К сей скаске вместо Михайла Баева –

Во дворе Василей Иванов сын Пинягин штидесят девяти лет. У него жена Настасья семидесят трех, дети Иван пятидесят одного, Михайло сорока. У Ивана жена Палагия пятидесят. У них дети Яким шти, Афонасей дву, Анна восьми, Елена четырех. У Михайла жена Ирина тритцати пяти, ⟨дети⟩ Стефан шти лет, Тимофей дву, Евдокия четырех, Варвара д⟨в⟩ух. Да у него ж покормленка Марина пятинатцати лет. А в скаске своей сказал, той Невьянской слободы старопосельной. Государевы пашни пашет треть десятины. (...) (л. 211 об.) (...) А буди что сказал ложно или кого утаил, и за утайку указал бы великий государь казнить смертию. К сей скаске вместо Василья Пинигина

Во дворе Родион Савинов сын Шмотьев сорока пяти лет. У него жена Варвара сорока пяти, дети Михайло шти лет, Татьяна семи, Марфа году. А в скаске своей сказал, той Невьянской слободы старопосельной. Государевы пашни пашет треть десятины. (...) (л. 212) (...) Да у него брат Парамон пятидесят пяти лет. У него жена Агафья сорока, дети Тимофей пятнатцати, Катерина штинатцати, Маланья шти. Государевы пашни пашет треть десятины. (...) А буди что сказали ложно или кого утаили, и за утайку указал бы великий государь казнить смертию. – и вместо Родиона Шмотьева по их велению Федор Овчиников руку приложил.

Во дворе Еремей Артемьев сын Розщаптаев сорока пяти лет. У него жена Онисья тритцати. У них дети Фома десяти, Иван двух, Матрена восьми, Ксенья шти лет. А в скаске своей сказал, той слободы (л. 212 об.) старопосельной. Государевы пашни пашет треть десятины. (...) А буди что сказал ложно или кого утаил, и за утайку указал бы великий государь казнить смертию. К сей скаске вместо Еремея Рощептаева по его велениииию Федор Овчиников руку приложил.

Деревня Синячиха

Деревня Синячиха

Во дворе руской ясачной человек Гурей Дмитрев сын Тотаринов девяноста лет. У него жена Марья семидесят, дети Михайло тритцати трех лет. (л. 213) У него жена Ксенья тритцати. У них дети Козма четырех, Устин трех лет, Евдокия десяти, Улита пяти, Лисафья дву лет, Анна двенатцати. У них сноха салдацкая жена Евдокия дватцати. У нея дети Кузма дву лет. А в скаске своей сказал, той Невьянской слободы старопосельной. Да вышеписанной сын ево Михайло платит в казну великого государя ясачной платеж на Верхотурье полясака против тритцати одного алтына всякой мякхкой рухлядью да поминков по десяти белок. А иных никаких податей не платит. (...) А ежели он что сказал ложно или кого утаил, и за утайку указал бы великий государь казнить смертию. У него ж скота три лошади работных, четыре подроска, четыре скотины рогатых, двое подросков, восемь овец, восемь свиней, а больше за ним нет. К сей скаске вместо Гурья Тотаринова –

Во дворе руской яс⟨а⟩чной человек Андрей (л. 213 об.) Антипин сын Ново⟨к⟩рещеной пятидесят дву лет. У него жена Огрофена сорока, дети Петр шти лет, Евдокия двенатцати, Катерина десяти. А в скаске своей сказал, той Невьянской слободы старопосельной. В казну великого государя платит на Верхотурье полясака против тритцати одного алтына в год всякою мяхкою рухледью да поминков по десяти белок. (...) Да у него ж живет на подворье невьянской пашенной крестьянин Яков Кондратьев сын Тотаринов сорока восьми лет вдов. У него дети Гаврило шеснатцати лет. Государевы пашни пашет четь десятины. (...) (л. 214) (...) А буди что сказал ложно или душу утаил, и за утайку указал бы великий государь казнить смертию. – и вместо Андрея Новокрещенова по их велению Федор Овчиников руку приложил.

Деревня Халеминская

Деревня Халеминская

Во дворе Парфен Филипов сын Халемин девяноста лет. У него жена Марфа восьмидесят, дети Гордей пятидесят одного лета, Артемей сорока одного году, Гаврило сорока лет. У Гордея жена Ефимья сорока пяти, дети Максим десяти, Михайло четырех, Онисим году, Фекла пятнатцати, Агафья шти. У Артемья жена Ефимья ж сорока трех. У них дети Яков десяти, Василиса шти, Наталья пяти. У Гаврила жена Лукерья сорока, дети Михайло двенатцати, Андрей семи, Федул пяти лет. А в скаске своей сказал, что той Невьянской слободы старопосельной. В казну великого государя платит денежного оброку по рублю с полтиною в год. (...) (л. 214 об.) (...) Да он же Парфен платит с мельницы оброку четыре гривны. А та мельница на речке Синячихе мутовчатая об однех жерновах. С миром платит с лука. Да у него ж Парфена вышеписанной сын ево Гаврило платит полясака на Верхотурье оклад Мугайской волости протиа тритцати одного алтына в год всяким зверем мяхкою рухлядью. Да у сына ж ево Гордея взял напаткою своею прикащик Афанасей Чернышев рубль денег, две чети овса. Яков Виститцков потому ж взял напаткою четь ржи, три пуда железа. (...) А буди что сказали ложно или кого утаил⟨и⟩, и за утайку указал бы великий государь казнить смертию. К сей скаске вместо Парфена Халимина

