Опубликовано
28.09.2018

Дело об избиении крестьянами деревни Киприной Аятской слободы солдата Экспедиции о изыскании каменьев (18–21.07.1777)

ГАСО. Ф. 770. Оп. 1. Д. 226. Лл. 4–5, 7–7 об.
Набор текста: А. Г. Ушенин.

(л. 4) № 208

Из Екатеринбургской судных и земских дел канторы в Экспедицию о изыскании разных родов цветных каменьев

По присланному в здешную судных и земских дел кантору из оной Экспедиции сообщению в битии команды оной Экспедиции салдата Григорья Семенова и отнятии у него шпаги Аяцкой слободы в деревне Киприной той деревни крестьянами Дмитреем, Осипом Ворониными, Афонасьем болшим и малым Новоселовыми и Андреем Ведениктовым в здешней судных и земских дел канторе на основании законов следствие произведено, и на оное определено как по тому следствию открылось, что ведомства оной о изыскании разных родов цветных каменьев Экспедиции салдат Григорей Семенов, будучи Аяцкой слободы в деревни Киприной не для пьянства, как староста сюда репортовал, а ко взятью крестьян Вахромеевых ко указанию приисков цветных каменьев, и в ночное время у Василья Вахромеева спал на крыльце.

Крестьяне ж Дмитрей Воронин, Афонасей болшей и малой Новоселовы и Андрей Ведениктов усмотря ево и придя ввечеру позд⟨н⟩о во двор, наидя на него и подняв ево от сна, зделали с ним ссору, что заслыша жена Вахромеева (: которая по приводе к присяге показала :) принуждена вытти на крылцо, где усмотрела, что те крестьяне оного салдата били в бока кулаками, от чего она отняв ево, самих же тех крестьян протолкала с того крылца во двор. Но не быв тем довольны, паки пришед они и внесли с собою во двор якоб пьяного мужика, где также видя она принуждена ж нашлась вытти из избы, отпереть сени и салдата ухоронить в оных сенях. И как скоро оной салдат в оные взошел, то и Воронин за ним звался тут же ево бить, у которого уже Афонасей болшей Новоселов и шпагу отнял (л. 4 об.) и ломал проговаривая, надобно де так же и салдата изломать.

А когда назавтрее оной салдат пришел в дом крестьянина Белоусова для объявления о своей обиде, тогда брат Воронина Осип прийдя тут ево таскал же за волосы, потом и в селе Черемиском нагнав бил же и связал, отчего он Осип и сам не отпирается, следователно в сей драке салдатской винности нисколько и нет, а винными той драки состоят и начало оной зделали Новоселов, Ведениктов и Воронин. И сверх того и шпагу у него отняли и били, хотя ж Дмитрей и говорит, будто оной салдат посек шпагою у него руку, но тот салдат от того отзывается, что он Воронин порезал ее сам, когда отнимал у него ту шпагу, что и статься может, и в том того салдата никак винить не можно, потому что как из дела видно, не он сам ту шпагу наперед вынимал, а оне на него нападая оную от него отнимали и в том отъеме один не давая, а другой усилствовался, где и порезание перстам лехко приключится может.

В разсуждении сего оных Ворониных, Новоселовых и Ведениктова за таковое их наглое на салдата нападение, озорничество и битье ево, также и отъем у него шпаги, дабы им впредь так делать было неповадно и смотря на то другие к таковым же поступкам не отваживались, по силе уложенного 10-й главы 136-го пункта по требованию Экспедиции о изыскании каменьев и по словесному приказанию главного здесь командира его высокородия господина статского советника Петра Ивановича Рычкова на доклад здешней канторы главным судьею господином подполковником и ковалером Позниковым, наказать в тех местах, где они показанные дерзости чинили, при собрании народа при посредстве командированного (л. 5) от той Экспедиции офицера нещадно плетьми, для чего и командирован канцелярист Иван Баюнов, и велено ему по исполнении возвратясь сюда репортовать. А отнятую у оного салдата шпагу ему возвратить и возвращена (!). Старосте ж предписано по силе того ж уложенного пункта с них же Ворониных с товарыщи взыскать тому салдату за бой, увечье и бесчестье по показанию от Экспедицыи справкою против ево оклада вдвое, то есть восемнатцать рублев девяносто копеек, и с них в казну пошлин пять рублев семдесят семь с половиною копейки, и по взыскании для удоволствия салдата, а пошлины к записке в приход, прислать в здешную кантору немедлянно при репорте.

Июля 18 дня 1777 года.

Подполковник Василей Позняков.

Колежской ассесор Семен Метлин.

Секретарь Иван Суворов.

Подканцелярист Роман Пушкарев.

(л. 7) № 204. Подан 21-го июля 1777 года.

В Экспедицию о изыскании каменьев

От подпорутчика Ивана Кирпичникова
Рапорт

В силу данного мне из оной Экспедиции сего июля 18-го дня под № 245-м писменного приказу, коим велено мне ехать Аятской слободы в деревню Киприну, по приезде в которую по произведенному в Екатеринбургской судных и земских дел канторе следствию той деревни крестьян Дмитрея и Осипа Ворониных, Афонасьев большаго и малого Новоселовых и Андрея Ведениктова за учиненное ими наглое на салдата Григорья Семенова нападение, озорничество и битье ево, также и отъем у него шпаги, дабы им впредь того делать было неповадно, и смотря на то другие к таким же поступкам не отваживались, по силе уложенного 10-й главы 136-го пункта, наказать в тех местах, где они показанные дерзости чинили, при собрании народа при отправленном из земской канторы канцеляристе Иване Баюнове нещадно плетьми, и по исполнении возвратясь о том в Экспедицию рапортовать.

И во исполнение коего повеления я в деревню Киприну ездил и обще с посланным от земской канторы канцеляристом Баюновым вышепоказанным крестьяном в страх другим при собрании народа в тех местах, где оные точно салдату Семенову озорничество и битье чинили, всходствии вышепрописанного заключенного по земской канторе по законам определения наказание учинено нещадное плетьми, а имянно в деревнях Киприной Афонасьев большаго и малого Новоселовых, (л. 7 об.) в Шайтанке Андрея Ведениктова, в Черемиской Дмитрея и Осипа Ворониных.

О чем Экспедиции о изыскании каменьев сим покорнейше и рапортую. Подпорутчик Иван Кирпичников.

Июля 21 дня
1777 года
Екатеринбург