(л. 215) Во дворе Петр Парфенов сын Халемин невичной пятидесят лет. У него жена Варвара сорока, дети Зотей четырнатцати, Федор девяти, Клементей пяти, Перфилей пяти, Зеновей пятнатцати, Семен четырнатцати, Матрона году. У Зотия жена Анисья восьмнатцати лет. Подымных денег не платит. Собиные пашни на себя пашет малое число в отцовом жеребью. И сено ставит в той же отцовой заимке. А питаетца Христовым имянем. Статков у себя имет скота жеребенок, корова, две овцы, две свиньи. А боше того за ним нет. – и вместо Петра Халимина по их велению Федор Овчиников руку приложил.

Деревня Левина

Деревня Левина

Во дворе Левонтей Васильев сын Старцов семидесят дву лет. У него брат Федор пятидесят пяти лет. А в скаске своей сказал, той слободы старопосельной. Государевы пашни пагет полтрети десятины в поле, в дву потому ж. (...) (л. 215 об.) (...) Сенных покосов не имет, а владет брат ево на петьдесят копен. А вышеписанной брат ево Федор отставной салдат набору Андреяна Ратманова. А отставлен от той службы за ножною болезнью. На себя сена косит на сто копен. А питаетца от ремесла своего откузничные работы. Да у него жена Февронья тритцати пяти лет. У нея (!) дети Василей двенатцати, Елена дву лет. Да у них же живет на подворье брат их Евсей, а писалса он на Алапаевском заводе. У них скота три лошади работных, корова. А боше того за ним нет. А буди что больше взыщетца, и в том на них пеня, а пени что государь укажет. К сей скаске вместо Лео⟨н⟩тья Старцева

Во дворе Сава Михайлов сын Шангин семидесят лет. У него жена Домна семидесят, дети Стефан тритцати, Денис пятнатцати, Анфил тринатцати лет, Елена дватцати, Офимья семнатцати, Лукерья пяти. У Степана жена Орина дватцати пяти, дочь Ховронья году. А в скаске своей сказал, той Невьянской сободы старопосельной. (л. 216) Государевы пашни не пашет, сдал статки своими вышеписанному Кондратью Кочке. (...) С мельницы оброку платит по пяти алтын в год. А та мельница стоит на речке Синячихе мутовка об однех жерновах. Да у него ж Савы вышеписанной сын ево Степан платит в казну великого государя полясака против тритцати одного алтына в год мяхкою рухледью всяким зверем на Верхотурье. (...) А буди что сказал ложно или кого утаил, и за утайку указал бы великий государь казнить смертию. – и вместо Савы Шангина по их велению Федор Овчиников руку приложил.

Деревня Тимошина

Деревня Тимошина

Во дворе Кондратей Обросим⟨ов⟩ сын Быков (л. 216 об.) пятидесят лет. У него жена Соломия пятидесят лет, дети Иг⟨н⟩атей тритцати, Семен дватцати, Андрей десяти, Андрей же году, Акилина девятнатцати, Огафья пятнатцати, Настасья двенатцати, Ховронья пяти, Фекла семи. У Иг⟨н⟩атья жена Ирина тритцати лет. А в скаске своей сказал, той Невьянской сободы старопосельной. Государевы пашни пашет четь десятины. (...) У него ж взял прикащик Афанасей Чернышев лошадь жеребца шерстью гнедова ценою в рубль. (...) К сей скаске вместо Кондратья Быкова –

(л. 217) Во дворе Федор Семенов сын Быков тритцати лет. У него мать Анна штидсеят лет, брат Андрей адинатцати, Григорей девяти. У Федора жена Александра тритцати. У них дети Прокопей четырех, Анна дву, Агафья году. Да у него ж живет дед (имени нет) девяноста лет. А в скаске своей сказал, той Невьянской сободы старопосельной. Государевы пашни пашет треть десятины. (...) А буди что сказал ложно или кого утаил, и за утайку указал бы великий государь казнить ево смертию. – и вместо Федора Быкова по их велению Федор Овчиников руку приложил.

Во дворе Петр Обросимов сын Быков (л. 217 об.) штидесят лет. У него жена Стефанида штидесят пяти лет, дети Анна девятнатцати, Анна ж восьмнатцати, племянники братьни дети Митрофан тритцати, Галахтион дватцати, покормленок Карп пятнатцати. У Митрофана жена Икилина тритцати пяти. У них дети Ульяна четырех, Елена трех, Евдокия двух. У Галахтиона жена Марфа дватцати пяти. У Карпа жена Татьяна тритцати. Да у него ж живет нищей невишной Никон восьмидесят лет. А в скаске своей сказал, той Невьянской сободы старопосельной. Государевы пашни пашет четь и полчетверти десятины. (...) Да он же платит с мельницы оброку по восьм⟨н⟩атцати алтын по две денги в год с вышеписанными Кондратьем да с Федором Быковыми. А та мельница на речке Синячихе (л. 218) мутовчатая об однех жерновах. С кузницы оброку платит по гривне в год. (...) Да у него ж взял прикащик Афанасей Чернышев медведно напаткою своею ценою в сорок алтын. (...) А буди что сказал ложно или кого утаил, и за утайку указал бы великий государь казнить ево смертию. К сей скаске вместо Петра Быкова по его велению Федор Овчиников руку приложил.

Деревня Чечулина

Деревня Чечюлина

Во дворе руской ясашной человек Петр Сулицын сорока пяти лет. У него жена Марья тритцати пяти, дети Сергей семи, Карп трех, Василиса девяти, Ховронья пяти лет. В казну великого государя платит денежного оброку по четырнатцати алтын по две денги. Да он же платит в казну великого государя полясака оклад Мугайской волости против тритцати одного алтына на Верхотурье всякой мяхкой рухледью. (...) (л. 218 об.) Да с мельницы оброку платит по две гривны в год с нев⟨ь⟩янским крестьянином с Обросимом Быковым. А та мельница на речке Путишной мутовка об однех жерновах. (...) К сей скаске вместо Петра Сулицына –

Во дворе Обросим Иванов сын Чечюлин сорока пяти лет. У него жена Марья сорока, дети Осип восьми лет, Параскевья дватцати, Марья пятнатцати, Ирина десяти, Евдокия шти, Марина четырех. Брат Егорей тритцати. У него жена Анна дватцати семи. У них дети Петр году, Степанида трех. У них дедя Иван семидесят пяти лет. А в скаске своей сказал, той Невьянской сободы старопосельной. В казну государю платит денежного оброку по сороку алтын в год. (...) (л. 219) (...) Да с него ж взял прикащик Яков Виститцков две лосины ценою в два рубли с полтиною, прикащик Афанасей Чернышев взял напаткою своею лосину ценою в рубль, Михайло Бибиков малой взял от салдатцва четыре рубли денег да лосину ценою в рубль. (...) – и вместо Обросима Чечюлина по их велению Федор Овчиников руку приложил.

Русские ясачные люди разных деревень

Руские ясачные люди

Во дворе Харитон Васильев сын Клещев сорока дву лет. У него жена Агафья сорока дву лет. У них дети Иван двенатцати, Петр семи лет, Яков трех, у Ивана жена Стефанида (л. 219 об.) дватцати, Марья пятнатцати, Евдокия тринатцати, Улита дву, Татьяна году. А сказал, платит де он в казну великого государя ясак всяким зверем на Верхотурье против тритцати одного алтына да поминков по десяти белок. А тот ясачной платеж платит с прошлого 715 году. А больше того в казну ничего не платит. И на заводе не работал. И с миром ничего не платит. А пашеными землями владет в Клевакинской деревне с крестьяны вповал. (...) А ежели он Харитон что сказал ложно или кого утаил, и за утайку указал бы великий государь казнить смертию.

Руской ясачной человек Сергей Федоров сын Клещев дватцати дву лет. У него жена Параскевья дватцати (л. 220) пяти лет, дети Фрол полугода. У него отец Федор пятидесят шти лет, мать Лукерья пятидесят шти. У Сергея братья Степан семи, сестры Анна дватцати дву, Фекла адиннацати. А сказал он Сергей, что житель де он той Невьянской слободы старопосельной. В казну великого государя платит ясачной платеж всяким зверем против тритцати адного алтына да поминков по десяти белок с прошлого 719 году. А с миром платить ему не велено. А что пожитков, и то писано в скаске з дедею Архипом вместе. А больше то⟨го⟩ за ним ничего нет.

Во дворе руской ясач⟨ной человек⟩ Федор Трифанов сын Тонкушин пятидесят лет. У него жена Наталья пятидесят, дети Иван дватцати шти, Фатей дватцати дву, Родион шеснатцати, Павел десяти, Яков восьми, Симан пяти, Максим году, Максим же полугода. У Ивана жена Матрена тритцати. У Фатея жена Параскевья дватцати пяти. У них (л. 220 об.) дети Марфа двенатцати, Параскевья адиннатцати, Наталья семи, Ирина дву лет. А сказал, платит де он в казну великого государя ясашной платеж всяким зверем махкою рухледью целой ясак против штидесят дву алтын да поминков по десяти белок с лука, итого будет полтина. Да они же платят в казну подымные деньги с невьянскими крестьяны в ряд. На прошлой 720-й год по рублю и по четыре гривны и по две гривны платили сполна. И на 721 год подымные деньги платили сполна ж опроча третных. Да с него ж взял прикащик Афонасей Чернышев четыре рубли денег и⟨з⟩-за мучения да зипун сермяжной. А торгов и промыслов за ним нет. У него скота семь лошадей, пять подросков, восемь коров, два подроска, дватцать овец, десять свиней. Да он же платит в казну с мельницы оброку по полтине на год. А та мельница на речке Ашкарке об однех жерновах. Пашни на себя пашет по шти десятин в поле, а в дву потому ж. Сен⟨н⟩ых покосов владет на пятьсот копен. А боше того за ним ничего нет.

(л. 221) Во дворе руской ясачной человек Елизар Карпов сын Онтонов пятидесят лет. У него жена Аксинья пятидесят дву. У них дети Иван дватцати, Петр трех, Епистимья восьмнатцати, Наталья тринатцати. У Ивана жена Федосья тритцати. У них дети Агафья году. А сказал, житель де он той слободы старопосельной. А платит в казну великого государя ясашной платеж всяким зверем мяхкой рухледью против тритцати одного алтына да поминков по десяти белок против четырех алтын. (...) За ясашной платеж лесными угодьями владет Мугайской волости и по Вязовке речке. А собин⟨н⟩ыми землями владет в той Онтоновской деревне все с крестьяны сповал. (...) (л. 221 об.) (...) А буди что сказал ложно или кого утаил, и за утайку указа⟨л⟩ бы великий государь казнить смертию.

Деревня Ямовская

Деревня Ямовская

Во дворе Петр Микитин сын Ямов штидесят лет. У него жена Лукирья сорока пяти. У него дети Григорей тритцати дву, Микита дватцати дву, Стефан четырнатцати, Микифер четырех, Прокопей полугода, сестра Аксенья сорока, Федора десяти лет, Татьяна пятнатцати, пасынок Влас восьми. У Григорья жена Федосья дватцати 7 лет, Параскевья четырех лет. А в скаске своей сказал, той Невьянской слободы старопосельной. Государевы пашни пашет полдесятины без малые трети десятины. (...) (л. 222) (...) Да он же платит мельнишного оброку по гривне. А та мельница на речке Ольховке мутовка о двух жерновах. (...) А буди он Петр что сказал ложно или кого утаил, и за утайку указал бы великий государь казнить ево смертию. К сей скаске вместо Петра Ямова по его велению Федор Овчиников руку приложил.

Во дворе Мирон Терентев сын Ямов дватцати лет. У него жена Татьяна дватцати пяти, дети Максим году, брат Алексей десяти, сестры (!) Елена двенатцати, да тетка Фекла пятидесят пяти лет. Государевы пашни пашет треть десятины. (...) (л. 222 об.) (...) К сей скаске вместо Мирона Ямова –

Во дворе Кирило Микитин сын Ямов сорока пяти лет. У него жена Устинья сорока, дети Матвей дватцати, Филип восьми, Левонтей пяти, Ирина десяти, Агавья восьми лет. А в скаске своей сказал, той Невьянской слободы старопосельной. Пашенных земель и сенных покосов за ним нет. А в прошлых годех взят он Кирило под завод, а государева пашня полтрети десятины снята и поныне впусте. А торгов и промыслов за ним нет. А ежели сказал ложно или кого утаил, и за утайку указал бы великий государь казнить смертию. – и вместо Кирила Ямова по их велению Федор Овчиников руку приложил.

Деревня Толмачевская (1/2)

(л. 223) Деревня Толмачевская

Во дворе Мирон Сергев сын Харлов восьмидесят четырех лет вдов. У него дети Иосиф сорока четырех, Епифан тритцати треъ лет. У Осипа жена Параскевья тритцати двух, дети Панкратей году, Марья десяти лет, Настасья восьми. У Епифана жена Ирина дватцати трех, Параскевья году. А в скаске своей сказал, той Невьянской слободы старопосельной. Платит в казну великого государя денежного оброку по рублю в год. (...) (л. 223 об.) (...) А буди что сказал ложно или кого утаил, и за утайку указал бы великий государь казнить смертию. К сей скаске вместо Мирона Харлова по его велению Федор Овчиников руку приложил.

Во дворе Иван Оксенов сын Малетин штидесят лет. У него жена Евдокия пятидесят трех лет, дети Степан девяти, Соломия восьмнатцати, Марья пятинатцати, Федосья семи, Агрипина шти лет. А в скаске своей сказал, той Невьянской слободы старопосельной. В казну великого государя платит денежного оброку по полтине в год. (...) (л. 224) (...) А буди что сказал ложно или кого утаил, и за утайку указал бы великий государь казнить ево смертию. К сей скаске вместо Ивана Оксенова –

Во дворе Филат Левонтиев сын Харлов штидесят четырех лет вдов. Братья Лазарь штидесят дву вдов, Иев пятидесят одного году. У Ивана жена Устинья пятидесят. У Филата дети Петр тритцати двух, Федор тринатцати, Матрена пятнатцати. У Петра жена Матрона тритцати двух, дети Микифер трех, Феофан дву. У Лазаря дети Данило тритцати четырех, Феларит (!) дватцати одного, Василей пятнатцати, Елисей четырех. У Данила жена Федора тритцати четырех, дети Нифантей шти, Афонасей четырех, Икилина году. У Феларита жена Агрипина дватцати одного году. У Лазаря дочери Анна дватцати дву, Степанида штинатцати лет, (л. 224 об.) Ирина десяти. У Ивойла дети Обросим восьмнатцати, Ненила штинатцати, Фетинья семи, Анна пяти. У Обросима жена Ефимья дватцати одного году, сын Кузма году. А в скаске своей сказал, той Невьянской слободы старопосельной. В казну великого государя платит денежного оброку по рублю с полтиною в год. (...) Да он же платит с мельницы оброку по десяти алтын в год з дедьями своими с Мироном да с Трофимом. А та мельница на речке Толмачихе колещатая об однех жерновах. (...) – и вместо Филата Харлова по их велению Федор Овчиников руку приложил.

(л. 225) Во дворе Трофим Сергев сын Харлов семидесят трех лет. У него жена Параскевья семидесят трех. У них сын Иван сорока пяти. У Ивана жена Агафья сорока, дети Прокопей десяти, Павел восьми, Василей дву, Татьяна семи, Евдокия году. А в скаске своей сказал, той Невьянской слободы старопосельной. В казну великого государя платит денежного оброку по дватцати по три алтына по две денги в год. (...) А буди что сказал ложно или кого утаил, и за утайку указал бы великий государь казнить смертию. К сей скаске вместо Трофима Харлова –

(л. 225 об.) Во дворе Михайло Андреев сын Подкорытов пятидесят пяти лет. У него жена Федосья пятидесят трех. У них дети Степан дватцати двух, Меркурей семи. У Степана жена Федосья дватцати, дочь Анна десяти недель. А в скаске своей сказал, той Невьянской слободы старопосельной. В казну великого государя платит денежного оброку по дватцати алтын в год. (...) А буди (л. 226) что сказал ложно или кого утаил, и за утайку указал бы великий государь казнить смертию. – и вместо Михайла Корытова (!) по их велению Федор Овчиников руку приложил.

Во дворе Борис Левонтиев сын Глухих пятидесят шти лет. У него жена Устинья пятидесят шти, дети Микифер дватцати, Катерина семинатцати, Ефимья штинатцати, Анна семи. У Микифера жена Лукерья дватцати. У них дети Лаврентей трех, Агрипина году, Ксенья десяти недель. А в скаске своей сказал, той слободы старопосельной. В казну великого государя платит денежного оброку по одинатцати алтын в год. Подымных денег не платит. В прошлом ѰК-и году на Алапаевских заводех не рабатывал. Да у него ж Бориса вышеписанной сын ево Микифер платит полясака в казну великого государя на Верхотурье оклад Мугайской волости против тритцати одного алтына да поминков по десяти белок. (...) (л. 226 об.) (...) А буди что сказал ложно или кого утаил, и за утайку указал бы великий государь казнить смертию. К сей скаске вместо Бориса Глухих по его велению Федор Овчиников руку приложил.

Во дворе Петр Левонтиев сын Глухих сорока лет. У него мать Матрена девяноста лет. У него жена Домна сорока, сын Левонтей семинатцати лет. У Левонтья жена Елена семинатцати, покормленка Агрипина году. А в скаске своей сказал, той Невьянской слободы старопосельной. В казну великого государя платит денежного оброку по десяти алтын в год. (...) (л. 227) (...) Да у него ж живет брат ево Емельян пятидесят дву лет. У него жена Марина сорока пяти, дети Иван штинатцати, Настасья девятнатцати лет, Агафья восьм⟨н⟩атцати, Федосья тринатцати. У Ивана жена Ефимья семнатцати лет. А в скаске своей сказал, той Невьянской слободы старопосельной. На 720-й год в рублевую подымшину платил (...) Денежного оброку платит по десяти алтын в год. Да он же Емельян платит полясака в казну великого государя на Верхотурье оклад Мугайской волости против тритцати одного алтына всяким зверем да поминков по десяти белок в год мяхкою рухледью. (...) (л. 227 об.) (...) А буди они что сказали ложно или кого утаили, и за утайку указал бы великий государь казнить их смертию. К сей скаске вместо Петра Глухих по его велению Федор Овчиников руку приложил.

Во дворе Алексей Дорофев сын Подкорытов семидесят лет. У него жена Оксинья штидесят. У них дети М⟨а⟩рко тритцати трех малоумен, Василей дватцати, терентей шаснатцати, Ирина дватцати пяти, Акулина дватцати дву. А в скаске своей сказал, той Невьянской слободы старопосельной. В казну великого государя платит денежного оброку платит (!) по рублю в год. (...) (л. 228) (...) А буди что сказал ложно или кого утаил, и за утайку указал бы великий государь казнить смертию. К сей скаске вместо Алексия Подкорытова, –

Во дворе Осип Васильев сын Задворной пятидесят лет. У него жена померла, дети Петр пятнатцати, Алексей шти, Авдотья пяти, Марья трех лет. А в скаске своей сказал, той Невьянской слободы старопосельной. В казну великого государя платит денежного оброку по четыре гривны на год. (...) (л. 228 об.) (...) А буди что сказал ложно или кого утаил, и за утайку указал бы великий государь казнить смертию. – Осипа Задворного по их велению Федор Овчиников руку приложил.

Во дворе вдова Ирина Петрова дочь пятидесят лет. У ней дети Еремей десяти, Трофим семи, Трофим полугода, Ирина дватцати, Евдокия семнатцати, Мавра двенатцати, Агафья 5, Федосья трех лет. В казну великого государя платит по дватцати алтын в год. (...) (л. 229) (...) К сей скаске вместо вдовы Ирины Петровы по ей велению Федор Овчиников руку приложил.

Во дворе вдова нищая Икилина Степанова дочь штидесят лет. У нея дети Ирина семинатцати лет. А в скаске своей сказала, пашенных земель и сенных покосов не владет. А питаетца Христовым имянем. Да у нея ж живет на подворье Иван Афонасьев сын Пшанишников пятидесят лет. У него жена Дарья сорока, дети Дементей трех, Матрона полугода. А в скаске своей сказал, урожденец де он Тагильской слободы, ямской охотник. А емскую гоньбу здал ямскому ж охотнику ⟨с⟩ пожитками. А ныне питатца Христовым имянем и никакой работы рабить не может за скорбию своею. А ежели они что сказали ложно или кого утаили, и за утайку что государь укажет. (л. 229 об.) У них скота лошадь, три коровы, две овцы, два подроска, две свиньи, а больше того нет. К сей скаске вместо вдовы Икилыны (!) Степановы –

Во дворе отставной салдат Степан Алексеев сын Подкорытов сорока четырех лет. У него жена Ирина сорока. У него дети Игнатей десяти, Алексей шти, Евсей трех, Татьяна восьми, Устинья году. Подымных денег не платит. Пашенных земель и сенных покосов за ним нет. С миром ничего не платит. А отставлен он от той салдацкой службы свобожден за глухотою своею. У него скота лошадь, корова, овца. А боше того за ним ничего нет. – и вместо отставного салдата Степана Подкорытова по их велению Федор Овчиников руку приложил.

Деревня Глазунова

Деревня Глазунова

Во дворе Михайло Артемьев сын Аколевых штидесят девяти лет. У него жена Палагия щтидесят одного лета, (л. 230) дети Петр дватцати трех лет. У него жена Мавра тритцати трех лет. У него дети Иван трех, Ларион году, дочари Евдокия дватцати трех. У Петра дочери Акулина двенатцати, Марья десяти, Анна дву лет. А в скаске своей сказал, той Невьянской слободы старопосельной. В казну великого государя платит денежного оброку платит (!) по дватцати алтын в год. (...) А буди что сказал ложно или кого утаил, и за утайку указал бы великий государь казнить смертию. К сей скаске вместо Михайла Аколевых по его велению Федор Овчиников руку приложил.

Деревня Толмачевская (2/2)

(л. 230 об.) Бобыль Филип Васильев сын Мошков дватцати пяти лет. У него жена Фекла дватцати пяти, детей нет. Живет на подворье у Осипа Задворного. А в скаске своей сказал, урожденец де он Тагильской слободы, ямской охотник, и поныне ямскую гоньбу гонят с верхотурскими охотники до соли Камской и до Туринска. А служеб никаких не служит и работать не может. А пахотных земель и сенных покосов не владет. А статков у него восемь скотин р⟨о⟩гатых, две свиньи. А боше того за ним нет. К сей скаске вместо бобыля Филипа Мошкова, –

Деревня Кабакова (2/2)

Живет на подворье у Семена Баева крестьянской сын Родион Никонов сын Панов тритцати лет. У него жена Анна тритцати, Алампия семи, Матрена году. А в скаске своей сказал, вместо де себя в саладтцкую службу нанял. Пашен⟨н⟩ых земель и сенных покосов за ним нет. С миром не платит. Питаетца работою своею. А больше того за ним нет. – Родиона Панова по их велению Федор Овчиников руку приложил.

Деревня Куликовская

(л. 231) Деревня Куликовская

Во дворе Дорофей Кондратьев сын восьмидесят пяти лет вдов. У него сын Андрей пятидесят. У него жена Фекла сорока, дети Иван пятнатцати, Клементей четырех, Дарья восьминатцати, Ирина четырнатцати, Евдокия десяти, Домна пяти, Василиса двух лет. А в скаске своей сказал, той Невьянской слободы старопосельной. Государевы пашни пашет четь десятины. (...) К сей скаске вместо Дорофия Кондратьева, –

(л. 231 об.) Во дворе Иван Андрев сын Носков штидесят трех лет. У него жена Ховронья пятдесят одного лета, дети Прокопей дватцати, Ирина дватцати. У Прокопья жена Федора дватцати пяти, сын Федор дву, Ирина году. А в скаске своей сказал, той Невьянской слободы старопосельной. Государевы пашни пашет четь десятины. (...) А буди что сказал ложно или кого утаил, и за утайку указал бы великий государь казнить смертию. – к сей скаске вместо Ивана Носка (!) по их велению Федор Овчиников руку приложил.

(л. 232) Во дворе Степан Никиферов сын Костылев штидесят лет. У него жена Ирина сорока, дети Кондратей двенатцати, Дмитрей десяти, Офонасей пяти, Артемей четырех лет, Татьяна четыр⟨на⟩тцати, Матрона семи, Анна полугода. А в скаске своей сказал, той с⟨л⟩ободы старопосельной. Государевы пашни пашет полтрети десятины. (...) А буди что сказал ложно или кого утаил, и за утайку указал бы великий государь казнить смертию. К сей (л. 232 об.) скаске вместо Степана Костылева по его велению Федор Овчиников руку приложил.

Винокурня Алапаевских железных заводов

(л. 233) Да при той же Невьянской слободе построена винокурня Алапаевских железных заводов строение камисара Тимофея Бурцова по указу великого государя. А построена в прошлом 1714-м году.

А при той поварне построен двор государев ради приезду надзирателям. А в том дворе живет Исак Семенов сын Анкудинов сорока лет. У него жена Елена тритцати, дети Зеновей трех, Лукоян пяти, Ирина дву лет. А сказал, родом де он был Усолья Камского крестьянской сын. А в казну великого государя платил по запросным указом подымные деньги все сполна. И в том тягле осталса брат ево родной. А он де Исак ⟨взят⟩ по указу к той винокурне в работу в прошлом 714-м году. И при той винокурне никаких податей не платит. Пашенных земель и сенных покосов за ним нет. А сено ставит на государеве земле, которая дана к той винокурне по указу великого государя. Статков у себя имет скота лошадь да корова, один поросенок, две овцы, а больше нет.

(л. 233 об.) Во дворе Иван Иванов сын Старостин сорока пяти лет. У него жена Анна тритцати, дети Иван трех, Максим дватцати недель. А сказал, родом де он был усолец, Соли Камской посацкой человек. А платил в казну великого государя посадцкое тягло по указным запросам. А на тоя винокурню взят по указу великого государя к той винокурне в работу в прошлом 714-м году. А пашенных земель и сенных покосов за ним нет. А сено ставит на государеве земле, которая отведена по указу великого государя к той винокурне. Статков у себя имет скота две лошади работных, один подросток, две коровы. А больши того за ним Иваном ничего нет.

Во дворе Карп Михайлов сын Булыгин тритцати пяти лет. У него жена Ефимья тритцати, дети Егор дву, Евдокия пяти лет. А в скаске своей сказал, родом де он Соли Камской посадцкой человек. А то посадцкое тягло тянет отец (л. 234) ево да брат. А он Карп взят к той винокурне в работу по указу великого государя в прошлом 714-м году. Пашенных земель и сенных покосов за ним нет. А сено ставит на государеве земле, которая дана по указу к той винокурне. Статков у себя имет скота лошадь, два подроска, две коровы, два подроска, овца. А боше того за ним ничего нет.

Во дворе Яков Никитин сын Коротов сорока трех лет. У него жена Фекла тритцат трех, дети Маремьяна семи лет, А сказал, родом де он Соли Камской, жил в бобылях и платил в казну великого государя бобыльской оброк по две гривны в год. А к той винокурне взят по указу в прошлом 714-м году в работу. А пашенных земель во владение за ним нет. Сено ставит на государеве земле, которая дана по указу к той винокурне. Статков у себя имет скота лошадь, корову, подросток, овца. А больше того за ним нет.

Во дворе Парфен Афонасьев сын Шумиловых тритцати трех лет. У него жена Марфа дватцати восьми, дети Антон семи, Поликарп дву, Ирина году. А сказал, родом де он был Соли Камской крестьянской сын и платил в казну великого государя по указом всякие подати з братьями своими. И в том тягле остались братья его. А ⟨о⟩н Парфен к той винокурне взят по указу в работу в прошлом 714-м году. А пашенных земель и сенных покосов за ним во владение нет. Сено ставит на государеве земле, которая дана по указу к той винокурне. Статков у себя имет скота лошадь, один подросток, две коровы, два подроска. А больше того за ним ничего нет.

Во дворе Яков Семенов сын Телицын пятидесят пяти лет. У него жена Катерина сорока четырех лет. (л. 235) А сказал, родом де он был Соли Камской посадцкой человек и платил в казну великого государя посадцкое тягло по запросам сполна. И в том тягле осталса брат ево. А он де Яков взят к той виинокурне в работу по указу великого государя в прошлом 714-м году. А пашенных земель и сенных покосов за ним нет. А сено ставит на государеве земле, которая дана к той винокурне по указу великого государя. Статков у себя имет скота лошадь, один подросток, две коровы, две овцы. А больши того за ним ничего нет.

Во дворе Родион Калинин сын Коченгин сорока лет. У него жена Елена пятидесят, дети Ларион году. А сказал, родом де он был Соли Камской крестьянской сын и всякие подати платил в казну великого государя с крестьяны вповал. И в том тягле осталса отец ево (л. 235 об.) и братья. А он Родион взят к той работе на винокурню по указу великого государя в прошлом 714-м году. Пашенных земель и сенных покосов во владение за ним нет. А сено ставит на государеве земле, которая дана по указу к той винокурне. Статков у себя имет скота лошадь, две коровы, две овцы. А больши того за ним ничего нет.

Во дворе Сава Петров сын Щупов тритцати лет. У него жена Параскевья тритцати дву, дети Максим четырех, дети (!) Терентей трех, Михайло полугода, Настасья семи, Марья дву, брат Данило дватцати пяти, Мавра дватцати, Стефанида семи. У них мать Домна штидесят лет. А сказал, родом де он был той Невьянской слободы старопосельной. А отец ево Петр переведен по указу из крестьянства на Алапаевские заводы в кузнецы, а с того заводу взят на винокурню в кузнецы ж ради починки снастей в прошлом 714-м году. И после де отца своего живет при той поварне. А пашенных земель и сенных (л. 236) покосов за ним нет. А сено ставит на государеве земле, которая дана к той винокурне по указу великого государя. Статков у себя имет скота лошидь, один подросток, корову, три овцы. А больши того за ним ничего нет.

Во дворе Федор Родионов сын Нагибин сорока одного лета. У него жена Анна тритцати восьми, дети Макар девяти, Иван году. Брат Иван тритцати лет. А сказал, родиной де он был вологжанин. А тамо живучи, в каком тягле жил, того не паметует за малолетцством своим. А в Сибирь пришел в малых летех. А взрос на Алапаевских заводех. А к той винокурне взят в работу в прошлом 714-м году. Статков у себя имет скота две лошади работных, один подросток, две коровы, трое подросков. А больше того за ним ничего нет.

(л. 236 об.) Живет в одном дворе с Родионом Калининым Гурей Иванов сын Новоселов сорока пяти лет. У него жена Марья сорока лет. А сказал, родом де он был города Еринского, жил во крестьянах и платил в казну великого государя по запросным указом всякие подати платил (!). И в том тягле остались отец ево да брат. А в Сибирь пришел в прошлом 701-м году гулящим бытом. И жил в Невьянской слободы у свещенников. И взят на тоя винокурню в работу в прошлом 714-м году. Пашенных земель за ним нет. Сено ставит на государеве земле, которая дана по указу великого государя к той винокурне. Статков у себя имет скота лошадь, один подросток, две коровы, овца, свинья. А больши того за ним ничего нет.

Табель

Числа приводятся как в оригинале с сохранением допущенных при подсчете ошибок.

(л. 237)

Дворов Малолетные до 15-ти лет Работники от 15-ти до 60 лет Старые выше 60 лет Всего Обоих полов
Мужеск Женск Мужеск Женск Мужеск Женск Мужеск Женск
Дети боярские 7 8 12 10 14 3 4 23 30 53
Церковничьих 11 15 11 11 20 2 1 28 32 60
Приказных служителей 3 9 5 6 13 --- --- 14 18 32
Беломесничьих 12 17 18 12 16 1 4 30 38 68
Крестьянских пашенных 347 769 701 503 711 181 109 1453 1521 2974
Крестьянских денежных оброчных 38 86 83 70 91 24 14 180 191 371
Посадцких 4 8 4 5 9 2 1 15 14 29
Ясашных 14 29 35 21 29 3 3 53 67 120
Бобылских и нисщетных 34 51 48 27 47 19 12 97 107 204
Салдатцких 6 11 12 9 8 1 --- 21 20 41
Мельничей з засыпкой 1 1 --- 1 2 1 1 3 3 6
Поваренных жителей 9 13 7 12 11 --- 1 25 19 44
Всего 486 1017 936 687 973 237 150 1941 2059 4001

К сей табели Невьянской слободы пищей дьячек Яков Соломин руку приложил.